Галина Дмитриевна Гончарова
Академия адептов, колдунов и магов. Испытание для адептов

Анни захихикала. Сели погрозила Линде пальцем.

Вот подливать подруге в чашку приличную порцию арденского бальзама на восьмидесяти травах не стоило, наверное. Зато Анна-Лиза согрелась и успокоилась.

– Сели, там же как выйти замуж за ректора!

– Лин, это же прекрасно! Значит, нам надо сделать все наоборот. Вот и все.

Подруги переглянулись. Такая мысль им в голову не приходила. А Селия достала с полки первый попавшийся том:

– Ага. «Герцогиня проректора».

– Звучит как-то страшновато, – Линда вытянулась на кровати. – Итак? Что герцогиня знала про ректора?

– Если прикинуть, – Селия сосредоточенно листала книгу. – Надо быть серой забитой мышкой…

– Не пойдет. Анни уже не такая…

– С другой стороны, если она будет слишком яркой, он может и обратить на нее внимание… так, Анни, будем делать из тебя середнячка.

– Это как? – с подозрением уточнила девушка.

– Молча. Оденем в форменное платье и прыщей добавим. И волосы заплети потуже, поняла? – посоветовала Селия.

Анна-Лиза охотно кивнула:

– А прыщи как добавлять будем? Магией?

– Нет… вот тут сказано, что нестандартная магия привлекла внимание, – Селия быстро пролистала книгу, поставила на полку и достала другую. – Краской обойдемся.

На краску подруга была согласна.

– Что еще… ректора можно накормить.

– Может, и правда? – подалась вперед Анна-Лиза.

Линда фыркнула:

– Давай его лучше Селия отравит. И мучиться бедняга не будет.

Увы. Зелья, химия и алхимия были слабыми местами блондинки. Вот если бы стихийная магия…

Все, что не успевало сгореть и намертво прикипеть в котелке Анны-Лизы, оставалось подозрительно сырым, а любое ее зелье можно было сразу использовать как яд. Когда Селия как-то ради интереса принесла одну из пробирок в лабораторию для исследования и случайно разбила, из лаборатории сбежали все тараканы.

Комендант общежития умоляла сварить чудо-зелье для личного пользования, но Анна-Лиза два раза не повторялась. От следующего зелья три дня чихали все адепты.

– Я, может, с любовью варить буду, – обиделась Анна-Лиза.

Линда фыркнула еще раз:

– Так и запишем. Помер от любви. Сели, что там еще можно сделать с попугаем?

– Ощипать и сварить, – буркнула Анна-Лиза.

– Попадаться ему на глаза в самое неподходящее время.

– А как определить, какое время подходящее?

– Судя по твоим книгам, такого не существует. Когда бы ты ни попалась ему на глаза, все равно это будет провокация.

– Что, и на лекции не ходить?

– Это тоже будет провокация, – сверилась с книгой Селия.

– А если в парандже, как в Вигоре?

– И будешь одна такая загадочная – это тоже будет провокация. Сразу захочется снять и посмотреть, – выдала Линда. – А что-нибудь непровоцирующее героини могут делать?

– Дышать? – задумалась Селия. Перелистнула еще пару страниц и горестно вздохнула: – Ее пышная грудь бурно вздымалась и опускалась, провоцируя…

– Морскую болезнь, – подвела итог Линда. – Суду все ясно. Анни, тебе надо перестать дышать, после чего проблема решится сама собой.

– Помру?

– Зато быстро. Ты какие цветочки предпочитаешь?

Анна-Лиза швырнула в подругу подушкой. Та ловко перехватила ее в воздухе, перевернула…

– Ага, что тут на вышивке? Так и запишем – ромашки.

– Кхе-кхе, – привлекла к себе внимание Селия.

– Так что там не надо делать с ректором? И Анни, не дыши в его присутствии.

– Свалюсь в обморок и спровоцирую его на искусственное дыхание, – горестно подвела итог размышлениям Анна-Лиза.

Девушки дружно расхохотались. Ситуация переставала быть безнадежной.

– У меня есть хорошая идея, – подвела черту Селия. – Чтобы ректор не женился на Анни, его надо срочно женить на ком-то другом.

– А на ком?

– А кому он нравится? – вопросом на вопрос ответила Селия.

Девушки переглянулись и задумались. Выходило так, что в своем кругу искать не стоит. Линда посмотрела на Анни.

– Подруга, тобой придется пожертвовать.

– То есть?