Андрей Валентинов
Аргентина. Нестор

* * *

Повезло – «марсианин» не встретился. У полиции и у Второго управления Генштаба[7 - Deuxi?me Bureau de l’Еtat-major gеnеral – орган военной разведки ВС Франции в 1871–1940 гг.] нет своих ранцев, но к операции могут подключить людей майора Грандидье. У этих ранцы есть, и летать они умеют. Одна ликвидация Гейдриха чего стоит![8 - Об этом в третьей книге цикла «Аргентина» – «Кейдж».]

Но – повезло. И пули не задели, хотя наблюдатели, не сплоховав, команду дали вовремя. Пулеметная очередь прошла совсем рядом, еще одна прочертила желтую строчку под ногами. А больше почему-то не стреляли, хотя взлетала она медленно, не птица – воздушный шарик. И только поднявшись повыше, поняла в чем дело. Французы о ранцах знают, а об аппарате «С» (черные блины на груди и на спине, тяжелый пояс, микрофон у губ) – нет. Стрелять же по взлетевшему «марсианину» бесполезно, тяжелый ранец за неполную секунду унесет вверх на сотню метров.

Повезло…

С высоты улицу Шоффай не разглядеть. Только желтые фонари – у шестиэтажки и возле их дома. Там чуть светлее. Два легковых авто, одно горит, возле другого мечутся тени. Стрельба доносится еле слышно, словно удары маленьких молоточков.

Тох! Тох! Тох!..

Она задержалась на минуту, прощаясь с теми, кто остался внизу – и с собой, прежней. Той девочки уже нет, она шагнула в холодную воду, лицом к волне. У девочки было длинное многосложное имя, такое, что с ходу и не запомнишь, долгий ряд предков, которыми полагалось гордиться, – и очень короткая жизнь. Тринадцать лет в Германии, которую теперь чаще называют Рейхом, год в чужой враждебной Франции, проводившей ее пулями. Даже на Родине не довелось побывать.

Прощай, девочка! Тебя уже нет.

А кто есть?

Она улыбнулась сухими губами. В том, ушедшем навсегда детстве, девочка любила играть в рыцарей. Оrden de la Hacha[9 - Орден Топора, женский рыцарский орден.], рыцарственная дама Соланж, стальные латы, верный меч!

Соланж… Слишком длинно.

Соль!

Пальцы скользнули к переключателю на поясе. Основной режим? Нет, рано, лучше остаться на подлете, пусть медленно, зато ни на что не надо отвлекаться. Просто скользи над крышами, время от времени сверяясь с компасом. Впрочем, пока даже он не нужен, маршрут она помнит. Северо-северо-запад! Но сначала надо уйти подальше от земли. От чужой Земли.

Соль включила перчатку-гироскоп и начала медленно подниматься прямо в черный зенит.

* * *

В Германии, где Соль родилась и прожила почти всю свою недолгую жизнь, ей очень нравилось. Одно плохо, семья постоянно переезжала. Берлин, окраина-новостройка в модном стиле Баухауз, Ратен, маленький городок в Саксонии, шумный и яркий Мюнхен и мрачный, продутый холодными ветрами Кенигсберг. И снова Берлин, на этот раз самый центр, большой шестиэтажный дом неподалеку от Александерплац. Труднее всего со школой, ни к учителям привыкнуть, ни друзей завести. Приходилось учиться самой, хорошо, мама помогала. Немецкий язык стал родным, а тот, что родной, Соль зубрила дома как иностранный.

– Откуда ваши родители, фройляйн?[10 - Здесь и далее. В некоторых случаях обращения «мадемуазель», «мадам», «пан» «пани», «герр», «фройляйн», «фрау», «камрад» оставлены без перевода.]

– Из Аргентины. Но они немцы, эмигранты.

Про эмигрантов – неправда, хотя и не совсем ложь. Среди отцовских предков и в самом деле были немцы. Однажды они на семейном «мерседесе» съездили в какую-то невероятную глушь в самом сердце Тюрингии, чтобы увидеть невысокий заросший травой и густым кустарником холм, где семь веков тому назад возвышался замок пращуров. Отец долго стоял у подножия и смотрел, не отводя взгляд. Они с мамой не мешали, хотя семилетняя Соль быстро заскучала.

