Ольга Александровна Валентеева
Ай-тере. Спящая сила

– Я прикажу подготовить комнату. А ты собирай вещи, Дея.

– Но я не хочу переезжать!

Тут со мной рядом Лонда и Таисия, а там? Что будет там?

– Так положено, девочка, – ответила госпожа Киткин. – У тебя час на сборы, и я приду за тобой. Комната Кэтти как раз освободилась.

О нет! Я не хотела там жить. Тем более Кэтти только съехала. Лучше думать, что это комната не только Кэтти, но и Эжена. Как он там? Стало ли ему лучше? Я закусила губу. Не хватало еще расплакаться. Чтобы побыстрее закончить неприятный разговор, поспешила в общежитие. Не оглядываясь на Нэйта, прошла в свою комнату и принялась собирать вещи.

– Вы бы тоже собрались, – обернулась я к нему.

– Вы сами слышали, мне нечего брать, – ответил он.

– Но все же…

– Как скажете, госпожа ле Аррет, – ответил Нэйт и вышел из комнаты.

Я осталась одна, рухнула на кровать и закрыла лицо руками. О светлый Инг! Что за безумие со мной происходит? Что мне делать? Я не знала, не понимала, запуталась. А Нэйт? Как вести себя с ним? Когда поговорить? Наверное, уже после переезда. Вещей у меня по-прежнему было немного, добавились лишь юбки и блузы, поэтому собралась я быстро. И Нэйт появился на пороге четверть часа спустя. Он переоделся в привычный костюм и держал в руках небольшую сумку, вот только смотрел на меня, как чужой человек, а не мой наставник. А я умирала от желания хоть как-то его успокоить, только как?

– А вот и я! – Госпожа Киткин возникла в дверях. – Готовы? Чудненько. Ступайте за мной.

На верхнем этаже сейчас было тихо, студенты еще не вернулись с занятий, так что мы прошли к новой комнате без прицела чужих глаз. Комната оказалась очень похожа на мою предыдущую, и в то же время неуловимо отличалась. Во-первых, в ней была своя отдельная ванная, а не общая, как этажом ниже. Во-вторых, кровати были шире. А вот стол для занятий, шкаф, полки для книг – это осталось прежним. Я принялась развешивать вещи в шкафу, а госпожа Киткин оставила нас.

Даже спиной я чувствовала тяжелый, пронзительный взгляд Нэйтона. Кожа покрывалась мурашками от страха, который я давно уже не испытывала в его присутствии, а теперь вдруг снова начала. Мой скудный гардероб быстро разместился в шкафу, учебники – на полках, тетради в столе. Дольше тянуть некуда.

– Нам надо поговорить, – развернулась я к Нэйтону.

Он сидел на кровати, прислонившись спиной к стене, и смотрел на меня – холодно, равнодушно. Хотя бы без ненависти, но он, наверное, хорошо научился ее прятать. Я присела рядом, на самый краешек кровати.

– Послушайте… Послушай. – Я решила, если мы теперь связаны ближе, чем родственники, то «выкать» неуместно. – Я никак не ожидала того, что произошло. И не хотела, честно. И теперь не знаю, как быть.

– А что тут знать, госпожа ле Аррет? – ответил Нэйт холодно. – Я ваш ай-тере и буду защищать вас от любой опасности. Так, по крайней мере, прописано в учебниках. А на деле…

И замолчал. Я понимала, что он многое пережил. Видела на примере тех же Эжена и Кэтти, но я ведь не Хайди! Как сделать так, чтобы он это понял?

– Мне не нужен слуга или… кто-то еще. Мне нужен друг.

Губы Нэйтона искривила усмешка.

– Друг? Это вряд ли. Видите ли, госпожа ле Аррет, я давно убедился: любая связь между ай-тере и иль-тере, кроме подчинения, – вымысел. Вы только входите в силу. Скоро войдете, и вам постепенно захочется большего, чем «просто дружба». За те годы, что я провел в колледже, наблюдал это не раз и не два.

– Какая я тебе госпожа?

– Обычная. – Нэйт слегка пожал плечами. – Такая же, как и все.

– Нет!

– Так докажи это! – За доли секунды он приблизился ко мне, почти дышал в лицо. – Верни мне клятву, Дея. Освободи, и я уйду. Тогда поверю.

Если я это сделаю, Хайди вышвырнет меня из колледжа. А может, и заставит выплатить компенсацию за ценного ай-тере. И я никогда не поднимусь со дна, потому что у меня никого не осталось. Не найду Теда. Так и останусь мусором, как выражалась Кэтти. Я просто не могу!

– Можешь не отвечать, я все вижу по глазам, – ответил Нэйт и снова отодвинулся.

– Мне нужен этот колледж, Нэйтон. Я хочу найти Теда. Хочу узнать, кто убил мою семью.

