Галина Дмитриевна Гончарова
Академия адептов, колдунов и магов. Испытание для адептов

– Что именно? Небось ленты новые?

Селия помотала головой:

– Нет, что вы. Андоррские приправы – один пакетик, маринад эльский…

Мистрес Гарден честно выслушала заказ. Потом записала для верности, прикинула – и подняла брови.

– Селия, а ты знаешь, сколько это будет стоить?

Перед дамой легли три золотых.

– Этого хватит?

Мистрес Гарден кивнула. Даже немного на сдачу останется… хотя сдача до девушек не дойдет, осядет в кармане посредника.

– Что это вас разобрало?

Селия похлопала ресницами:

– Мистрес Гарден, у нас ведь новый ректор…

– И что?

Девушка покраснела. Больше объяснять не пришлось, мистрес Гарден махнула рукой и сгребла золото.

– Эх, молодежь.

Мясо Селия, кстати, покупать не собиралась. На кухне поделятся. Там же и готовить придется. Не в лаборатории же?

– Ужасно!

Юра сидел на кровати и смотрел в стену.

Стена была белого цвета, совершенно равнодушная к его взглядам, и молчаливая, как и подобает стене. В комнате он был один, хоть это радовало.

Но попаданцев, или, как здесь их называли, проходимцев (какое грубое, ужасное слово!!!), всегда селили одних. Для лучшей адаптации.

Ага, они бы еще комнату поприличнее нашли…

Душ – общий. Туалет – общий… да Юра в жизни так не жил!

Отвратительно! А все остальное?

Косметики – нет. Денег – нет. Собственно, ничего нет. Стипендию ему выдали, но в местных ценах он не ориентируется. Надо бы сходить на рынок, но страшновато…

Хорошо еще, магический талант у него есть – он маг воздуха. Вроде как даже сильный…

Вот зачем ему этот воздух?!

Все бы в этот момент отдал Юрочка, чтобы оказаться дома, в Москве, в маленькой квартирке, которую снимал напополам с другом… даже не другом, а любимым человеком.

В родном салоне, в котором он работал стилистом…

А здесь? Что его ждет? А вдруг…

Юра был начитанным молодым человеком, хорошо знал историю, и знал, что не так давно существовал СССР. И там был совершенно нетолерантный закон, по которому таких, как он, предусматривалось сажать. В тюрьму, вот ужас-то!

За право людей любить друг друга! А в Средние века за это тоже сажали. На кол…

Как с этим обстоят дела среди магов, он не знал, а спросить побоялся. Кто его знает? Страшновато…

Но кодекс законов ему выдали, надо обязательно прочесть. Мало ли что…

И линейка, или как это тут называется, была забавная… нашли кого голограммами пугать! Они с Максом вместе ужастики на ночь смотрели… эх! Где тот компьютер, и Интернета здесь нет…

Да за что ж его сюда?! Даже трусов с собой нет на смену!!! А местное белье… Юра покосился в сторону формы.

Кальсоны по колено выглядели совершенно не вдохновляюще. Еще и на завязках…

Юра взял сей предмет туалета со стула, помял в руках, повертел, а потом уткнулся в них лицом и горько заплакал.

Не нужна ему магия!!! И другой мир не нужен!!!

Макса верните! И любимую, родную, толерантную Россию! Где не посадят на кол, а набьют морду…

Юре было очень себя жалко.

– Эк она тебя!

Мужская компания, тем более молодые парни, давно знакомые… о чем пойдет речь?

Конечно, о бабах! В частности, об одной такой, черноволосой.

Над Гроном подшучивали, но беззлобно: кулаки у парня были пудовые.

– Красивая, – вздохнул Грон.

– Теперь как и все магички. Нос выше гор, гонор выше носа, – хмыкнул Тарх. – На нас и не поглядит.

– Это на тебя она не поглядит, – Крат был настроен оптимистично. – А на Грона – может. Особенно если узнает…

– Цыц, – Арх был краток и деловит. – Языки прижмите!

– Да кто тут оркрист понимает?

– Кому надо – тот поймет… Мальчишки!

Грон махнул рукой: