Дмитрий Монтана
Ди лер


Бля, ко мне кто-то прилег…

– Дядь-дядь, как сам, я к тебе чуть-чуть прилягу?

Это был Макс, он со всеми находил общий язык, в том числе и с моими родителями. И вот он, сука, здесь обломал мне весь кайф…

– Тебе че надо, придурок? – не выдержал я.

– Ой, дядя, херовато после вчерашнего, ты-то как?

– До тебя было лучше.

– Ну, давай, одевайся, пойдем курнем, дело есть.

– Хары за жопу меня трогать, встаю.

Я отправился на балкон, чтобы искурить свою первую сигаретку. Надо было набрать Любе:

– Привет…

– М-м-м, привет…

– Как поживает самая красивая в мире?

– И глаза заблестели, и улыбка шире, – она рассмеялась.

– Может, встретимся сегодня, поедем в клуб?

– А это ты из-за той смс, наверное, теперь думаешь, что я развратная и доступная? Я просто у сестры на дне рождения была, немного с алкоголем перебрала.

– Нет.

– Что нет? Не развратная, а просто доступная или недоступная, но просто развратная?

– Я так не думаю…

– Ну, тогда давай!

– Что давай?

– Приглашай, или что ты там собирался. Тимур, я просто только встала, мне плохо, и я немного злая… Но если ты хочешь меня пригласить провести вечер с тобой – я за. Так во сколько мне надо быть готовой?

– В восемь, в девять я за тобой заеду.

– Ты знаешь, где я живу?

– Навел справки.

– Тогда до вечера, буду ждать звоночка.

Макс сидел, конечно же, у меня на кухне, пил чай с бутерами и разговаривал за нелегкую жизнь с моей мамой.

Мама спросила, буду ли я завтракать. Я ответил, что не голоден, и показал Максу на выход.

На улице была погода не айс. Собирался то ли дождь, то ли апокалипсис. Мы прыгнули в «восьмерочку». Макс достал пипетку и стал приколачивать. Я тогда первый раз понял, для чего же они, оказывается, нужны.

– Бля, братан, нах мы все время деньги на белку тратили? – сказал Максон. – Вот ведь – вечная белка есть, парняги с Калужки подсказали…

– Че за дело? – ответил я, вдыхая смоук.

– Бля, братух, типы сто спрашивают и по норм цене, в наваре сразу по пятнадцать осядем.

Я курнул и задумался.

– А че за типы?

– Ну, ты их не знаешь… Да какая разница, че за типы. Нормальные парни… Все ровняк, я отвечаю.

Я курнул и еще больше задумался. С одной стороны, сделать пятнашку за полчаса – это зачет, с другой – можно потерять все… В том числе и ее. А она – самое дорогое для меня на свете.

– Не, Макс, я пас…

– Ты че, дядь… Ты так и хочешь сверточки раскидывать? В чем проблема?

– Да я хз, что это нормальные парняги, а не разработка…

– Паранойя, я тебя понял… Берешь, короче, вес, я все дальше сам делаю, у тебя риска никакого, домой потом котлету завезу.

– Бля, Макс, сотку не так просто будет… А лавэ-то есть?

– Да, они половину уже зарядили, докинем с тобой, и все збс!

– Давай я подумаю, наберу через часик…

– А хули тут думать, жду звонка через час.

– А Миша-то где?

– Его тошнит после вчерашнего, – заржал Макс.

Когда он свалил, я завел тачилу и помчал по району. Я всегда так делал, когда мне надо было подумать. Только теперь включил расслабляющий чилаут вместо рэпочка. Чил сломил мои мысли, я пришел к выводу, что все, что не предначертано, – черчу я! Вот такой я самоуверенный… (Дальше кто для кого как.)

Я отзвонился куда надо, рассказал суть вопроса…

– Сможем сегодня?

– Тимыч, голос у тебя какой-то странный.

– Голос нормальный, бухал вчера.
this