Дженнифер Ли Арментроут
Из крови и пепла

На этот раз он обхватил ладонью мою грудь, поглаживая большим пальцем.

Касание было совсем легким, но меня пронзило удовольствие, и я ахнула. Мое тело реагировало само по себе, выгибаясь от его прикосновений.

– Я жду. – Он снова шевельнул большим пальцем, отчего мои и без того бессвязные мысли совсем разбежались. – Скажи, что тебе нравится, и я исполню.

– Я… – Я прикусила губу. – Я не знаю.

Хоук посмотрел мне в глаза, и мгновение так затянулось, что я начала думать, не сказала ли нечто неправильное.

– Я скажу, чего хочу я. – Его большой палец медленно рисовал небольшие круги по самому чувствительному местечку. – Я хочу, чтобы ты сняла маску.

– Я…

По моему телу пробежал пульсирующий трепет, вызвав пьянящее удивление. То, что я почувствовала… ничего подобного я раньше не испытывала. Острое и сладкое. Другой вид боли.

– Зачем?

– Потому что хочу тебя видеть.

– Ты меня видишь.

– Нет, принцесса. – Он опустил голову так, что его губы коснулись выреза моего платья. – Я хочу по-настоящему видеть тебя, когда между моим ртом и тобой не будет одежды.

Не успев спросить, о чем он, я ощутила сквозь тонкую шелковую ткань его теплый влажный язык. Я задохнулась, потрясенная его действием и волной жидкого жара, но затем его взгляд встретился с моим, и его рот сомкнулся на вершинке моей груди. Он прихватил губами сосок, и мой вздох превратился во вскрик, который потом наверняка меня смутит.

– Сними маску. – Он поднял голову и провел рукой по моему бедру. – Пожалуйста.

Если я сниму, он все равно меня не узнает. Хоук никогда не узнает, кто я, хоть в маске, хоть без нее, но…

Если я сниму маску, скажет ли он то, что частенько повторял герцог? Что я шедевр и трагедия? А когда почувствует рваные шрамы на коже моего живота и бедер, отдернет ли он в ужасе руку?

Я похолодела.

Об этом я не подумала.

Вообще.

Чудесный опьяняющий жар угас. Хоук – не Вознесшийся, но почти безупречной внешностью он подобен им. Раньше я никогда не стыдилась шрамов. Они были доказательствами пережитого мной ужаса. Но если он…

Рука Хоука скользнула по моему правому бедру, там, где разошлось платье, и остановилась прямо на рукоятке кинжала.

– Что это?..

Не успела я сделать очередной вдох, как он вынул кинжал из ножен; его пальцы прошли в опасной близости от одного шрама. Я села, но он оказался быстрее и откатился назад.

Красное лезвие блеснуло в свете свечей.

– Кровокамень и кость вольвена.

– Отдай, – потребовала я, перекатываясь на колени.

Он перевел взгляд с кинжала на меня.

– Это уникальное оружие.

– Знаю.

Мои волосы упали вперед, укутав плечи.

– И недешевое, – продолжал он. – Зачем оно тебе, принцесса?

– Это подарок. – Это была правда. – И я не настолько глупа, чтобы идти в такое заведение безоружной.

Мгновение он смотрел на меня, потом опять сосредоточился на кинжале.

– Если носишь оружие, не умея им пользоваться, это не делает тебя умнее.

Гнев вспыхнул так же ярко, как и желание, которое Хоук вызывал во мне несколько мгновений назад.

– С чего ты взял, что я не умею им пользоваться? Потому что я женщина?

– Не удивляйся тому, что меня бы это поразило. Обращение с кинжалом – не самый обычный навык для женщин Солиса.

– Ты прав.

Он в самом деле прав. Общество не одобряет женщин, умеющих обращаться с оружием и способных защитить себя. Меня это всегда беспокоило. Если бы моя мать умела защищаться, она могла бы до сих пор жить.

– Но я умею им пользоваться.

Он усмехнулся краем рта.

– Теперь я в самом деле заинтригован.

Двигаясь с невероятной быстротой, он воткнул кинжал в постель. Я ахнула, подумав, как к этому отнесутся хозяева «Красной жемчужины», но Хоук набросился на меня. Швырнул обратно на матрас, опять придавил всем своим весом и вжался в меня так, что сошлись все интересные части. Его рот накрыл мой…

В дверь заколотили, и Хоук не стал говорить то, что собирался сказать.

– Хоук? – прогремел мужской голос. – Ты здесь?

Он застыл с закрытыми глазами. Его теплое дыхание коснулось моих губ.

– Это Киеран, – назвал мужчина имя, которого я не знала.

– Как будто я этого уже не понял, – пробормотал Хоук, и я хихикнула.

Он открыл глаза, и на его лице опять возникла усмешка.

– Хоук? – опять постучал Киеран.