Дмитрий Монтана
Ди лер


– Нет. Отвези меня ко входу.

Она была нехуево расстроена, и я мог это понять: наступало то время, когда эйфория заканчивалась. Все заканчивалось: пати, «всегда вместе», тишина и бесконечные разговоры… Наступали унылые будни. Депрессия заполняла меня все сильнее. Я завел машину и направился задом по тропинке.

«Все когда-нибудь заканчивается!» – подумал я. И почему-то произнес вслух:

– Самое главное, всегда уважай соперника!

– Это ты к чему?

– Не пойму… Но есть одна история… Когда один хоккейный защитник применил силовой прием против перспективного нападающего, тот получил серьезную травму и впал в кому. Защитник на протяжении всего времени находился в больнице. Представляешь, они соперники, они готовы порвать друг друга, а в случае беды он тоже испытывал боль… В общем, хоккеист этот умер, а защитник, талантливый и многообещающий, больше никогда не играл. Прикинь, насколько он уважал своего соперника, своего брата по оружию.

– И что с ним стало?

– История об этом умалчивает.

Мы подъехали. Люба, поцеловав меня, добавила:

– Я поняла про защитника. Это сильно. Увидимся.

Я стал набирать Михею. Через десять минут появились парни. И мы уже летели по Можайке. Макс не умолкал всю дорогу. Как это круто – оупен-эйр. Михей глумился, соглашаясь со всеми его словами, при этом приколачивая огромный косяк. Я же думал о НЕЙ и о лучшей ночи в моей жизни.

Сорок пять минут – и авто тормознуло около подъезда Михея. Он попрощался с нами, обняв в стиле кавказских братьев, а Макса поцеловал в щеку, добавив:

– Ты не шароёбься тут, иди домой, попробуй заснуть.

К чему это он, я понял только дома, когда прилег в свою кровать. Да, блядь, действительно было не до сна. Загоны одолевали меня, казалось, ведь все круто: Люба, крутая вечеринка, новые деловые коннекты. Сука депрессия! В голову лезли мысли, что Люба была чем-то расстроена, она поняла, что я не тот, кто ей нужен. Она выкупила меня. Бля! Сколько это может продолжаться? Время почти одиннадцать. Я прошел на кухню, достал из холодильника холодное пиво и стал смотреть на детскую площадку, иногда вновь утопая в своих загонах.

Смс: «Не спишь?» Я был шокирован, в моей сгорающей душе появился прохладный ветерок. «Нет, не сплю», – ответил я.

Она написала, что ждет около моего подъезда, и через тридцать секунд я был во дворе.

– Привет… – начала она, – присаживайся. Плохо выглядишь, все нормально? – Она обнимала ноги, положив голову к себе на колени.

– Спасибо. Ты тоже. Если не считать, что моя голова сейчас лопнет от депрессивных мыслей, то все хорошо.

Я сел на лавочку рядом с ней и попытался ее обнять.

– Не надо, Тимур, пожалуйста! – Она почти кричала.

Мысли о том, что все плохо, я разочаровал ее, усиливались с квадратичной скоростью. А она, казалось, чувствовала это и еще больше ненавидела меня.

– Извини, я не хотел, – попытался я удалиться от плохого.

– Да не надо извиняться… за что извиняться?

– Тебе, похоже, еще хуже, чем мне.

– Расскажи мне что-нибудь…

– Например?

– Блядь, я предвидела ответ. Ты издеваешься?

– Да нет! Мне просто, представь, тоже не спится в это «прекрасное» утро. И о чем сейчас говорить? – Я тоже почти кричал.

– Скажи, чем ты занимаешься? Только не ври, пожалуйста.

– Я банчу….

– Я так и думала. Прощай.

После этого она тупо встала, надела темные очки «Прада» и медленно-быстро пошла в сторону дороги. А я медленно-быстро достал сигарету и затянул двойную дозу никотина. По пути в подъезд крикнул на бабок, которые пристально смотрели на меня:

– Что?

