Милена Валерьевна Завойчинская
Подарок богини зимы, или Стукнутый в голову инопришеленец

– Полька, с дороги! – рявкнула Ира.

Девочка юркой белочкой извернулась и выскользнула с траектории падения высоченного мужского тела.

Ба-бамс! Сверху на него полетела сорванная в полете вешалка с верхней одеждой. Разлетелись по маленькой прихожей шапки, варежки и шарфы.

– Приехали! – прикрыла одной рукой глаза Ира.

– Фьюить! – присвистнула ее дочка.

– Не свисти дома, денег не будет, – привычно велела ей мама.

– Мам, знаешь, я передумала. Не надо мне собачку и котенка. У нас в доме даже такие огромные дяди-козлы и то не фунцилянируют нормально.

– Функционируют.

– Ага. Того. Что будем с ним делать?

Мать и дочь стояли над поверженным телом и смотрели друг на друга. Ирина размышляла над тем, что как-то не так окончился сегодняшний вечер. А ведь так хорошо посидели с подругами, зарядились эмоциями и общением.

Полина думала, что у них с мамой сейчас случилось настоящее приключение. И в понедельник все в группе умрут от зависти, когда она им расскажет, как они нашли рогатого человека, а тот потом валялся без сознания на полу в их квартире.

– Ну, я за тазиком, да? – спросила она маму, которая явно пребывала в ступоре.

Поля знала, что у взрослых так бывает. В интернете много интересных видео показывают, она просвещалась часто. Надо же знать, как управляться со взрослыми, чтобы те выполняли ее просьбы и разрешали всякие приятные шалости.

– Ага, – отозвалась Ирина. – А зачем нам тазик?

– Ну, ты же ему сейчас будешь оказывать медрицинскую помощь. У него на голове, смотри, вон там, кровь в волосах. И возможно, под одеялом. Но я не хочу на голого дядю смотреть, даже если он с рожками.

– Поля! Медицинскую.

– Ну что сразу – Поля? Ох, мама! И что б ты без меня делала? Даже с раненым справиться не можешь без моей подсказки.

Ира обняла дочь, чмокнула ее в румяную щечку.

– Принеси с кухни перекись водорода и вату. И чистое полотенце из комода. А я пойду налью воды в таз.

У найденыша и правда оказалась рана в волосах. В тепле она оттаяла и снова начала крови?ть. Еще обнаружился длинный порез на пояснице, но тут кровь уже свернулась и подсохла. Также имелось множество ссадин и синяков.

Как сумела, Ира обмыла повреждения, щедро залила их перекисью водорода, потом нанесла бальзам для заживления и оставила открытыми. Бинтовать было нечем, а аптеки уже все закрыты. От идеи вызвать «скорую помощь» она всё же отказалась. Этот мужчина – явно не человек, хотя поначалу ей так показалось.

Причем заметила она это опять же не сама. Вездесущая Поля стала слушать, бьется ли у него сердце, а потом села и, выпучив глазенки, шепотом сказала:

– Ма-а-а, а у него два сердца. Он точно инопланетянин, как тот, в сериале.

Сердец действительно оказалось два. Одно билось равномерно и четко, как метроном. Второе частило и сбивалось.

Трясущимися руками Ира накапала себе корвалола. У нее самой сейчас сердце остановится от таких открытий. Выпив вонючие капли, она подышала открытым ртом. Подумала и накапала лекарство и в рот раненого. Пришлось приоткрыть ему губы и немного разжать зубы.

– Может, ему лучше воды? – скептически спросила Поля. – Ма, а мы его куда спать положим? Мы же его не дотащим в комнату.

– Кровать надуем. Как-нибудь дотащим.

Укладывать его спать им действительно было некуда. Квартира однокомнатная, спальных мест всего два. Поэтому для редких визитов гостей с ночевкой у Иры хранился на антресолях надувной двуспальный матрас и хороший насос к нему.