– Все мои мечтали увидеть это место, – сказал потом папа. – Отец, дед, прадед… А мне вот довелось.

Когда три года назад вся Европа запела танго про фиолетовую планету Аргентина, Соль поразилась совпадению – и невольно возгордилась. Да, Аргентина! Пусть не она сама, но все ее предки – из Аргентины.

Она – аргентинка!

В знойном небе
пылает солнце,
В бурном море
гуляют волны,
В женском сердце
царит насмешка,
В женском сердце
ни волн, ни солнца,
У мужчины
в душе смятенье,
Путь мужчины —
враги и войны,
Где, скажите,
найти ему покой?
Ах, где найти покой?!

Слово «Клеменция» произносить вслух было нельзя, даже дома. Если очень нужно, папа говорил «Монсальват».

Аргентинское происхождение порой выручало. Соль так и не вступила в Гитлерюгенд, а вся ее «политическая работа», обязательная для школьников Рейха, заключалась в руководстве шахматным, а потом и туристским кружком. Отец пытался увлечь ее археологией, но к тому времени в Германии всякая археология, кроме арийско-нордической, оказалась под запретом.

Последний год в Берлине был трудным. Отец постоянно уезжал, возвращался мрачный, неразговорчивый, очень часто злой. Что-то шло не так, исчезали отцовские знакомые, а потом они узнали, что в Париже погиб дядя Виктор, папин двоюродный брат.

А затем мама и папа поссорились. Соль надеялась, что ненадолго, а вышло навсегда. Маму отозвали на Транспорт-2, где срочно понадобился врач ее специальности. Отец без всякой радости сообщил, что мама задержится там – на месяц или даже на два.

…Холодным ноябрьским утром 1937 года Соль узнала, что Транспорт-2, он же орбитальная станция Монсальват, уничтожен предателями – «нечистыми», продавшими Родину за чечевичную похлебку из чужой миски. Погибли не все, но среди спасшихся мамы нет. Уже потом рассказали, что она осталась с ранеными, для которых не нашлось места в спасательных шлюпках.

Мы ушедших
слышим сердце
Шаги умолкшие
мы слышим
Пускай их рядом нет,
Мы вместе, тьма и свет,
И тень твоя – со мной!

Еще через месяц, когда плакать уже не осталось сил, отец как-то вечером пришел к ней в комнату. Усадил в кресло, наклонился, посмотрел в глаза.

– Тебе пришлось рано повзрослеть, девочка. В этом и моя вина, разведчику опасно заводить семью. Но ничего уже не изменить, поэтому слушай… И меня, и тебя могут убить. Если погибну первый, ты останешься и продолжишь работу. Для начала запомни несколько адресов…

* * *

Подогрев все же пришлось включить. Под облаками ее встретил холод, и Соль поспешила повернуть регулятор на поясе. Режим подлета, он же «режим черепахи» – не слишком высоко и очень медленно. Был бы у нее марсианский ранец! Но Прибор № 5 слишком габаритен, да и запрещено им пользоваться тем, кому нет еще восемнадцати. Пусть она уже не ребенок, но технике этого не объяснишь. Летит не прибор – человек и силы тратит тоже он. Для ее возраста час полета – максимум, а затем отдых не менее чем на сутки. «Техника позапрошлого дня, – сказал как-то отец. – Потому мы их дарим. Левитация для дикарей!»

Аппарат «С» – иное дело. Совсем, совсем иное…

В ночном небе было спокойно. Соль помахала вслед самолету-полуночнику, поднялась еще выше, насколько позволял «режим черепахи», и только тогда посмотрела вниз.

Париж! Никакой карты не нужно, подсветка куда надежнее. Сена, остров Ситэ, мосты, ровные линии бульваров, площадь Согласия, черные пятна скверов и парков. А ей чуть севернее, жилой район в самом сердце Х округа рядом с Северным вокзалом. Жаль, нельзя упасть туда молнией, отключив ранец! Ничего, она еще успеет.

Вниз! Тихо-тихо ползи, черепаха!..

4

Острый запах нашатыря, электрический огонь у глаз…

– Obudzilem sie, komisarzu?[11 - Очнулся, комиссар? (польск.)]