Берта Свон
Невеста – такая работа


Вспомнив утренние события, Витор поморщился.

– Вот уж не думал, что скажу такое, но поскорей бы уже мать приехала, – проворчал он, поднимаясь. – Может, займет ее, отвлечет от розысков.

Что можно было осматривать в глубине древнего замка, Витор не понимал, хотя и признавался сам себе, что, кроме алхимии, в остальных вещах он понимает мало.

Стук в дверь его удивил. Вышколенные слуги старались не беспокоить хозяина по пустякам. А к пустякам Витор относил все, кроме природных бедствий и приезда матери. Первых не ощущалось, для второй было еще рано. Правда, имелось еще одно бедствие, не совсем природное.

– Войдите, – гаркнул недовольно Витор.

На пороге появился Дортунд.

– Господин, – прогудел он, поклонившись, – вас невеста желает видеть.

На несколько секунд Витор онемел от такой наглости. Не Дортунда, нет. Невесты. Она что?! Да кто, во имя дьяволов Бездны, здесь хозяин?!

«Убью, – решил мрачно Витор, отпустив слугу. – Вот сыграет свою роль, и самолично под кустиком прикопаю».

Но любопытство все же грызло. Что эта… невеста там задумала?! И куда делись ее мозги, если она отдает такие распоряжения?!

Переодевшись в теплый шерстяной домашний костюм, Витор широким шагом вышел из спальни. Значит, желает видеть?! Что ж, они повидаются!

Алиса дала время жениху выспаться – а в том, что он отправился спать, она не сомневалась, киборгов в этом мире создавать еще не научились, – и только потом вызвала слугу, того тролля, что нес ее вещи.

Ей нужно было провести проверку, и прямо сейчас, иначе потом, при встрече с родственниками, могли проявиться неприятные сюрпризы.

– Позови своего хозяина ко мне, – приказала она, сидя на постели, – скажи, невеста его видеть желает.

Слуга медленно кивнул, повернулся и молча вышел. Алиса довольно улыбнулась: элентороп, скрытый в недрах ее чемодана, новое изобретение ее мира, находившееся в разработке у спецслужб, сработал как надо. Тролль полностью поддался внушению.

Жених появился в спальне минут через десять после этого. Одетый в домашний темно-серый костюм, теплый, сшитый из шерстяной ткани, он явно был недоволен ситуацией.

– Мне передали, ВЫ желаете меня видеть, – выделив голосом «вы», едко заметил он.

– Правильно передали, – чуть надменно кивнула Алиса. – Присаживайтесь.

Глаза жениха снова сверкнули, на этот раз – ярко-фиолетовым.

– Вы не ошиблись? – было заметно, что он с трудом сдерживал свою ярость. – Вы не имеете права мне приказывать!

– Полукровка, – задумчиво отметила Алиса. – Странно, что в анкете это не указано.

Жених сжал кулаки и зарычал.

Алиса удивленно вскинула брови:

– Вы же стабильны. Откуда такая реакция? Или я наступила на больную мозоль?

Рычание прекратилось. Свечение из глаз исчезло.

– Стерва, – сообщил жених чересчур спокойно, садясь в кресло напротив Алисы.

– Вы вроде стерву и заказывали, – пожала плечами Алиса. И добавила. – Не люблю сюрпризы. Особенно неприятные. Другие расы и полукровок указывают в анкетах всегда. Это правило моего агентства. И мне не нравится, что в этот раз правило было обойдено.

– Почему? К чему вам знать, какой я расы?

Алиса несколько секунд поколебалась, потом кивнула на чемодан.

– Там – различного рода инструменты, если можно их так назвать. То, что подходит для одной расы, не годится для другой. Полукровки бывают стабильными, как вы, и нестабильными. В последнем случае контракт обычно не заключается. Жизнями «невест» по пустякам не рискуют. Поэтому мне важно знать, кто является троллем в вашей семье: отец или мать?

– Отец, – жених дернул плечом, показывая, что ему эта тема неприятна. – Дальше что?

– Ничего, – качнула головой Алиса. – Будем продолжать сотрудничество.

Глава 10

О, вслушайся, – Флора вздохнула глубоко

И роза открыла прелестное око.

Дыханья вечернего чист аромат,

В наряде лучистом блистает закат.

Давай устремимся к укромным полянам,

В тенистые чащи, где в сумраке пьяном

От пения фей чуткий воздух дрожит

И сильф над закатным сияньем кружит.

Когда же тебя одолеет истома,

На ложе из трав отнесу невесомо.

Присяду в изножье, любовью дыша.

В нежнейших словах изольется душа.

Джон Китс. «К Эмме»

Успокоительное, прекрасно спасавшее при разговорах с матерью, не помогло после общения с невестой. Витор выпил двойную дозу, но все еще горел желанием проучить нахалку, вздумавшую проверять его, «страх и ужас империи», как в юности выразилась с ехидством одна из сестер.

«Дожил, – ухмыльнулся про себя Витор, – уже отсутствие страха воспринимаю, как неуважение».

Да, как ни странно было это осознавать, но невеста его не боялась. Вспомнив ее выходку с «проверкой», он снова до белизны сжал кулаки и выдохнул:

– Стерва!