Галина Дмитриевна Гончарова
Академия адептов, колдунов и магов. Испытание для адептов

В довершение всего по площадке разлился запах свежепочищенного сортира.

Орки построили «ежа» и ощетинились мечами во все стороны.

Преподаватели выругались и принялись разбираться с происходящим, но иллюзия студентов оказалась крепко сляпана и поддаваться не спешила.

Адепты хихикали.

Рональд стоял как дурак, не зная, что делать. Снести он мог половину площадки, вместе с адептами. Но развеять иллюзию?

Это совершенно не его специализация.

Наверное, единственный, кто не потерял присутствия духа, был проходимец. Он с интересом посмотрел на иллюзию, подошел поближе, провел рукой – изображение заколебалось…

– Прикольная голограмма. Только пропорции подкачали. И у козла почему-то пять ног.

– Это не нога! – выкрикнул кто-то из толпы.

– Тогда почему она спереди? – ядовито поинтересовался проходимец.

Рональд закрыл глаза и подумал, что это будет очень, очень долгий год.

А ему ведь еще и жениться придется…

За что?!

– Сели, это твоя идея?

– Нет.

– А воплощение?

Селия сама выглядела как воплощение невинности:

– Нет, конечно.

– И ты никак не приложила руку?

– Ну… расчеты я могу проверить, правда ведь?

Линда фыркнула:

– Можешь. Надеюсь, оно хоть того стоило?

– Два золотых.

– Живем!

С деньгами у девушек было сложно.

Анна-Лиза пока не могла распоряжаться своим состоянием, а ее содержание направлялось матери. Считалось, что мать отдаст деньги дочери, но те никогда не доходили до Анны-Лизы. Наверное, аннигилировались по дороге.

Отец Линды не мог содержать дочь в столичной академии – не на его жалованье.

Селии и вовсе не стоило рассчитывать хоть на монетку из дома. Не с ее отцом.

Мистрес Лиан предлагала помочь девочке, но Сели скорее бы удавилась, чем взяла у нее хоть медяк.

Надо было зарабатывать самостоятельно.

Селия легко зарабатывала контрольными работами. Анна-Лиза подзаряжала амулеты, ей это было несложно. Это сейчас Селия могла их в лаборатории подзарядить, и то преподаватели ругались, а для простых адептов таких вольностей не предусматривалось. Вот Линде было труднее всего, но она тоже нашла выход – и стала помогать в оружейной. Тяжелой работы она не боялась, оружие любила, а чистить его надо. И затачивать, и полировать, и…

Ни одно заклинание не справится. Проще выписать стипендию на адепта, который будет этим заниматься, чем нанимать лаборантов, потом лечить лаборантов, потом приводить их в чувство, потом выплачивать компенсацию…

Обойдется?

Да когда это с адептами обходилось малой кровью?

Полученные деньги девушки складывали в копилку, не задумываясь, кто заработает больше, кто меньше, и брали оттуда на мелкие расходы.

И ругались, и спорили, но постепенно, за пять-то лет, притерлись друг к другу, нашли общий язык – и считали себя скорее сестрами.

На торжественном собрании все трое пристально разглядывали нового ректора.

Что тут скажешь – попугай!

В этот раз на Рональде были розовые сапоги, бледно-голубые штаны и такой же камзол, насыщенно-лиловая рубашка, шикарный белый бант, но с пурпурной сердцевиной, все это отделано кружевами, усыпано стразами и расшито жемчугом.

– Я не хочу за него замуж, – поежилась Анни.

– Мы тебя не отдадим, – с двух сторон приободрили ее подруги.

Анна-Лиза поверила. А что ей еще оставалось?

Селия не теряла времени зря. Она приглядывалась к девушкам. И наконец…

– Девочки, нам подойдет Мила Лавсин.

– Лала? Зачем? – скривилась Линда.

– Ей нравится ректор, – кивнула Селия.

– Вот даже как?

– Да, она на него смотрит.

– Надо будет с ней поговорить, – кивнула Линда. – А мне понравился этот… Йори.

– Проходимец?