Галина Дмитриевна Гончарова
Академия адептов, колдунов и магов. Испытание для адептов

– Ладно… А глаза у нее красивые.

– Только глаза?

– Не только.

Ладонь до сих пор помнила и тепло, и округлость…

– А ты попробуй за ней приударить! – подначил Крат. – Что мы теряем? Год здесь тосковать!

Грон задумался. Год, да…

– От боевых баб – боевые дети родятся, – подвел итог Арх.

Это оказалось решающим моментом.

– А попробую! Только как это у них на равнинах делать надо?

– Найдем у кого спросить! Всем пригодится, – решил Крат. – Не сидеть же год ровно?

– Тебе, с твоей иголкой в сиделке, и пяти минут не усидеть, – хмыкнул Арх. – Молодежь…

Получил два подзатыльника с разных сторон – и надулся.

Тоже старичок нашелся – и разницы-то год, а сколько шума?

Действительно, надо бы познакомиться с девушкой поближе. Очень достойная девушка. Богато одаренная достоинствами…

Глава 3

Ведомости. И снова ведомости. Счета. А потом какие-то докладные. И наряды.

Все их приносила мистрес Варейн. И выглядела при этом так… Сверху вниз.

Шиньон. Высота – сантиметров двадцать.

Лицо. Тщательно закамуфлированное косметикой. Увы, после сорока тебе двадцать не будет, можешь не стараться. Разве что еще двадцать добавят к истинному возрасту.

Вырез. Да такой, что там не только глаза заблудятся – кит утонет. Интересно, дама не боится пупок застудить? А зря.

Пышные юбки – и каблуки сантиметров на десять. Все это в гамме алых оттенков.

Алые щеки, красные пятна на груди, бордовое платье, красные туфли…

Рональд испытывал острое желание повторить побег на бис. Увы – не получится. Дверь в кабинет ему таки сломали, а магия не создана для починки дверей.

Плотник же напился вчера в городе так, что больше всего напоминал дерево. Дуб.

Так что закрыться не выйдет, и удрать тоже.

И Рональд послушно терпел, читал, подписывал, ругался. Заодно гонял девушек из бухгалтерии, из хозслужбы, из… Откуда их столько понабежало вообще?

Жизнь была тосклива и беспросветна. Рональд плюнул и сбежал в туалет. А при входе кое-что услышал.

– …Новый ректор?

– Да, такая пуся…

Рональд хлопнул дверью и уставился на унитаз с чисто исследовательской целью.

Нельзя ли в нем утопиться? Как вариант – просочиться в фановую трубу.

Говорят, в канализации под городом живут результаты экспериментов адептов. Они кошмарные, опасные, жрут всех…

Какие же они милые! Их хотя бы убить можно!!!

– Сели, поделись кусочком!

– Перебьешься!

– Жестокая ведьма!

– Цыц!

Повариха, глядя на это дело, только головой покачала:

– Совсем с ума посходили девки…

Селия внимания не обратила, а вот Линда заинтересовалась:

– А кто еще посходил?

Повариха многозначительно улыбнулась. Линда достала монетку.

– Да все, – фыркнула тетка. – Тут каждая, считай, что-то приготовить старается. Правда, не мясо, все больше пекут что-то сладкое. Пирогов уж было – штук двадцать. Булочки, плюшки, пирожные…

Селия фыркнула. Она просто замариновала большой кусок мяса и засунула в духовку. Это – не пирог. Вообще не сладкое.

А если принюхаться? Девушка подошла к посуде, обнюхала доски, ложки, ножи, потом достала проявитель и маленькую кисточку и пару раз мазнула по доскам. Внимательно осмотрела свечение в местах мазков.

Повариха следила за этим процессом с бо-ольшим интересом.

– И? – не выдержала Линда.

– Приворотные зелья. «Серебряный светлячок», «Облачный кокон», «Пыльца», «Бабочка» – это только то, что я почувствовала. А еще афродизиаки. Те я похуже знаю, но мушки тут точно отметились.

– Вот стервы! – возмутилась повариха.

– Так что вы все еще раз промойте. Лучше всего – каким-нибудь растворителем поядренее. А то половина академии в загул пойдет.