Дженнифер Ли Арментроут
Из крови и пепла

– А, вот оно что, – проговорил он. – Этот тон не подобает Деве. Такой тон уже принес тебе неприятности один, два или даже дюжину раз. Интересно, когда ты проявишь свой норов? Уверен, ты тоже помнишь, что случилось в прошлый раз.

Разумеется, это я тоже помнила.

Я вышла из себя и огрызнулась в ответ герцогу. Он ударил меня так, что я потеряла сознание. Очнувшись, я чувствовала себя так, будто по мне проскакала лошадь, а герцог с лордом развалились на диванчике и, по-видимому, выпили бутылку виски, пока я лежала на полу.

Несколько дней я чувствовала себя так, будто заболела гриппом. Наверное, у меня было небольшое сотрясение мозга.

Тем не менее это стоило того, чтобы увидеть изумление в обычно невозмутимом взгляде герцога.

– Может, я сам пойду к герцогу, – размышлял он. – Расскажу ему, как неуважительно ты себя вела.

Я уставилась на серый камень стены. В крови у меня вскипела ярость.

– Отпустите меня, лорд Мэзин.

– Ты плохо просишь. – Его бедра прижались к моим, и моя кожа вспыхнула от гнева. – Ты не сказала пожалуйста.

Я ни за что не скажу пожалуйста. Будь прокляты последствия, с меня довольно. Я ему не игрушка. Я Дева, и хотя он невероятно быстр и силен, я знаю, что могу причинить ему боль. На моей стороне элемент неожиданности, и мои ноги свободны. Я встала пошире, и тут ощутила на подбородке что-то влажное…

До нас донесся крик, и от неожиданности герцог ослабил хватку. Я вырвалась и развернулась к нему. С бешено бьющимся сердцем просунула руку в разрез на платье, к рукоятке кинжала.

Лорд пробормотал что-то, а крик повторился – пронзительный и полный ужаса.

Воспользовавшись тем, что он отвлекся, я ринулась за портьеры вместо того, чтобы достать кинжал и отрезать то, что, уверена, лорд считал своей главой ценностью.

Лорд раздвинул портьеры и выскочил из ниши, но на крики в пиршественный зал уже бежали люди. Слуги, королевские гвардейцы. Теперь лорд Мэзин ничего не сделает. Я это знала.

Я встретилась с ним взглядом сквозь вуаль. У него раздувались ноздри. Он тоже знал.

Крик раздался снова. Он доносился из одной из ближайших комнат. Через две двери от нас третья была открыта.

Ко мне подскочил Рилан.

– Пен…

Я увернулась от него и побежала на звук. Случившееся в нише с лордом отошло на второй план. Я сжала рукоятку кинжала. Крики – всегда плохой знак.

Из комнаты выскочила женщина – служанка, которая несла ведро. В ее лице не было ни кровинки, она сжимала и разжимала руку на горле. Качая головой, она попятилась назад.

Я добежала одновременно с Риланом и заглянула внутрь.

Я увидела ее сразу.

Она лежала на кушетке цвета слоновой кости, бледно-голубое платье измято и спущено до талии. Одна рука безвольно свесилась, кожа приобрела меловой оттенок. Мне не нужно было открывать чутье, чтобы понять, что она не испытывает боли.

Она вообще больше ничего не испытает.

Я подняла взгляд. Ее голова покоилась на подушке, шея была вывернута под неестественным углом и…

– Не надо на это смотреть.

Рилан схватил меня, и на этот раз я не стала вырываться. Не остановила его, когда он отвернул меня. Но я уже увидела.

Увидела глубокие раны-проколы.

Глава 6

Пока лорд Мэзин и еще несколько человек стояли в дверях, пялясь на мертвую девушку, Рилан быстро отвел меня обратно в комнату. Мне хотелось вытолкнуть лорда и закрыть дверь. Хотя жертва была одета, слишком много плоти выставлено напоказ. Это лишало ее достоинства и вызывало нездоровое любопытство.

Она была личностью, и хотя от нее осталась всего лишь оболочка, она приходилась кому-то дочерью, сестрой, подругой. А люди будут говорить в основном о том, в каком виде ее нашли, что ее юбка задралась, а лиф сполз до талии. Не надо никаких свидетелей.

Однако мне не дали возможности их прогнать.

Все в замке Тирман фактически находились в изоляции, пока каждый уголок более чем сотни комнат осматривали в поисках преступника или других жертв.

Я сидела в кресле, а Тони расхаживала перед камином, теребя крохотные жемчужные пуговицы на лифе.

– Это Жаждущий, – сказала она. Темно-фиолетовое платье шелестело вокруг ее ног. – Наверняка Жаждущий.

Я посмотрела на Рилана, который стоял, прислонившись к стене и сложив руки на груди. Обычно он дежурил снаружи моей комнаты, но сегодня другое дело. Виктер помогал с поисками, однако я предполагала, что он скоро вернется.

На мне не было вуали, и Рилан поймал мой взгляд. Он видел ту девушку.

– Думаешь, это был Жаждущий? – спросила я.

Он ничего не ответил.

– Кто еще это может быть? – Тони повернулась ко мне. – Ты сама сказала, что ее укусили…

– Я сказала, что рана выглядит как укус, но… не похожа на укус Жаждущего.

– Я знаю, что ты видела укусы Жаждущих. – Тони села напротив меня, по-прежнему крутя жемчужины, как это делала Агнес с пуговицами на своей блузке. – Но почему ты так уверена?

– У Жаждущих четыре удлиненных клыка, – объяснила я. Тони кивнула: это общеизвестно. – Но на жертве было только две отметины, словно…

– Словно ей проткнули горло двумя острыми звериными клыками, – докончил Рилан.

Тони повернулась к нему.

– А если это про?клятый? – спросила она. – Который еще не полностью обернулся?

– Тогда отметины были бы как от обычных зубов или как укус Жаждущего, – ответил Рилан, качая головой и глядя в окно. – Я никогда не видел ничего подобного.

Мне пришлось с ним согласиться.

– Она… она была бледной, и это не из-за смерти. В ней словно не осталось крови, и даже если это был Жаждущий с двумя клыками… – Я сморщила нос. – Это было бы грязнее, не так аккуратно. Она выглядит, будто…

– Будто что?