Берта Свон
Невеста по ошибке


Свекровь ответила ей недоуменным взглядом.

– В моем мире этот сюжет часто обыгрывается в книгах: кто-то попадает в другой мир, там с ним может произойти что угодно. Есть миры, доброжелательные к попаданцам, есть те, в которых их убивают.

– Глупости какие, – решительно качнула головой свекровь. – Тут тебя точно не убьют. Если, конечно, Генриха в очередной раз не доведешь.

Ира фыркнула: ну, с Генрихом они точно разберутся. Тут еще кто кого убьет.

Глава 14

Конь скакал быстро, перебирая копытами, практически летя над травой, заметно подросшей к окончанию теплой осени. Совсем скоро погода изменится, землю накроет снег, и уже не полетаешь по дорогам. Конечно, если не хочешь себе шею сломать.

Генрих не хотел. Он вообще ценил и любил жизнь во всех ее проявлениях. Ветра, вороного коня, своего любимца, он зачаровал от любого несчастья, любой, самой мелкой, неприятности. Наверное, именно потому что конь был зачарован сильнейшим магом империи, езда на нем довольно быстро успокаивала Генриха, как бы ни были истрепаны нервы.

Уже через пятнадцать минут езды Генрих ощутил знакомое умиротворение. Нервная система, значительно расшатанная появлением в его жизни стервы жены, успокоилась. Сейчас, конечно, можно было бы обернуться, пробежаться в зверином обличии по еще зеленой траве, но Генрих совсем недавно терял контроль над собой, и вторичный оборот в таких условиях был нежелателен. Мало ли, что там удумает звериная часть. Могла и в лес на недельку-другую затащить. А подобный расклад был совсем не на руку разгоряченному поездкой Генриху. Оставить дражайшую супругу во дворце без присмотра?! Да ни за что! Генрих слишком любил и ценил и дом, и обстановку в нем.

При мысли о жене в груди снова заворочалось раздражение. Вот же… сучка! Влезла в доверие к его родителям, крутила хвостом перед дядей. Теперь, из-за нее, еще и на балу появиться придется! А у Генриха, между прочим, были планы! Свои планы! Приятные! В столице у него было много подруг, с нетерпением ожидавших его появления. И что теперь?!

Почувствовав, что умиротворение улетучилось, Генрих сжал зубы: да, жизнь с этой… ожидалась непростой! Еще понять бы, кто из богов и за какие грехи его так наградил! Он, Генрих, жил так же, как и остальные аристократы его возраста, ничем от них не отличался, периодически захаживал в Храм Всех богов с щедрыми дарами. А теперь голову ломает над простым вопросом: за что?!

Конь, будто почувствовав настроение хозяина, стал бежать медленнее, давая ему возможность все обдумать. Генрих выругался сквозь зубы:

– Органргран ронх орнаршарн!

Мать, услышь она, как выражается любимый отпрыск, за голову схватилась бы. Тролльи словечки у почтенного тайгера! Но матери сейчас поблизости видно не было, а потому Генрих с наслаждением прибавил от души еще пару фраз и с удовольствием послал коня в галоп.

Ира задумчиво смотрела на стройные ряды книг в местной библиотеке. Сколько их тут? Тысячи? Сотни тысяч? Может, чем бесы не шутят, миллионы? И как, скажите на милость, это все прочитать?! Где время-то найти?!

Книгами Ира была одержима с самого раннего детства. Пока ее сверстницы радостно курочили кукол, отрывая им руки и ноги, она, по рассказам родителей, сидела и с задумчивым видом листала книжки для детей с яркими картинками. «Как будто что-то понимала там, в свои два с половиной», – весело хмыкал каждый раз отец.

Понимала или нет, однако к четырем годам Ира научилась читать сама. И читала. Многие слова, конечно, были непонятны. Но Ира получала наслаждение, просто скользя взглядом по строчкам.

Теперь перед ней стояла тяжелейшая из всех проблем: проблема выбора.

«А еще и необходимость проверить, умею ли я читать хоть на одном языке этого мира», – проворчала про себя Ира.

С опаской она подошла к одной из полок, достала первую попавшуюся под руку толстую книгу в сером кожаном переплете, раскрыла ее на середине.

Буквы сначала поплыли перед глазами, затем замерцали и начали все же складываться в слова.

«… и никто так и не узнал, куда исчезла Мать всех драконов», – прочитала Ира.

Легенда? О драконах? Ира, не сдерживаясь, облизнулась: «Моя ж ты прелесть!». Теперь она знала точно, чем занять время до ужина.

Свекровь ясно выразилась: «Сегодня ты отдыхаешь, осмысливаешь произошедшее, привыкаешь к мысли о новом доме. Вечером Генрих к тебе вряд ли наведается, он слишком взвинчен. А с завтрашнего дня придет нанятый учитель этикета и танцев. Тебе нужно соответствовать своему статусу».