– Чур, я накачиваю!!!

Пока ребенок в комнате за закрытой дверью с энтузиазмом наслаждался ночным приключением и надувал ложе, Ирина закончила с омовением раненого. Не при дочке же, ведь рогатый инопланетный тип и правда был совсем голым под своей тряпкой. Помыла ему и босые ноги. Сделала выводы, что мужик-то явно не бедный и привык следить за собой. Вон какие ноги и руки ухоженные. Ладони с мозолями, но ногти ровно пострижены, кути?кулы аккуратные. А на пальцах следы от колец, которые он явно носил не снимая долгие годы.

Тут за входной дверью прозвучали шаги и голоса. Вернулись соседи по лестничной площадке. И Иру осенило: можно ведь попросить помощи в транспортировке! Но сначала кое-что сделать.

Спустя несколько минут крупный и сильный сосед помогал Ирине волочь ее дальнего родственника в комнату на надувную постель.

Прибыл этот самый родственник с дальнего севера, где проработал много лет ради стажа и денег. Потому и не приезжал раньше, что далеко лететь, да и в отпуск – всяко приятнее на теплые моря, а не к родне. Нанес визит впервые, да и то неудачно. Напали, ограбили, по голове ударили.

– Ты бы ему врача все же вызвала, Ира, – сочувственно сказала соседка, глядя на тюрбан из полотенца, который прятал рожки. – Лёд это, конечно, хорошо, но его ведь можно прикладывать лишь ненадолго.

– Конечно, Светлана Анатольевна. Сейчас уложим, и я уберу. Думаю, будет достаточно для ушиба.

– Всё! – хекнув, отпустил плечи пострадавшего сосед.

– Спасибо вам, Сергей Владимирович. Мы с Полей сами не справились бы.

– Не за что. Свет, у нас вроде оставались где-то впитывающие пеленки? Алёшку когда оставляли месяц назад…

– Ой! Точно! Ир, я сейчас принесу, у нас вскрытая упаковка впитывающих пеленок… А то он без сознания же, ну ты понимаешь.

– Надо памеперс, да-а-ау? – зевая во весь рот, спросила Полина.

Наконец все угомонились. Девочка заснула моментально, только голова коснулась подушки. А Ира еще посидела на кухне, отпиваясь травяным чаем и заедая стресс мармеладом. Пришлось вскрыть дочкины запасы, себе она редко покупала сладости.

Женщине было о чем подумать. Все же ситуация из ряда вон выходящая. А еще…

Она не произносила этого вслух, но почему-то глубоко в душе уверилась: рогатик не инопланетянин. Не-а. Он пришелец, это несомненно, но не с другой планеты, а из другого мира.

Сказка, да. Фантастика, а точнее фэнтези. Ведь только в историях про магов и волшебников встречались существа… вот такие. Рогатые, крылатые, хвостатые. Демоны там всякие, эльфы, гномы.

Вспомнить бы хоть что-то

Чей-то взгляд ощущался даже через накинутое на голову одеяло. Керин напрягся, готовясь отразить нападение.

Но нападения не следовало, а взгляд был любопытный, но миролюбивый. Хм.

Память отказывалась выдавать хоть что-то. По ощущениям он явно не на привычном ложе. Тело воспринимало его как нечто незнакомое. Хотя, какое для него ложе привычное, вспомнить не удалось. И вообще…

Где он, как тут оказался, кто смотрит на него? И… вот так-так! А кто он?!

Осознав последний вопрос, мужчина распахнул глаза, сдернул с лица одеяло и нос к носу столкнулся с детской любопытной веселой мордашкой. Его рассматривала лохматая девчушка лет пяти-шести. Она еще лежала в постели в ночном одеянии веселого розового цвета, прижимала одной рукой мягкую игрушку – длинноухого зайца. Постель ее была застелена тоже розовым постельным бельем. А у зайца на ухе красовался розовый бантик.

this