Милена Валерьевна Завойчинская
Подарок богини зимы, или Стукнутый в голову инопришеленец

– Ага… – отозвалась девочка, вглядываясь в темноту.

Там, в отсеке, где скрывалась дверь, ведущая к мусоропроводу, валялись заснеженные пакеты, коробки, стояли прислоненные к стене листы фанеры. И вот еще дальше, в самом углу, шевелилась какая-то большая куча тряпья.

Поля шагнула ближе, замирая от страха и от любопытства.

– Ма-а-а…

– Не сейчас. Подожди, пока я найду ключи.

– Ну ма-а-а…

– Полина! – раздраженно цыкнула женщина. – Минуту!

Тогда ее дочь бочком стала подбираться туда, где показалась из-под ткани чья-то рогатая голова.

– О-о-ой! – выдохнула Поля.

Она-то думала, что там или бомж, или большая собака. Но уж никак не ожидала увидеть рога.

– Ма-а-а… Там… Там…

– Ага! Нашла!

– Ма-а-ам, там дядя-козел! – громко воскликнула Полина, увидев наконец полностью, кому принадлежит голова.

– Поля, тебе не стыдно обзываться? Пойдем.

– Да нет же, мам. Это правда дядя-козел. Смотри же! Ну смотри! У него рога! Настоящие! Ой, мам! Он голый!

– Что?! – вот тут Ирина уже отреагировала бурно. – Где этот голый козел?

– Да вон же! Мам, вон! – подпрыгивая от возбуждения, ее дочка рукой тыкала в угол.

– Стой здесь! – велела ей мать, а сама включила фонарик на телефоне и направила туда, куда указывала Поля. – Ох ты ж боже мой! И правда голый! И рога-а-атый…

– С ума сойти, да, мам?! Да? Круто! А что он здесь делает? А почему он рогатый? А почему он голый? Он сбежал из…

– Откуда-то сбежал, это точно…

Ира в полном обалдении рассматривала черноволосого мужчину лет примерно сорока или немного меньше. Лицо его украшала небольшая татуировка на левом виске в виде молнии в круге. И – рожки. Самые настоящие черные рожки. Которые росли прямо из головы.

– Мам, а давай его себе возьмем? – прозвучавшее вдруг от дочери предложение вывело Ирину из ступора.

– В смысле?

– Ну, тетя Лена и тетя Наташа говорили, что все мужики козлы. И папа мой тоже козел. Но они все неправильные, у них рогов нет. А этот, смотри, настоящий. Рогатый.

– Поля! Не слушай тетю Лену и тетю Наташу! И не можем мы взять этого дядю себе.

– А он тогда замерзнет. Смотри же, он совсем голый.

– Я надеюсь – не совсем, – пробормотала Ирина. – Хоть трусы-то у него должны быть?

– Семейные? Как у дедушки? А давай проверим?

– Надо скорую вызвать. И полицию, – приняла решение Ира.

– Ну ма-а-ам! Его же тогда заберут, увезут и отдадут на опыты! А мы так и не узнаем, что он тут делает такой рогатый и голый.

Женщина перестала копаться в телефоне, в попытках набрать номер государственных служб.

Поля права. И увезут, и заберут. И таки да, могут и на опыты… Фильмы Ира смотрела и понимала, как отреагирует общественность на такое явление, как рога, по-настоящему растущие из черепа. Нет, может, конечно, это и фрик чокнутый. Из тех, что вживляют себе всякие штуки в тело и делают жуткие пластические операции. Но не похож. Привлекательное, четко вылепленное лицо, густые темные волосы, видно, что фигура хорошая и спортивная. Если бы не рожки и не татушка на виске, Ира бы решила, что это какой-то или высокопоставленный военный, или же баснословно богатый и привыкший отдавать приказы бизнесмен.

– Вот ты, мамочка, тут думаешь, а у дяди-козла рожки отмерзнут и отвалятся. И вообще, я замерзла. Апчхи!

– Симулянтка, – машинально ответила Ира на это детское шуточное чихание. – Но мы же не можем притащить его к себе!

– Можем! Только надо поторопиться. А то тащить нам придется труп. И нас тогда посадят. За бесчеловечное отношение к животным. Вот.

– Ты где этого набралась?!

– Видюшку смотрела.

Тут их прервал стон. Мужчина шевельнулся, качнул головой, с неимоверным трудом открыл глаза и мутным взглядом обвел пространство вокруг себя. Увидел две фигуры, вскинулся, забарахтался, выпутывая руки, и сделал какие-то странные движения пальцами.

– Чего это он? Ма-а-а?

– Не знаю. Может, он глухонемой? Мужчина, вы нас слышите? Вы кто?

А тот тем временем в ступоре смотрел на свои руки. Неверяще пошевелил пальцами. Снова сделал замысловатые пассы и нахмурился. После чего стал вертеть головой, изучая место, где он находится, и свой вид.

Изредка он бросал настороженные взгляды на женщину и ребенка, но явно оценил их как неопасных. Гораздо больше его волновало нечто, что он пытался сделать.

– Мужчина! – потеряла терпение Ирина. – Мы не собираемся стоять тут до утра. Кто вы? Вам нужна помощь?

– Да, – подумав, каркнул тот. Несколько озадаченно прислушался к своему голосу. Прикрыл глаза, подумав несколько мгновений добавил: – Я… не знаю, кто я.

– Ой! – пискнула Полина. – Мам, у дядя-козла амнезия. Ничего себе! Как в кино!

– Приехали! – констатировала глобальность попадо?са Ира. – Вставайте. Посидите у нас, немного отогреетесь, и тогда поговорим.

Рогатый тип пристально вгляделся в ее глаза. Перевел взор на девочку. Подумал и сказал той:

– Я совершенно точно не козел. Не знаю кто, но не он.

– А мама и ее подружки говорят, что все мужики козлы, – с истинно детской непосредственностью выдало ему дитя. – А у вас еще и рога. Мам, у нас капусты нет дома. Чем мы будем его кормить?

У мамы вырвался нервный смешок. Мужчина пощупал свои рога, потом завозился и встал на ноги, придерживая сваливающееся с него то ли одеяло, то ли покрывало.

this