Нужно, так нужно. В принципе, Ира была не против занятий, тем более уроков этикета. Учиться ей всегда нравилось. Но сейчас у нее нашлись дела поважнее: толстая книга в сером кожаном переплете.

Ира быстро поднялась по широкой мраморной лестнице в свою комнату, закрыла дверь на замок, завалилась на мягкую перину и погрузилась в мир драконов. Надо же, в конце концов, узнать, что за Мать драконов, и куда она по непонятной причине подевалась!

Глава 15

Пышная, широкобедрая, готовая угодить клиенту работница борделя, раскинув в разные стороны руки и ноги, страстно стонала на кровати. Полностью обнаженная, она умела получать удовольствие и доставлять его. Вот и сейчас, достаточно возбудив того, кто щедро заплатил за постельные игры, она с готовностью раздвинула ноги, впуская его в себя.

Генрих двигался резко и быстро, в определенном, давно привычном ритме, не особо думая о той, кто находился под ним. Главное было самому получить как можно больше удовольствия, разрядиться перед очередным, вряд ли удачным, общением с молодой супругой, чтобы не пугать многочисленную дворцовую челядь своей злобной усмешкой. Его член, большой и толстый, снова и снова входил в промежность служанки. Еще немного, минута, две, три. Генрих кончил, на пару секунд застыл, затем вытащил член, и сперма обильно потекла на белоснежную простыню.

Шлюха без сил раскинулась на постели, прикрыв глаза.

Генрих удовлетворенно ухмыльнулся, небрежно помял небольшую женскую грудь и отправился мыться.

Две молоденькие рыженькие служанки, ждавшие в соседней комнате с уже нагретым чаном с водой, рады были угодить Генриху. Впрочем, они были рады угодить всем клиентам. Ведь от степени удовлетворенности клиента зависела их зарплата. Да и Генрих был щедрым клиентом и всегда оставлял хорошие чаевые.

Нежные девичьи ручки начали аккуратно мыть Генриха во всех местах. Он блаженно улыбнулся, довольный легкими прикосновениями и полным послушанием служанок. Не то что эта… Мысль о жене он старательно отодвинул на задний план сознания. Позже. Он подумает об этой стерве позже. Пока же он наслаждался жизнью.

Бордель матушки Жанны отличался от остальных заведений подобного типа хорошо вышколенными работницами всех уровней. Потому-то именно сюда и заглядывали местные аристократы. Каждый номер, магически отделенный от остальных, был полностью защищен от любопытных глаз и ушей. Общий коридор всегда пустовал – опять же магия. Сколько бы существ там ни находилось, они не видели друг друга.

Никем не замеченный, Генрих, вымытый, удовлетворенный и одетый, вышел из номера, спустился в конюшню, велел слуге седлать коня.

Теперь можно было и домой возвращаться. С улыбкой на губах Генрих взлетел на спину Ветра и направился вон из города.

«Богов было девять, и восстали они против Хаоса, и создали каждый свой мир. И плодились там и размножались, – рассказывала книга, оказавшаяся сборником мифов, сказок и легенд. Ира жадно впитывала всю изложенную информацию. – И создали они расы, каждый – свои».

Ира перелистывала страницу за страницей, иногда возвращаясь к предыдущей главе, чтобы кое-что уточнить. Выходило, что в космосе существовала этакая цепь из девяти миров. У каждого – свой создатель, свои боги, свои расы. Некоторые миры были взаимопроникающими, другие – полностью закрытыми. Причины такой изоляции миров никто не объяснял. Кроме тайгеров и драконов, книга рассказывала о нагах, вампирах, троллях, гоблинах, гномах и еще нескольких незнакомых Ире расах.

– Прямо зоопарк какой-то, – Ира дочитала до середины, отложила книгу, потянулась.

В животе забурчало.

Ира посмотрела в окно – там мягким фиолетовым покрывалом опускались сумерки. Похоже, она опять зачиталась и напрочь забыла про время.

Как была, переодетая после обеда в домашний халат и теплые тапочки, Ира поднялась с постели. Жажда приключения, после знакомства с описанными в книге расами, загорелась в ней вновь.

– Ну что, дворец, держись, я иду, – ухмыльнулась Ира и вышла из комнаты.

Немного покрутив головой в коридоре, она спросила у пустоты:

– Ну и где тут кухня?

Пространство хмыкнуло и ответило знакомым голосом домового Гришки:

– Что ж ты шебутная такая. Не сидится на одном месте.

– Так скучно же, – живот забурчал вновь. – Гриш, если помру, на твоей совести это будет.

– Нет у меня совести, – проворчал домовой. – Иди, как шла в прошлый раз. Выведу к кухне. Сидела б в спальне, ела б там.

– Ага, – согласилась Ира, неспешно двигаясь по коридору, – всю жизнь только и делать, что в спальне сидеть. Муж-то мой где? Небось, по борделям пошел? А мне в спальне сидеть?

– Он мужик, ему положено, – отрезал Гришка.