Милена Валерьевна Завойчинская
Подарок богини зимы, или Стукнутый в голову инопришеленец

Пока он пытался осознать, как пользоваться всеми этими новыми для него предметами, девчушка сидела на стуле, весело болтала ногами и с набитым ртом рассказывала. О своем мире. Что это Земля, планета такая, что она в космосе, а вокруг звезды, которые огромные огненные шары. И про мальчишек в своем детском саду, что они глупые и дразнятся.

Гость ел и слушал. Его не удивляли необычные предметы быта, правда, он отчего-то называл их артефактами и пытался выяснить, на какой магии они работают. Полина веселилась, но не спорила. А магия – электричество и микроволны. Вот с тем, чтобы объяснить, что такое – эти микроволны, не вышло.

– Дядя, а как мне тебя называть? Ты уже вспомнил свое имя? И я напоминаю, что я – Полина. Сокращенно – Поля. А мама – Ирина. Ира. А ты?

– Я-то? – поскреб щетину мужчина и вздохнул. – Самому интересно, кто же я и как меня зовут.

– Ты смешной, – улыбнулась она во весь рот. – Хочешь, мы пока придумаем тебе ник?

– Что придумаем?

– Никнейм. Ну вот я в игре – Поле?тта. А то Полин много, логи?н был занят.

– Что было занято?

– Ой, какой же ты дремучий! Ну, логин. Это имя пользователя. Я тебе потом покажу. Хочешь, научу тебя уничтожать зомби? Они по грядкам ходят.

Керин прислушался к внутренним неоформленным ощущениям и выдал:

– Что-то мне подсказывает: я отлично умею уничтожать зомби. И поднимать. И упокаивать.

– Вау! А мне мама не разрешает такие игры, где ролёвки. А то бы я некромантом стала. Или чернокнижником.

– Рано тебе еще в некроманты и чернокнижники. Дар тьмы просыпается в двенадцать лет.

– Да понарошку! – прыснула от смеха Поля. – В игре. А ты что-то вспомнил, да? Ты все же инопланетянин? Или пришелец из другого мира, как в фэнтези?

И тут в комнате что-то с грохотом упало.

В одно мгновение мужчина подкинулся, схватил со стола нож и рывком задвинул себе за спину девчонку. Она даже понять ничего не успела: только что сидела на стуле и жевала печеньку, и вот уже стоит у окна за спиной их странного гостя.

– Поля! Поля, ты где?! – раздался из комнаты крик, и в кухню ворвалась перепуганная женщина. – Где моя дочь?! Что ты с ней сделал?!

– Ма-а-а… – аккуратно выглянула из-за спины Керина девочка. – А мы тут завтракали. Ты нас напугала.

– О господи! – Ирина схватилась за сердце и прислонилась к косяку. – Я проснулась, а тебя нет. Вас обоих нет…

– Ну… – смущенно кашлянул мужчина, поняв, отчего так переволновалась приютившая его женщина. – Спасибо за помощь. А мы тут вот… Бутерброд?

– Мам, кофе?

– Да… – На подгибающихся ногах Ирина прошла к ним и без сил опустилась на стул.

– Даю слово, что не причиню вам с дочерью вреда, если только вы не станете угрожать мне, – неожиданно выдал их ночной гость. – Я благодарен за помощь и приют.

– Ага, – невпопад обронила мать Полины и пригладила светлые встрепанные со сна волосы. Пальцы у нее немного дрожали. – Кто вы? Вспомнили что-нибудь?

– Мам, он некромант. А еще он не инопланетянин. Ничего про космос не знает, представляешь? Зато разбирается в зомби. Обещал меня научить парочке заклинаний. Но потом, если у меня дар тьмы проснется в двенадцать лет.

Ира издала немного истерический смешок, потерла лоб и встала.

– Кто хочет кофе?

– Мне какао, мам!

– А мне… Кофе это что?

– Дядя, это такой черный горький напиток. Гадость, но мама любит. Ты только не соглашайся пить его без сахара и молока, – заговорщицким шепотом просветила его юная хозяйка.

Керин усмехнулся, покачал головой и обратился к хозяйке взрослой:

– Кофе, если можно. Я сначала попробую в том виде, как предпочитаешь ты. Но если что, был бы признателен за сахар и молоко.

Спустя время в кухне разнеслись ароматы какао и свежесваренного в турке кофе. Ира ловко разлила всем присутствующим напитки и, присев за стол, взяла в ладони чашку с кофе. Она любила черный, без сахара и молока, но добавляла чуть соли и специи под настроение: мускатный орех, перец, гвоздику или корицу.

Гость осторожно пригубил. Покатал на языке вкус напитка и, удивленно приподняв брови, принюхался. Снова отпил.

– Неплохо, – выдал наконец на вопросительный взгляд Поли. – Но в следующий раз я попробую так, как предлагала ты.

Они некоторое время пили, а потом пришла пора поговорить.

– Вам удалось что-нибудь вспомнить? – вернулась к животрепещущей теме Ирина.

– Увы, – покачал головой Керин. – Проблески появляются, но сложить цельную картину не получается. Хуже того, не имею ни малейшего представления: где я, как тут очутился, как меня зовут и кто я такой.

– Вы были ранены. Чем-то острым и крупным.

– А еще по голове тебя шандарахнули. Ага! Прямо промеж рогов!

– Поля, не «тыкай» взрослым.

– Это я ей велел. И тебя прошу, Ирина, обращаться ко мне на «ты». Мне это привычно. У нас… где-то там… так принято. При мне что-то было?

– Покрывало. Грязное, мокрое, в крови. Я его в стиральную машинку засунула, но еще не успела постирать.

– Я сначала осмотрю его, – выпрямился мужчина. – Что-то еще?

– Нет, всё. Вы… Ты был обнажен, бос, без сознания. Мы нашли вас… тебя у подъезда. Ты не из этого мира, – неуверенно добавила она. – Да?

– Похоже на то. Но, что странно, я определенно слышал название вашего дома. Земля… Не могу вспомнить от кого и когда, но мне точно знакомо это. Я знаю, что тут живут люди. И коты.

– Коты?!

– Вот видишь, мам, даже рогатые дяди знают, что настоящему человеку нужен котик! А ты мне не разрешаешь!

– У меня есть кот… – неожиданно выдал Керин и удивленно моргнул. – Саня.

– Прелестно, – вздохнула Ира. – Ты не помнишь свое собственное имя и откуда свалился, но кота не забыл.