Галина Дмитриевна Гончарова
Академия адептов, колдунов и магов. Испытание для адептов

– Пойдешь на разведку. Что у тебя там новое?

– Линда?

– Книги какие, спрашиваю?

– Вот… Лорена Великолепная. «Граф и его крокодил».

– Так… я это на ночь не представляю, – Линда даже поежилась. Крокодила она видела в зоологическом саду. И если у какого-то графа хватило энергии… М-да! Герой! Штаны – горой!

– Ты не понимаешь! Там злая ведьма обратила прекрасную девушку в крокодила, и она жила в пруду у графского замка. А граф приходил туда грустить, и они подружились. Крокодил его от убийц спас…

– Это понятно. Ректора ты, если что, от убийц не спасаешь. Наоборот – поступаешь как героини романов.

– Это как?

– Падаешь в обморок и быстро отползаешь. А он пусть сам разбирается. Авось и жениться некому будет. Давай топай к комендантше. Бери с собой роман, бери золотой – и вперед.

– А…

– Закажешь нам еще бальзама, взамен выпитого.

– Нет, это надо на трезвую голову, – остановила покачнувшуюся подругу Селия. – И дня через два.

– Почему?

– Как раз пройдет торжественное собрание, всем представят нового ректора, вот и посмотрим, кого подставить. То есть подложить.

Анна-Лиза кивнула.

Ей замуж совершенно не хотелось. И вообще, как-то это непритягательно, когда ты оказываешься в положении героини любимых романов.

Грустно даже. Нет, неохота.

Торжественное начало учебного года.

Сколько заведений, а оно везде одинаково.

Сначала речь ректора о том, как вы все счастливы учиться, а мы все счастливы учить.

Потом несколько ответных речей о том, как они все счастливы учиться у таких суперпрофи.

Концерт, фуршет (для преподавателей) – и всем спасибо, все свободны.

Девушки туда все-таки пошли. Конечно, вместе с Анни (отсутствие тоже провоцирует). Только подругу нарядили поскромнее – замотали в шаль самой Селии. Симпатичная вещица, просто цвет ярко-зеленый.

Этакой ядреной лягушки, выкупанной в бриллиантовой зелени. Рыженькой Селии в ней и то было не слишком хорошо, а уж Анни и вовсе потерялась. Ничего, свобода требует жертв. А учеба в академии – соблюдения традиций.

Традиции – это то, что никому не нужно, но отвертеться не удается. В частности, к традициям относится вечеринка по случаю начала нового учебного года.

Рональд скрипел зубами, но выбора не было.

И вот – открытая площадка, на которой в обычное время проводятся тренировки адептов, декорирована различными иллюзиями, адепты построены по курсам и группам, по трем сторонам квадрата, четвертую сторону заняли преподаватели, а в центре, на небольшой трибуне, стоит сам Рональд.

– Дорогие адепты! Сегодня начинается новый учебный год…

Речь текла плавно, как и у других ректоров, иллюзии сменяли друг друга, показывая то охапки цветов, то красивый узор из осенних листьев…

– …В этом году нашей академии оказана честь. В ней будут учиться представители Оркриста…

Преподаватели раздвинулись.

В середину квадрата шеренгой вышли ровно пять орков. Рональду повезло хотя бы в одном – ему не достались первокурсники орочьего племени. Это был даже не выпускной курс, а уже готовые выпускники. Один год их проучат со старшекурсниками, делясь секретами магической науки. Но Рональду и одного года было много.

Да что там года? Месяца!

– Бе-е-е! – раздалось из толпы адептов.

Орки принялись оглядываться.

Да, увы. Оркрист состоял, в основном, из гор, и, желая оскорбить гордый оркский народ, их обзывали горными козлами. С точки зрения Рональда – зря.

Пользы от козлов точно было больше, чем от адептов. С первых и шерсть, и мясо, и шкуры, а со вторых?

Одни убытки государству.

– Также в нашей академии будет учиться Юрий Касимов, проходимец из соседнего слоя.

Преподаватели опять раздвинулись в стороны.

На этот раз адепты молчали.

Молодой человек, который вышел на середину зала, выглядел достаточно своеобразно. И по пышности оперения превзошел даже ректора.

Светлые волосы тщательно уложены в сложную прическу. Карие глаза подкрашены чем-то ярким, губы тоже подкрашены, голубая рубашка из какого-то блескучего материала щедро отделана кружевом и стразами, джинсы в обтяжку не оставляют свободы воображению, кроссовки на высокой подошве тоже усыпаны стразами. Добавьте сюда несколько цепочек на шее и браслетов на руке, два кольца на пальцах (все золотое, с драгоценными камнями) и снисходительную улыбку – и вот Юрочка перед вами.

Впрочем, долго молчание не продлилось.

Бабах!!!

Устраивать пакости на торжественном собрании тоже было традицией. Просто студенты старались не повторяться. В один год страдала речь ректора, в другой – фуршет, в третий – концерт, в четвертый – вечеринка преподавателей.

Сейчас же…

Грохнуло так, что оглушило даже привыкших к обвалам орков. А пока народ приходил в себя, пошли и остальные сюрпризы.

Иллюзии в один миг сменились на нечто извращенно-порнографическое.

Нет-нет, козел туда попал совершенно случайно, это вовсе не было намеком.