Дмитрий Монтана
Ди лер


Я поймал мастера, и мы отправились домой. Хороший джаз, игравший у таксиста, погрузил меня в мысли. Я не думал о чем-то конкретном, просто мне было – охуенно. Судя по глазам Любы, она тоже была довольна. Через полчаса я был уже дома. Я открыл бумажку, где она написала свой телефон и эти строчки: «Тимурчик, спасибо тебе огромное за круто проведенное время. Спокойной ночки. Надеюсь, скоро увидимся». Меня переполняли эмоции, поэтому я не стал ничего гонять и сразу заснул.

3

Проснулся я от ярких лучей солнца и криков детворы, игравшей под окнами. Два часа дня на часах говорили, что прошлый вечер прошел как надо. На кухне что-то готовила мама, кот кайфовал от всего происходящего. В голове пронеслось, что сегодня меня ждет отличный денек. Отглотнув чая, я закурил первую утреннюю сигареточку, такая уж у меня гимнастика – без нее организм не просыпается. Во дворе появилась «девятка» Макса. Увидев меня на балконе, они с Михеем начали свистеть, изображая конкретных колхозников.

– Выходи-и-и! – заорал Макс.

– Ну, полно вам кричать. Сейчас увыйду.

Завязав белые кроссовочки, я вышел на площадку. Вызвал лифт… В подъезде воняло перегаром, бомжатиной, мочой. Я обернулся посмотреть, нет ли там трупов. На полу лежала куча картона, пластиковые стаканы, гора бутылок из-под бухла, остатки селедки на газете. Я на секунду представил, какой тут вчера был сейшен.

– Долбаные алконавты, – произнес я вслух.

Выйдя на улицу, прыгнул в машину на заднее сиденье.

– Здорово, парни.

– Здорово, дружище. Как вчера выходные?

– Да классно все. В клубе с девочкой. Вы чем занимались?

– Мы на районе набухались, скурили по грамму. Короче, еле добрались. Макс еще черту какому-то нарезал.

– Весело. Куда едем?

– Че думаем-то. Травы нельзя той взять? – спросил Макс.

– Нормальный дубас оказался?

– Хороший! Хороший…

– Ну, можно подумать.

– Давай до «Биг-Мачихи» домчим, а то не помню, когда ел что-то.

– Майбродыч, ты как?

– Ни маковой росинки за два дня.

По дороге мы встретили Ваню, который спросил про дурь. Я понял, что тема пользовалась огромным интересом.

Солнце, открытая «девяточка», играет хороший рэпчик, девочки уделяют нам особое внимание, Макс посылает им респекты и успевает поболтать на светофоре с каким-то дачником о поршневой. Все ровно… Мысли о вчерашнем добавляют еще больше позитива. Мы зашли в бистро, расположились на диванчиках, Макс погнал за заказом. Я начал прозвон.

– Але, Димон, братан, здорово. Это Тимур.

– Здорово.

– Как сам?

– Бля, да тусил по-жесткому, чуть живой, короче. Ты как?

– Да я вроде в поряде. Димон, я че звоню. Там придумать можно что-нибудь?

– Ты за тот лавэ приготовил?

– Да, я как раз завез бы тебе пятерку и еще за нал взял.

– Сколько надо?

– Ну, надо прикинуть.

– Давай тогда на вечер все перенесем. Ты мне в шесть набери, ок?

– Я понял, тебя. Созвон.

Макс пришел со жрачкой.

– Офигели с моего телефона ху… поймешь кому звонить. На ху… мне это надо, Тимыч?

– Слышь, дружище, ты погнал, что ли? По-моему, это ты мне про дурь мозги парил. Или с таксофона сгонять позвонить? – в жесткой форме ответил ему я.

– Я не про то, просто пора на свои мобилы деньги класть.

– И своих барыг заводить.

– Ладно, не гони.

Нас перебил Михей:

– Хорош вам, бля. Дайте пожрать. Ну, что там, Майброд?

– Сколько надо?

– Ну, может, на десять наскребем? – засуетился Макс.

– Я тоже об этом думаю.

– Я себе четыре возьму.

– Михей, с тобой по три справимся?

– Найдем.

– Годится.

В шесть часов мы летели на Алтуфьевку. Надо будет позвонить Любе, сходить куда-нибудь прогуляться с ней. Бля, паранойя сшибает, десять – это ведь не стружка, это, сука, кружка. А если кидос? А если прием? Судя по лицам пациков, они гоняли о том же. Надо бросить это нахрен. Сейчас делюгу провернем, и в жопу все. Самому уже смешно. Хочу себя успокоить. Бля, вот этот дом. Парни подбивают бабки.

– Стремно? – спросил Макс.
this