Берта Свон
Невеста – такая работа


«Вот интересно, – подумала Алиса, – детей, получается, семеро, если учесть не появившихся здесь двух братьев. Пусть даже они от разных мужей. И братьев я не видела. Почему якобы любящая мать не помогает дочерям? Что здесь за отношения такие? Дети чуть ли не в обносках появились».

Ее внимание неожиданно привлек высокий стройный мужчина в годах, в темно-синем, поношенном сюртуке, сидевший практически с края стола, рядом с полной некрасивой женщиной средних лет. Что-то в нем было такое, что выделяло его из общей толпы. Но вот что…

Алиса, не таясь, рассматривала гостей. Мужчина заметил ее прямой взгляд и с тем же непроницаемым лицом, с которым ел первое, густой мясной суп, в меру соленый и перченый, сложил салфетку определенным образом, загнув ее края. С виду – обычное баловство от скуки. Но только с виду.

«Очень интересно, – отметила про себя Алиса, повторяя его нехитрый жест, – то есть искусно наложенный грим, плюс явно старящий наряд. И вот, пожалуйста, сразу лет двадцать прибавилось к истинному возрасту. Осталось только выяснить, зачем приживалке и унылой старой деве демонстрировать возможного жениха. Стоп. Тут же патриархат. Как там Витор сказал? “Моя мать – женщина подозрительная, любящая вмешиваться в мужские дела. Она может знать и о порталах, и о других мирах”. Мать. Она и правда слишком уж пробивная. Но эта-то женщина далека от типажа матери Витора. Тогда откуда у нее спутник из нашего мира? Я сейчас додумаюсь до того, что здесь и дети о нашем мире знают. Параноик ты, Алиса…»

Руки неспешно совершали привычные движения, пока Алиса с приклеенной на лице маской наивной провинциальной дурочки размышляла над очередной загадкой этого мира.

– Алиса, – требовательный голос Ортанзы заставил Алису вернуться из размышлений к обществу за столом, – расскажите нам о себе. Вы приехали из…

– Ронтайская провинция, – мило улыбнулась Алиса, наизусть затвердившая свою биографию. – Здесь, конечно, все совсем нет так. У нас и сад свой, и лошади для скачек.

– У вас большая семья?

– Родители, трое братьев, бабушка и старый дед, – «легенду» Алиса знала до мелочей. Разговаривая с Ортанзой, она параллельно наблюдала и за Витором и видела, что тот внимательно слушает, очевидно, запоминает «будущих родственников».

Впрочем, остальные родственники тоже слушали, составляя мнение о выскочке, решившей завладеть тем, что они уже считали своим.

– Чем вы занимались в свободное время? – разговор все больше походил на искусный допрос, а Ортанза – на следователя-профессионала, скрывавшего свою грозную натуру под маской милой матери.

Ответить Алиса не успела – над головами у присутствовавших раздались жуткие звуки: женские то ли стоны, то ли крики, собачий вой и скрежет гвоздя по металлу.

Народ вздрогнул, втянул головы, испуганно заозирался.

«Идиоты, – устало подумала Алиса. – Я же всех предупредила: не лезть в мои вещи. Проклятие наложу».

Глава 14

Мне взором хочется пытливым

Быть вечно в поиске счастливом.

Но мне все видится иное:

Лицо мне видится земное

И грудь, что говорит поэту:

Иного Рая в мире нету.

Гляжу вокруг себя устало,

Где влечь ко многому не стало,

И чтенье классиков нимало

Не вдохновляет, как бывало.

Джон Китс. «Налейте чашу мне до края»

Внезапно раздавшиеся необычные звуки были больше всего похожи на метания неупокоенного призрака. Вот только в замке Витора таких «развлечений» никогда не водилось. А невеста из неизвестного мира очень даже «водилась».

Витор поднялся молча. Ему, нелюдимому затворнику, подобные вольности прощались.

Алиса встала с места следом, попросила прощения и устремилась за Витором.

– Где? – спросил он, выйдя из зала.

– В моей комнате. Кто-то рылся в вещах.

«Кто-то»? Витор был более чем уверен, что этот кто-то приехал в замок сегодня утром. Так оно и оказалось: перепуганная племянница лет десяти, вся в слезах, тщетно старалась оторвать руку от бока чемодана. Увидев Витора с Алисой, она разрыдалась еще громче:

– Я не хотела, правда… Я…

– Кто приказал? – оборвал ее резко Витор. – Ну?

– Мама… Сказала потихоньку посмотреть… Я не брала ничего…

Алиса подошла к чемодану, поводила над ним руками. Племянница наконец-то отдернула руку и со всхлипываниями выскочила из спальни.

– Какие у вас родственники любопытные…

– «Тебя», – поправил Витор. – Жених с невестой редко друг другу «выкают».

– Тебя, – согласилась Алиса. – Факта попытки воровства это не отменяет. У нее теперь неделю точно ладони черными будут. «Проклятие».

– Переживет, – раздраженно дернул плечом Витор, раздосадованный нестандартной ситуацией. – С ее матерью я пообщаюсь отдельно.

– А смысл? И так видно, как мне здесь «рады». Я удивлюсь, если чемоданом все закончится.

Витор промолчал.

– Кстати… Женщина, что сидела практически на углу стола, со стороны твоей матери. Она кто?

– Тетка. Вернее, дальняя родственница.

– Мужчина рядом с ней тоже дальний родственник?

Витор нахмурился, припоминая: нет, мужчину он не знал. Если бы не Алиса, и внимания на него не обратил бы.

– Первый раз вижу. Почему ты спрашиваешь?

– Это агент. Такой же, как я. «Жених» напрокат. Ты вроде говорил, что местные женщины о порталах и других мирах понятия не имеют?

Несколько секунд Витор тщательно обдумывал информацию.

– Ошибиться ты не могла?