Дома решил разбавить депрессию пивом – для сна, так сказать. Благо в холодильнике оставалось еще пару банок. Я наладил эмбиент, думая: если добавить депрессивную музыку с алкоголем, то депрессия обязательно победит депрессию, и депрессия уйдет. Присев на балкончике и закинув ноги на стол, я стал поглощать пивко. Пятнадцать минут – и оно во мне. Да, это действительно помогло – я был в ховно. Добравшись до кровати, я упал на нее прямо в одежде. Мигал телефон, это было смс от нее: «Тимурчик, прости. Мне так плохо. Пожалуйста. Завтра все будет хорошо». Я ответил, что завтра точно все будет хорошо. «Обещаю!» Она: «Я люблю тебя». Вот теперь точно можно спать, подумал я, прошептав:

– И я тебя.

8

После… я не видел ее три дня…

Знаете ли вы, что такое депрессия? Вряд ли. Я прохавал ее от начала и до конца. Все мысли только о том, как сделать себе еще хуже. Как добить себя до конца. Я не хотел ничего, я не выходил из дома, я не звонил ей, хотя каждый день думал только об этом. Я думал, как сжечь, чтобы все сгорело. Я три дня не курил (план) и не отвечал друзьям. Я ушел в себя. Я лежал на диване и думал. Мне ничего, абсолютно ничего не хотелось. Я думал, причем хорошего в этих думах было мало. В основном я думал, почему она не звонит, и, с другой стороны, думал, что это не мое дело. Я думал, что мы уже никогда не будем вместе и что раньше это не было для меня проблемой. Каждый день я загонялся. Я не спал…

Депрессия – это такое состояние души, именно души (так будет написать правильнее), когда ни одно лекарство, ни один метод – ничего помочь не может.

Поверьте, я был не слабым человеком, у меня были трудности, проблемы, в определенные моменты меня доставали нищета и одиночество, загоны, что я наркоман. Но тут было нечто другое. Загоны… они как бы есть, но непонятно, о чем. Если есть конкретная проблема, то над ней и надо работать. Например, если ты загнался, что ты наркоман, надо представить такую лайф, где наркотиков нет, и постепенно настроение твое улучшается. А здесь все мысли и состояние, что ты ничтожество, что все кончено, все никогда не будет хорошо. К этим мыслям ты добавляешь депрессивный музон. Выходишь на улицу лишь по ночам, чтобы не видеть людей, добавляя одиночество. Выходишь исключительно за алкоголем, добавляя стресс организму. Ждешь звонка, но его нет, как правило. Сидишь… Смотришь сквозь стену… Ходишь по комнате, держа одной рукой бутылку алко, другой – свои виски… Смотришь на время и через секунду не можешь ответить, сколько сейчас… Смотришь еще раз… водишь мышкой по пустому экрану, понимаешь, что это глупо, но через секунду начинаешь водить опять. Куришь много и часто… Пьешь алкоголь… Ждешь звонка, но его нет, как правило. Смотришь на часы, через секунду смотришь снова.

А самое главное, ты делаешь это не почему-то или для чего-то. Делаешь потому, что делать больше ничего не можешь, чтобы не было ничего… ПУСТОТА… вот что действительно тебе сейчас нужно.

И самый главный вопрос в этом трипе: «Сколько все это будет длиться?»

Я думаю, у меня появился даже ответ на это: «Пока ты не смиришься!»

Для себя я назвал данное состояние «Когда люто крыло».

Состояние, несравнимое ни с чем, я не знаю, что с тобой происходит, но, по-моему, это плачет твоя душа, а точнее, правильно было написать не плачет, а рыдает.

9

Наступил четверг. Мой любимый день. Вообще люблю цифру 4, а четверг ассоциируется у меня с тем, что впереди все выходные. Как май – мой любимый месяц, потому что впереди все лето.

Все, хорош, подумал я. Бизнес встал. И надо было наверстать то, что профукано. Отзвонился парням, сказал, что на связи.

Игорю передал, что время было трудное и что попробуем нагнать. На что он ответил:

– Надеюсь, меня не хотят кинуть?
this