Валерий Касаткин
Избранное. Том 6. Детективные повести


– Он болен?

– Нет. До свидания! – Сергей быстрым шагом направился ко входу в школу.

Света, глядя ему вслед, подумала: это не розыгрыш и удивилась своему внутреннему состоянию. Вместо паники в душу залетела злость, готовая разорвать возлюбленного в клочья. Гонимая странным, загадочным, не поддающимся объяснению явлением, девушка решила докопаться до истины

Прибыв в свой город, Ледина вечером навестила родителей Виктора. Те встретили её с испуганными лицами. Людмила Петровна обняла девушку и произнесла:

– Мы в шоке. Витя позвонил нам и сообщил, что он попал в такую ситуацию, при которой вынужден внести в жизнь коренные изменения и попросил не выяснять подробности, вместе с тем заметив, что со здоровьем, с учёбой и в отношении законов у него всё нормально.

– Теперь мы ломаем голову, – Фёдор Иванович пожал плечами, – что произошло с сыном. Но я завтра, конечно, проведу своё расследование и выясню, в чём всё-таки дело.

– Если он позвонил вам, соизволил встретиться с другом, а меня проигнорировал, то объяснений не требуется, и при случае передайте ему, чтобы меня не беспокоил. Я предательство и душевную рану как-нибудь переживу. Прощайте! – Света со слезами на глазах выскочила за дверь квартиры.

Ледина бежала по улице и повторяла слово «предатель», «предатель», «предатель»… Девушка бежала и думала: только учёба и стремление добиться успехов в жизни спасут её от увядания.

4

А тем временем только что образовавшееся независимое государство Республика Беларусь, барахтаясь, из одних проблем, окунулась в другие. Производство катастрофически начало падать, возникли смертоносные перебои поставок сырья из России и других бывших республик СССР, топливно-энергетических ресурсов, металла, цены на которые постоянно росли, что вело к повышению стоимости товаров и услуг в стране. Сельское хозяйство стремительно двигалось к развалу. В 1992 году цены в связи с их либерализацией выросли в 16,6 раза и удержать их было невозможно. Лишённая единой валюты страна была вынуждена вводить расчётные билеты, прозванные в народе «зайчиками», которые были далеки от национальной валюты. Председатель Верховного Совета Станислав Шушкевич в это время уступил роль лидера государства правительству во главе с Кебичем, которое принимало самостоятельные решения. Укрепил позицию и БНФ, часто диктующий свою волю парламенту. Всё мощнее и настойчивее в этот период заявлял о себе и Александр Лукашенко, который ещё в 1991 году в «Народной газете» опубликовал статью «Диктатура: белорусский вариант». Лукашенко становится одним из лидеров фракции в парламенте «Коммунисты за демократию», а ещё позже одним из сопредседателей новой демократической партии – «Партии народного согласия». Но вскоре из-за интриг внутри организации Александр Лукашенко выходит из её оргкомитета.

Люди, оказавшиеся народом нового государства, продолжали роптать, возмущаться и даже митинговать из-за неприлично низкого своего положения. Народ надеялся на появление в государстве мощного, сильного, волевого лидера, который сказал бы людям: идите за мной, и я вас выведу к свету.

5

По соседству с Ледиными на одной лестничной площадке проживала семья Горшковых: муж Александр Николаевич, жена Вера Ивановна и двое их сыновей Борис и Антон двадцати двух и двадцати четырёх лет. Семья заселилась в квартиру пару лет назад в связи с обменом жилья. Братья, крепкие рослые парни обыкновенной внешности, отслужив в армии, влились в уже нередкие ряды мелких предпринимателей и периодически ездили в Польшу продавать разное дешёвое барахло. Между поездками братья занимались теневым спиртовым бизнесом. Спирт, который им привозили из России в объёмах каждый раз не менее тысячи литров, братья хранили в близлежащей к городу деревне в сарае у колхозного пенсионера деда Захара. Бизнес процветал. Вредоносная жидкость с сомнительной формулой и очисткой расходилась быстро. Старший брат Антон из выручки приобрёл ещё не старый автомобиль «Жигули» бежевого цвета и демонстративно катал на нём девчат. Пользовался машиной и Борис. Он же на ней раз в месяц возил в чёрном дипломате оплату поставщику за спирт. Общение Горшковых и Лединых состояло из одного слова «здрасьте». Поздоровавшись, каждый шёл своей дорогой. Но однажды среди весны 1992 года общение вышло за рамки этого слова. Вечером Вера Ивановна робко позвонила в дверь к Лединым и, оказавшись в их квартире, чуть ли не со слезами на глазах произнесла:

– Борис два дня назад поехал на «Жигулях» в Россию и не вернулся. Он должен был приехать вчера вечером. А я слышала, что вы дружите с милицейской семьёй. Чувствует моё сердце, случилось что-то неладное.

– Может, машина сломалась? – Татьяна Витальевна прижала руки к груди и посмотрела на мужа.

