Валерий Касаткин
Избранное. Том 6. Детективные повести


– Разреши войти? – майор, уже войдя в кабинет шефа, для приличия стукнул кулаком в дверь.

– Входи, садись и докладывай, – Дозов скривил губы в улыбке.

– Сначала вопрос: сигналы о деньгах с пометкой «Е» из торговли не поступали?

– Пока нет.

– Жаль, жаль, – Ударов скорчил недовольную гримасу.

– Ты мне гримасы не корчи, – подполковник подтянул губы к носу, – на помеченные деньги особо не рассчитывай. Надо заниматься людьми. Зацепки есть?

– Зацепки две. Машина «Жигули» с неисправным глушителем и Михаил Мокрин, учащийся училища, где преподаёт Толкунов. Парень отслужил в армии и в этом году получит специальность каменщика. Сейчас за ним установлено наблюдение.

– Вот это правильное направление, а не то, что сидеть у моря и ждать хорошей погоды. И купюры меченые буквой «Е» рано или поздно тоже всплывут, – лицо Дозова приобрело нормальное выражение, – как сын? Школа ещё не отбила охоту стать сыщиком?

– Шустрая нынче пошла молодёжь, – майор усмехнулся, – когда я сыну рассказал о деле, он отозвался о нём как о задачке с вопросом, сколько будет дважды два.

– Когда столкнётся на практике с реальными делами, по-другому запоёт. Но радует, что есть оптимизм. А как оптимизм в его личных делах? Ты мне вскользь рассказывал о его проблемах.

– Помнишь, я обратил твоё внимание на сводку о Тане Таловой? Её брату ты дал направление в милицейскую школу.

– Помню.

– Так вот, там был мой сын, но его фамилия нигде не фигурировала.

– Заинтриговал. Жду детали, – подполковник достал из шкафчика початую бутылку водки, – рабочий день закончился, а завтра выходной, можно и поговорить.

– Поговорим, а потом можем продолжить у меня.

– Согласен. Но твои бойцы должны работать и наблюдать.

– Такая команда уже дана.

10

Светлана Ледина действительно на выходные приехала домой и находилась в состоянии далеком от радужного. Основной цвет, который заполнял её душу, был серый с оттенком красного. Под серой пылью клокотала лава праведного гнева на когда-то обожаемый субъект любовных отношений. Но слой пыли становился всё толще и толще, а лава, пробиваясь в голову уже тонкими струйками, вызывала в ней лишь импульсы и вспышки негодования, удивления и даже мысли о мести типа той, что она добьётся высот в жизни, что в свою очередь заставит Виктора кусать локти, сожалея о подлом предательстве.

В субботу в пятом часу дня девушка понуро сидела на диване и тупо смотрела какую-то мыльную оперу по телевизору, одновременно витая в мрачных мыслях. В пять часов в коридоре затрезвонил телефон. Родители его проигнорировали, поэтому Света вяло, с большой неохотой подняла трубку и сказала:

– Хелло! Да. Да! Да? Сейчас выйду…

На улице у подъезда к Лединой подошёл Сергей Талов, друг Виктора. Парень виновато улыбнулся и произнёс:

– Привет! Извини! Я при последней встрече был немногословен.

– Ты мне опять привет от Виктора хочешь передать? Я уже им не интересуюсь.

– Приветом или им? – Сергей усмехнулся.

– Тем и другим, – девушка равнодушно хмыкнула.

– А привет моей сестры Тани тебя заинтересует?

– Интересный вопрос, поскольку мне действительно интересно, почему я вызвала интерес у твоей сестры?

– Интерес самый прямой, – Талов вздохнул, – она сейчас в больнице. Есть предложение её навестить. Таня хочет что-то сказать тебе.

– Печальный оборот. Что с ней случилось?

– Попала в автоаварию. Но сейчас она очухалась. Её перевели из сельской больницы Минского района в одно из лечебных учреждений нашего города.

– Хорошо. Сейчас я соберусь.

Таня встретила посетителей, лёжа в кровати. Сергей поставил пакет с фруктами на тумбочку и произнёс:

– Говоря языком зеков, давай, сестричка, колись.

– Тогда оставь нас вдвоём.

Когда Сергей, качая головой, вышел из палаты, Таня со слезами на глазах и, шмыгая носом, затараторила:

– Ты меня прости, дуру. Я сильно ударилась головой, сутки пролежала в коме, а потом в эту дурную голову пришла дурная идея… Как я тебе завидую! Но учти, по-хорошему. Твой Виктор – суперпарень, супермужчина. Таких не бывает…

– Так, ушибленная на всю голову, ты можешь толком объяснить, что произошло? И почему ты называешь Виктора моим парнем? – Света резко присела на край кровати.

– Осторожно, у меня ещё и нога сломана, – Таня похлопала рукой по одеялу.

– Извини, но колись, как говорит твой брат.

– В отличие от тебя, – травмированная девушка вытерла простынёй подсохшие слёзы, – зимняя сессия у меня, у Сергея и у Виктора закончилась на три дня раньше. По этому случаю друг брата, проживающий в Минском районе, пригласил нас троих отметить это событие в его доме, расположенном в живописном месте, хоть и рядом с оживлённой трассой. Вечером мы отметили и пошли гулять к озеру, которое находилось на другой стороне дороги. Первым дорогу перешёл Виктор. А мы с братом замешкались, поскольку я сняла сапог и стала поправлять сбившийся носок. Виктор нам крикнул, что вы там застряли… Я, не глядя на дорогу, побежала к твоему брату. А тут, откуда ни возьмись – бац, и машина выскочила из-за поворота. Итог: меня доставили в местную больницу. Когда я пришла в себя, то первым, кого я увидела, был Виктор. И тут меня осенила странная мысль женить красивого крепкого парня на себе. Но потом я передумала и решила его просто разыграть. Виктор, увидев мои открытые глаза, начал говорить, что это он виноват в том, что произошло со мной, и этого никогда себе не простит. Я от таких слов и простонала, что хочу жить, но чтобы выжить, он должен пообещать на мне жениться.

– Ну и как тебя после этого назвать? – Света посмотрела на то место, где под одеялом лежала сломанная нога, – может, тебе её ещё раз сломать? Но это я ещё успею сделать, а пока колись дальше… Неужели Виктор пообещал?

– Пообещал, представь себе, – Таня снова шмыгнула носом, – какое благородство! Какое самопожертвование!

– А почему не говоришь, как он страдает, и про меня ты вообще забыла, что я уже и платье свадебное примеряла.

– Прости дуру. Я же говорю, сильно стукнулась головой. А платье разутюжишь и сойдёт для торжества. Но зато твой парень прошёл проверку на настоящего надёжного мужчину.

– Это с твоей больной колокольни так кажется. Твоя проверка поселила и сомнение, – Света хмыкнула и покачала головой, – почему этот достойный мужчина не сказал мне правду?

– А давай проверим его до конца, – Таня усмехнулась, – продолжим спектакль. Завтра я скажу Виктору, что передумала выходить за него замуж, и понаблюдаем за его поведением. Если он в течение месяца не осмелится к тебе подойти, то тогда сама решишь, как поступить.

– Да, сильно тебя тряхнуло, но идея твоя мне нравится. О нашем разговоре он не должен знать и с братца своего возьми клятву о неразглашении тайны.

– Договорились.

Света возвращалась домой с загадочной улыбкой на губах. Однако опытный человек мог разглядеть в ней не только радость, но и какую-то затаённую цель.