Галина Дмитриевна Гончарова
Академия адептов, колдунов и магов. Испытание для адептов

– Я… я…

– То, что вы женаты на моей матери, не делает вас моим родственником. Семейный кодекс империи, статья пятая, пункт три, подпункт шесть, – отчеканила Анна-Лиза.

Аркен засопел, засипел:

– Ты мне предлагаешь идти пешком?

– Меня не волнует ваш способ передвижения, – оскалилась Анна-Лиза. И словно бы невзначай раскрутила на кончике указательного пальца небольшой такой водный смерчик. Маленький, не больше мизинца размером.

Шинор задохнулся и на миг замер с выпученными глазами.

Да, спорить с магом вообще сложно. А если он еще и законы знает…

Анна-Лиза знала. Селия натаскивала подруг уже третий год, как они задумались о замужестве, так и начала.

Почему? Страшно. У Селии – папа-кролик. У Анны-Лизы… тут сложно. С одной стороны, ее отчим – простолюдин. С другой – право опеки у матери. Это деньгами она распоряжаться не может, а вот родной дочерью – спокойно. И то, что она вышла замуж за простолюдина, ничего не меняет. Муж – да, коммерсант, а жена-то дворянка. Просто ее в свете не везде принимают из-за мезальянса, но титула никто не лишал.

Деньги… они многое позволяют.

Шинор может принять решение, а Танна своей волей выдать дочку замуж. Никто и слова не скажет. Так положено, так заведено…

Не хочется?

А тут даже Семейный кодекс ничего против не скажет. Закон.

Не раздражать родственников?

А вот тут – вопрос. Все равно нагадят. Даже не если захотят, а просто – нагадят. Они дочерей Шинора выдали замуж во имя выгоды, а падчерицу пожалеют? Даже не смешно.

Значит, надо напугать. Пусть подумают, ведь выйдя замуж, Анна-Лиза и поквитаться сможет… а не она, так подруги за нее поквитаются.

В результате Анна-Лиза ехала в карете, а Шинор сидел на облучке, рядом с кучером. Править четверкой он и не пытался, но не на запятках же ему ехать? Там он точно не удержится.

Понятное дело, до дома он добрался не в лучшем настроении, а самое главное – промерзшим до костей. Отложить бы разговор, да вот беда – герцог!

Он-то ничего не отложит. Так что Шинор хлопнул стопочку для сугрева – и приступил к разговору.

– Анна-Лиза, мы вызвали тебя, чтобы сообщить радостное известие.

– Кто-то помер? – уточнила девушка.

– Никто не помер, – процедила вошедшая в кабинет Танна Аркен. Дочь она разглядывала без особой любви. А чего ее любить? Выросла, стервочка! И красивее матери, и сильнее, а главное, со взрослой дочерью не слишком-то свой возраст и урежешь! А вдруг еще и внуки?

Это что же – она бабушкой станет?! Прощай, молодость?! Ы-ы-ы!!!

Не хотелось – до истерики, так что дочери не досталось ни любви, ни ласкового взгляда. Матери, впрочем, тоже.

Родила? Спасибо, все свободны. По трудам и награда.

– Тогда зачем меня вызвали? – недовольно осведомилась Анна-Лиза.

– Прояви больше вежливости, соплячка, – попробовала осечь ее мать. Ага, куда там!

– Сразу же, как заслужите.

– Я еще заслужить должна… ах ты…

Поднятая рука опустилась, не ударив. Бить в водяной щит – дело гиблое, а пробить его тем более не выйдет.

Анна-Лиза не была боевиком, но Селия более-менее натаскала подруг на защиту. Три заклинания, но Анна-Лиза их могла повторить в любую секунду. Щит, атака, наводнение. А больше, поверьте, и не надо. Простолюдинам – так точно.

Да и боевикам. С силой Анны-Лизы она бы любого снесла не задумавшись.

– Дрянь! – выплюнула Танна.

– Вы, мамаша, не изображайте маменьку, – процедила в ответ Анна-Лиза. Девушке было откровенно плохо, тошно и тоскливо, но показать свою слабость? Этим?! Никогда!!! – Имя героя не скажете?

– Рональд Аргайл, – выплюнул отчим.

Анна-Лиза открыла рот. Закрыла его.

Потом упала в кресло и безудержно расхохоталась. Да так, что по всей улице вода фонтанами забила. Кажется, она еще что-то про разведение попугаев сказала…

Точно, тронулась от радости.

Предъявлять впавшее в истерику «сокровище» герцогу никто не стал. Сокровище хохотало гиеной, и половину улицы водой залило. Рисковать было страшновато – еще прорвет не в тот момент… Мочить герцога?

Можно, конечно, а вдруг он чего в ответ натворит? Жить-то хочется…

Девушку вежливо погрузили в карету и отправили обратно к телепорту. Пес с ними, с планами. Если она так на герцога… это плохо закончится. Для Шинора и Танны.

Как же, не воспитали, не образумили…

И при чем тут попугаи? Чушь какая-то… от радости вконец девка ополоумела, с ними бывает. Это и сообщили герцогу.

Тот остался недоволен и попросил предъявить ему Анну-Лизу через неделю. На следующих выходных.

Должен он поговорить с возможной невесткой? Обязан!

Шинор согласился, и герцог с тем отбыл.

А Шинор направился в кабинет и вызвал туда сына:

– Фарл, нам надо поговорить.

– Да, папенька.

Длинноносый и лупоглазый юнец был образцом почтительности, что прямо зависело от размера подачек.