Юрий Борисович сочувственно покачал головой и сказал:

– Мы с Ударовыми давно не общались по некоторым причинам, но теперь придётся обратиться. Я сейчас попробую им позвонить, – мужчина поднял трубку телефона и набрал нужный номер. На том конце провода прозвучал голос:

– Ударов слушает.

– Здравствуйте, Фёдор Иванович, вас побеспокоил Ледин.

– Здравствуй, Юрий Борисович, почему такое официальное обращение? Мы друг перед другом ни в чём не виноваты. А наши дети сами разберутся, что к чему, и рано или поздно всё встанет на свои места. Любовь, она приходит навсегда.

– Очевидно, вы знаете, что произошло, и тебе виднее, но у меня к тебе другой разговор. У вас там в милиции фамилия Горшков по сводкам не проходила?

– Пока такая фамилия не встречалась. А что случилось?

– У соседей сын два дня назад уехал на личном автомобиле в Россию и не вернулся.

– Им надо прежде всего обратиться к нам с заявлением, после чего я лично подключусь к этому вопросу.

– Спасибо!

– Не за что! Коль позвонил, скажу пару слов о Викторе. Он Светлану не предавал. Так сложились обстоятельства. Возможно, когда-нибудь он сам всё ей объяснит. И мы очень сожалеем, что так всё произошло.

– До свидания! – Ледин положил трубку и посмотрел на соседку, – завтра с утра подъедьте в отдел и напишите там соответствующее заявление. Ударов возьмёт его под личный контроль.

– Спасибо!

Когда Горшкова вышла, Татьяна Витальевна уставилась на мужа. Мужчина махнул рукой и тяжело вздохнул.

– Они сожалеют.

– Подробнее.

Юрий Борисович снова махнул рукой и слово в слово повторил то, что сказал Ударов о Викторе. Женщина возмущённо покачала головой и проговорила:

– К чему эта тайна? Почему нельзя сразу сказать правду. Сокрытие её усиливает страдания дочери.

– Не знаю. На той стороне произошло что-то, от чего все страдают. Но такое положение не должно долго продолжаться. Когда-то тайна станет явью.

6

Начальник уголовного розыска районного отдела милиции майор Ударов, получив заявление гражданки Горшковой об исчезновении сына, первым делом дал задание своим сотрудникам установить род занятий и круг общения Бориса Горшкова. К концу дня стала вырисовываться неприглядная картина деятельности парня. Хотя Горшковы-старшие и Антон утверждали, что живут за счёт торговли в Польше, однако была установлена и их связь со спиртовым бизнесом. В подтверждение этого у майора на руках имелись показания граждан о причастности именно Бориса и Антона к незаконной реализации спирта в городе и в области. Всплыл и факт трёхмесячной давности, когда старшего брата пропавшего остановил сотрудник ГАИ, который в салоне машины обнаружил пятилитровую канистру со спиртом, о чём был составлен протокол. Тогда Антон сказал, что спирт приобрёл у незнакомого таксиста для собственных нужд.

Утром следующего дня один из сыщиков доложил Ударову, что «Жигули» бежевого цвета были замечены три дня назад в деревне недалеко от города. Майор, получив эту информацию, сам лично на своём автомобиле «Москвич» прибыл в названную деревню и, притаившись в укромном месте, стал наблюдать за обстановкой. Спустя некоторое время в поле зрения главного сыщика района попался неказистый мужчина средних лет с помятой физиономией. Ударов вышел из машины, поздоровался и произнёс:

– Вы внушаете доверие, поэтому вижу, что с вами можно вести серьёзные разговоры. Давайте сядем в машину. Там у меня есть водка. Для пробы бутылка бесплатно.

Мужчина хмыкнул, пожал плечами, уселся на переднее пассажирское сиденье и притих в ожидании продолжения предложенного. Майор из бардачка достал бутылку заводской водки, кусок хлеба и сказал:

– Попробуй. Можешь с горлышка.

Мужчина, долго не думая, приложился к бутылке, после чего крякнул, занюхал хлебом и произнёс:

– Как настоящая.

– Меня зовут Иван.

– А меня Вася.

– Так вот, Вася, эта бутылка твоя. У меня такой водки много, и я ищу ей сбыт, – майор кивнул головой на улицу, уходящую вдаль, – деревня ваша немаленькая и я подозреваю, что у меня могут здесь быть конкуренты. Скажу сразу, что водка стоит семьдесят процентов от стоимости ходового разбавленного спирта. Для оптовиков будет предоставляться скидка.

– Хм, есть тут один дед Захар. У него спирт не кончается. Подвозят его ему из города.

– На бежевых «Жигулях»?

– Да.

– Я знаю этих ребят. У нас с ними уговор друг другу помогать. Места под солнцем всем хватит, – Ударов кивнул головой на бутылку, – ты пей, Вася, не стесняйся. Когда мужчина выпил, майор продолжил, – а эти «Жигули» часто здесь бывают?

– Дня три назад вечером мелькали. Наверное, кто-то приезжал за выручкой.