Мария Вдовина
Дитя вечной ночи! Или Армагеддончик влип!


– Милая, если что, сразу звони, мне страшно за тебя. Может, ты все-таки поедешь со мной?

– Нет, мама, я тут останусь, не переживай за меня. Если что, меня есть кому защитить.

– Наталья Сергеевна, не беспокойтесь, я за ней послежу.

– А вы кто, молодой человек?

– Мам, это друг, его зовут Саша, не волнуйся, он хороший парень.

Мама посмотрела на меня с подозрением, как будто мы тут устроим оргию, честное слово.

– Может Ольгу прислать? Или Свету? Они тебе помогут тут. Вдруг что еще случится?

– Нет, мама, не надо, я же сказала, все будет хорошо, честно. Я вернусь к концу каникул, сессию я сдала. Верь мне, со мной все хорошо.

– Ну, хорошо, я тебе доверяю, но звонить мне каждый день, поняла?

– Да, мама, поняла, поняла, буду тебе звонить каждый день, обещаю.

– Ты тут не ерничай, я за тебя волнуюсь. Тем более тут звери какие-то ходят голодные, нападают уже даже в домах. Как мне не волноваться, Маш?

– Ну, мааааам, все хорошо будет, обещаю, а с таким телохранителем, меня даже медведь не тронет, не то, что другие!

– Хорошо, я сдаюсь. Я люблю тебя, малышка.

Мама подошла, обняла меня, я прижалась к ней, вдыхая ее такой родной запах.

– Я тоже люблю тебя, мамочка. Может, ты чаю выпьешь?

– Нет, уже поздно, мне пора ехать.

– Мам, давай ты сегодня тут останешься?! Сейчас небезопасно, утром поедешь. А сейчас я согрею нам всем чаю, там еще есть борщ, будете?

– Наталья Сергеевна, Ваша дочь права, сейчас небезопасно ехать. Маш, чай, просто чудесно, и от борща не откажусь.

– Хорошо, я завтра поеду. Дочь, иди в душ, ты вся в крови, а чай я сама сделаю. И борщ разогрею.

Я скорчила ей вредную моську и пошла в душ. Она права, мне нужно принять душ. Когда я пришла, уже все было готово. Я села вместе с Сашкой. Только мы притронулись к еде, как раздался стук в дверь.

– Ты кого-то ждешь? – спросила мама.

– Нет, пойду, открою.

– Я с тобой, – сказал Сашка.

Я открыла дверь, а там стоит, как вы думаете кто?! Ага, Артур собственной, бесстыжей персоной. Он еще и улыбается, пропал на 2 недели, а сейчас стоит как ни в чем небывало. Меня аж это начало раздражать, я места себе не нахожу, а он…

– Привет, как у тебя дела?

– Ты еще смеешь спрашивать как у меня дела?! Тебе вообще не стыдно? Где ты был?!

– Не кричи, любовь моя, я тебе позже расскажу.

Он приблизился, обнял меня и страстно поцеловал. Этот поцелуй не был похож ни на что. Захватывающий, властный, по телу прошел жар и сфокусировался внизу живота. Сзади раздался звук похожий на рычание. Я в страхе обернулась и посмотрела на Сашку, совсем забыла, что он там стоял. Его глаза стали желтыми, смотрит на Артура и рычит трансформированными зубами. Жуть.

– Саш, что случилось?

– Маша, отойди от него! Иди сюда.

– Да что с тобой?! Ты меня пугаешь.

– Не указывай ей! – Артур обнял меня и притянул ближе к себе.

– Маша, ты даже не представляешь, что он такое! Отойди, и дай мне убить его!

Артур зарычал, притягивая меня еще ближе.

– Так стоп, стоп, стоп! Никто, никого убивать не будет! Успокойтесь!

– Дети, что вы там застряли?! Суп остывает, идите есть и зовите гостя, не держите на пороге.

– Хорошо, мам, идем. Пошлите уже, хватит друг друга взглядами прожигать.

– Ну и что вы там так долго? Маш, познакомь меня с молодым человеком, я ведь права, это тот, про которого говорили твои сестры?!

– Да, мам, знакомься – Артур, Артур, познакомься – Наталья Сергеевна, моя мама.

– Очень приятно с Вами познакомиться, Наталья Сергеевна, – он подошел и поцеловал маме руку.

– Да что там, называй меня Натальей. Давайте есть. Артур, ты будешь кушать?

– Нет, спасибо, я уже поужинал, но я составлю вам компанию за столом.

– Присаживайся, Саша, Маша, а вы что стоите? Садитесь есть, уже остыло, небось, все.

Мы сели за стол, Сашка, не прекращая сверлить глазами Артура, ел. Ну, вот что мне с ними делать? Смотрят друг на друга, словно готовы встать и поубивать друг друга. А Артур тоже хорош. Сидит руку мне на талию положил. Тоже мне собственник, фыркнула я. Вот как мне есть, когда тут столкнулись два самца? Я же ни одной ложки съесть не могу. Атмосфера накаленная, словно сейчас будет драка. Как дети ей богу.

Мысли Артура:

«Что он тут делает? Да еще смотрит на мою девушку. Меня это бесит, никто не имеет права прикасаться к ней, а тем более так смотреть, она моя. Если он ее тронул, я его убью. Не люблю метаморфов, а это именно он. Откуда я знаю? От него пахнет, и все они рыжие, с карими глазами, с оранжевым ободком поверх радужки. Еще меня волнует, откуда этот запах крови, я его почувствовал, когда подходил к дому. Нет, как все-таки он меня бесит, сидит и смотрит. Ну, смотри, смотри, а я возьму, и вот так положу моей любимой руку на талию и придвину. Как давно я хотел это сделать, каждую ночь представлял, как приду и прижму ее к себе, поцелую. Нда, с поцелуем не вышло, похоже моя кошечка на меня зла. Ничего она быстро оттает. Надо еще ее как то обезопасить от Вальтера, похоже, он серьезно нацелился на нее. А это серьезная проблема, наверняка он послал за мной своего пса, и он попробует ее у меня забрать. Я уже думаю нанять метаморфа, охранять ее, то, что он к ней не ровно дышит, это минус. Но он будет ее защищать лучше, чем кто-нибудь еще, они прирожденные телохранители. Ладно, подумаем об этом позже, мм.., как от нее пахнет. Моя. И точка. Никому не позволю ее тронуть. Так, я, кажется, отвлекся, меня уже зовут давно, похоже».

Мысли Александра:

«Я был очень поражен, когда пришел вампир. Он вел себя как собственник, и что меня поразило больше всего, он обнимал ее. А она его. Если бы я не начал рычать, они бы, наверное, занялись сексом в коридоре. Разве она не видит кто он? С первого взгляда можно понять кто он, а она не понимает или просто не хочет понимать. Она на него злится, это чувствуется, лучше бы она его ненавидела, тогда бы я мог его вышвырнуть. За ним нужно наблюдать более внимательно, не хочу терять ее как друга, но если он что-нибудь с ней сделает, я его порву».

– Артур, да что с тобой! Уже полчаса зову.

– Да я тут немного задумался, о чем ты спрашивала, любовь моя?
this