– Это не то место, где ты сможешь добиться своего, Дея. После выпуска тебя ждет три года отработки. А если Хайди поймет, что ты влияешь не только на собственного ай-тере, она никогда тебя не отпустит. Если уже не поняла, конечно.

Никогда? Неужели выхода действительно нет?

– Давай хотя бы продержимся до моего выпуска, а потом что-нибудь придумаем, – взмолилась я. – И если захочешь, я верну тебе клятву.

– До выпуска? – Нэйт прищурился. – Думаешь, Хайди от меня отстанет? Нет. Уверен, она уже жалеет о своей горячности, и теперь постарается либо вынудить тебя отказаться от меня, либо будет приезжать каждый день и давить, давить, давить. Ты не выдержишь, Дея. И все закончится так, как и должно. Только я лучше умру, чем вернусь к ней. Скорее всего, так и будет.

– Нет! – Я вцепилась в его руку, и Нэйт отшатнулся так, что едва не упала за ним.

– Никогда, – процедил он. – Ты слышишь меня? Никогда не смей прикасаться ко мне без разрешения.

– Прости…

Я не понимала, что происходит. Окончательно растерялась, и очень хотелось разреветься, но не могла себе этого позволить. А неумолимый мужчина напротив смотрел на меня, как на палача, хотя палачом здесь, без сомнения, был он сам.

– Я не желаю тебе зла, – добавила тихо. – И не желаю боли. Только я совсем не знаю, как это – быть иль-тере.

– Тебе понравится, – улыбнулся он. – А теперь с вашего позволения, госпожа ле Аррет, я хотел бы принять душ. Запах подвала въелся под кожу, знаете ли.

– Да, конечно, – пробормотала я, и Нэйт скрылся за дверью ванной. Сразу стало легче дышать. Неужели теперь мы так и будем жить? В постоянном напряжении и ненависти с его стороны и в полной растерянности с моей? Я все-таки вытерла с глаз слезы, поднялась и пересела на свою кровать. Нет, не позволю этому случиться! Нэйт скоро поймет, что между мной и Хайди нет ничего общего. Он должен понять! Или я сойду с ума.

Глава 2

Нэйт

Давно я не чувствовал себя настолько отвратительно. Стоял под холодным душем, капли воды катились по телу и лицу, смывая вонь карцера и пота, а внутри бушевала Форрова бездна. Я до сих пор не верил в то, что произошло. Не мог осознать. Меня будто взяли за волосы, окунули лицом под воду, да так и оставили: не выплыть, не вскрикнуть. До безумия больно…

Хайди выполнила свою угрозу. Заставила меня принести клятву другой иль-тере. Сколько понадобится времени, чтобы Дея осознала свою власть? Сейчас она выглядела еще более испуганной, чем я сам, но мне известно, как быстро проходит эта фаза и наступает другая: упоение силой, возможностью управлять чужой жизнью. А магия уже начала подстраиваться под чужой тип энергии «иль», неуловимо меняясь. От этого кружилась голова, а во рту стоял привкус крови. Перестраиваться всегда тяжело, на это нужно время.

Я с силой ударил ладонью по стене. Да чтоб ему… От дряни Хайди я хотя бы знал, чего ожидать. А от Деи? Неизвестность изводила, впивалась иглами под кожу. Я ненавидел иль-тере! Всех вместе, но рядом с Деей на какое-то время об этом забыл. Теперь вот вспомнил, и стало только хуже. Я не выдержу эту пытку снова…

Только разве у меня есть выбор? Выключил воду, растер тело полотенцем, и стало немного легче. По крайней мере, у меня есть время на передышку. Пока Дея в растерянности. Я могу отдохнуть и свыкнуться с мыслью, что жизнь станет еще дерьмовее. Надолго ли? Как знать? Может, наиграется и угомонится? Скверно, что Хайди-то никуда не денется, даже перестав быть моей иль-тере. А как смотреть в глаза коллегам? И студентам будет весело. Вчера управлял колледжем, сегодня стал на ступень… на десяток ступеней ниже их. Да здравствует энергия «ай»!

Да чтоб оно все провалилось. С этой мыслью я натянул одежду и вернулся в комнату. А Хайди не удержалась, зараза, чтобы напоследок не устроить представление! Не ожидал только, что Дилан рискнет вмешаться. Видимо, тоже чувствует, что в его судьбе грядут перемены. Жаль, он неплохой человек. А может, так будет лучше? Как знать.

Дея сидела на кровати слева, оставив мне правую – ту, что я облюбовал изначально. Хайди когда-то хотела, чтобы на последнем этаже в комнатах было по одной кровати, мол, для лучшего слияния сил, но я тогда уперся лбом и доказал, что это глупо. Попытался доказать. Как бы там ни было, Хайди отправила меня в карцер, устроила скандал, а потом отступила. И теперь я сам радовался достигнутым результатам.

– Как ты себя чувствуешь? – тихо спросила Дея.

– Лучше, – ответил более резко, чем хотел.

– Скоро ужин. Пойдешь?

this