Дмитрий Монтана
Ди лер


– К подруге всегда успеешь. Такова жизнь! И не вздумай кинуть, Тимур, не прощу.

– Даже в мыслях не было…

«Вот так, хуякс, и из одной дыры в жопу», – подумал я, подъезжая к дому. По дороге я позвонил Любе раз двадцать, она, естественно, не отвечала. Парни уже звонили – опаздываем. Честно говоря, ехать на оупен совсем не было желания, но представив, что мысли о Любе и прочих проблемах ускорят мое схождение с ума, я накинул легкую ветровку и запрыгнул к парням. По дороге написал Любе смс: «Прости, так получилось, я все объясню».

7

Тридцать километров по Можайке удались, мы с Михеем съели бутылку вискаря на заднем сиденье. Макс выдул, наверное, полграмма и рассказывал свои стишки-шуточки типа:

Замороженные сиськи на подносе у меня,

Замороженные сиськи,

Вот такая вот хуйня.

После бухла я обычно забывался и становился веселым оторвой. Только вот тогда что-то не получалось. Я думал только о ней. Но при этом не делал вида, ржал и выглядел довольным. Представьте себе на секунду, что значит заставлять себя выглядеть счастливым, когда сердце от тоски умирает. Как мне хотелось просто рассказать все парням и выпить еще одну бутылку за этим делом. Мы подъехали, а значит, никаких задушевных разговоров.

– Бля, пробка, что ли, на въезд, – начал Макс.

Пробка действительно была где-то километр. Стоять не хотелось, но радовало, что туса, судя по народу, обещала быть крутой. Издалека доносился мощный звук низких частот.

– Макс, это мы так час простоим, пати уже закончится, – пробормотал Михей.

– Не ссы, Мишутка. – Макс выехал на встречку, пролетев всю очередь до ворот. Впрочем, никто не сомневался, что он именно так и сделает. Наглости Максу хватало с перебором. Охраннику на входе сказал, что мы свои, после чего он быстро припарковал нас.

Я был поражен масштабом и атмосферой мероприятия. Все было во флюре, народ был самый разнообразный: начиная от девочек-малолеточек, заканчивая ряжеными панками. Музон щелкал так, что адреналин подскакивал до максимума. Все улыбались, здоровались, как будто знали друг друга уже тысячу лет. Я стоял на танцполе и наслаждался качественным трансом. Через минут пятнадцать меня одернул Макс.

– Пойдем в каморку к организаторам, накурим их и шуриков нюхнем.

– Че за шурики? Как прет?

– Да не ссы ты, все збс.

– Не отъедем?

– Если только домой, часиков через шесть.

Я закинул еще пару стаканчиков коня по цене выше, чем в любом очень хорошем клубе. По дороге нам встретились два типа, которые танцевали лежа на траве.

– Макс! Это че, меня так же переть будет?

– Че, ты нажрался, что ли? Орешь как быдло.

– Не, ну посмотри… а-а-а! – Я был в мясину.

Мы прошли за сцену, где я соорудил косячок и стал его раздавать. Самому курить совсем не хотелось. Затем второй. Меня отдернула рука.

– А мне?

– Люба? – Это была она.

– Или мне не положено?

– Итак, она звалась Любовью. – Я наклонился к ней и дунул. Я вновь увидел ее глаза, они были прямо напротив меня. Мне казалось, я утонул… Помогите…

– Пойдем со мной, – она взяла меня за руку.

Я передал «Беломор» Михею.

– А ты надолго, Тимыч? Ты давай подарки не прощелкай! – крикнул он мне вслед.

Она реально вела меня. Я был в мясину. И мне было все равно куда, лишь бы ее рука никогда больше не отпускала меня.

– Где твоя машина?

– Да я с Максом приехал.

– Можешь ключи у него взять?

– Да.

Макс без лишних вопросов отдал мне ключи от своего «гольфа». По дороге я размышлял: что сейчас будет? Она скажет, что я дурак, нажрался и прочее бла-бла-бла. А еще я думал, какого хуя я только что ее накурил.

– Машина помнишь где стоит?

– Конечно.

Мы прыгнули в авто, и я стал налаживать музончик.

– Можешь вот этот диск поставить, и давай туда отъедем подальше в лес.

Я только смог ответить: «Пф-ф-ф!» – и тронулся по тропинке в глубину леса.

– Фенчик будешь? – начала она.

– А что это?

– Амфетамин. Время действия и побочные эффекты рассказывать?

– Нет. А ты в курсе?

– Разочаровался во мне? Хорошие девочки тоже бывают шлюхами?

– Да нет, я не про это.

– А про что?

– Забыли.
this