Natali Melori
Сердце, скованное льдом. Цикл романов «Любящие сердца»


– Нет. – яростно прошептала Элея. – Этого ни когда не будет. Слышишь? Ни когда! Я не буду принадлежать тебе. Лучше умереть. – ее голос дрожал. Всю ее пробивал озноб, заставляя трястись всем телом. Сердце колотилось так, что ей казалось оно вот-вот, вырвется из груди.

– Ты действительно так думаешь, девочка? – рассмеялся Генри. – Как же ты наивна. Неужели твой покойный муж не объяснил тебе, что значит желание?

– Не смей! – закричала Элея. – Не упоминай о нем.

– Ты так сильно его любила? – с усмешкой спросил мужчина.

– Я его ненавидела. И тебя ненавижу. – с яростью закричала Элея. – Не смей меня здесь держать. Если я здесь останусь то убью тебя.

– Не убьешь. – рассмеялся мужчина и вышел из каюты заперев дверь на ключ. До слуха Элеи донесся скрип ключа в замочной скважине.

– Нет, нет! – Элея бросилась к двери и забарабанила в нее кулаками. – Открой чертову дверь. Не оставляй меня здесь. – она не могла поверить в то что это произошло на самом деле. Как он мог решиться на похищение? Каким чудовищем нужно быть, что бы похитить ее только потому, что хотел ее?

Элея продолжала стучать в дверь до тех пор пока не почувствовала боль в сжатых кулаках. Но даже тогда она не остановилась. Прижавшись спиной к двери, она стала стучать каблуком ботинка в тяжелую дубовую дверь. Но это не приносило ни каких результатов. На ее крики и стуки ни кто не отреагировал.

Как же так вышло, что она попала в такую переделку? Элея устала стучать в дверь и кричать. Она отошла от двери и села на край большой мягкой кровати прикрученной к полу. Девушка осмотрелась в поисках того что могло послужить оружием. В каюте кроме кровати, на которой она сидела, был обеденный стол, за который могло уместиться человек шесть. Справа от двери стоял письменный стол, а слева комод для одежды. Все было прикручено к полу.

Элея бросилась к письменному столу. Она хотела проверить ящики стола. Возможно там найдется какое-то оружие. Пистолет или нож. Хоть что то чем она сможет себя защитить. В большинстве ящиков кроме бумаг ни чего не было. Но верхний правый ящик оказался заперт. Элея осмотрелась. Затем зарылась пальцами в волосах и вытащила длинную тонкую заколку.

Несколько минут Элея пыталась открыть ящик. В конечном итоге ей это удалось. Замок был слабый и не выдержал атак девушки. Ящик открылся. Ее радости не было предела. Поверх стопки бумаг лежал маленький однозарядный пистолет. Элея схватила его и отбежала от стола.

Такое оружие не подходило что бы она смогла выбраться с корабля. Один заряд. Но убить этого человека который не вызывает в ней ни чего кроме ужаса и ненависти. Как только он войдет она выстрелит. Оставалось надеяться что ей удастся попасть в него. Стрелок из нее был просто ужасный. Точнее говоря, она впервые в жизни держала в руках оружие.

Но она справится нужно лишь целиться в дверной проем. Этот человек настолько огромен, что промахнуться просто не возможно. Элея продолжала стоять напротив двери. Прошло уже больше часа как ей казалось но он так и не появился. Девушка начала уставать. Сколько он планирует держать ее здесь? Чего он ждет? Что она обессилит от голода и тогда ему легче будет с нею справиться?

Неожиданно в голову Элеи пришла другая мысль. Что станет с нею, если она убьет этого человека? Судя по всему он здесь капитан. Именно он отдал приказ сниматься с якоря. Да и размеры каюты говорили о том, что эта капитанская каюта.

Вполне возможно что команда захочет отомстить ей за его смерть. Что ей тогда делать? Она может выбежать на палубу и прыгнуть за борт. Они не могли успеть отойти далеко от берега. Если ей удастся прыгнуть в воду она будет спасена. Если конечно ее не съедят акулы. Но лучше смерть от зубов акул, чем прикосновения этого мужчины.

Элея продолжала стоять напротив двери. Совершенно неожиданно в замочной скважине заскрежетал ключ, и дверь каюты открылась нараспашку. Элея подняла пистолет и нацелилась на входной проем. Но ее ждала неожиданность. Генри пришел не один. Впереди него шел паренек юнга с подносом еды.

Девушка растерялась. Капитан дернул паренька за шиворот назад и вытолкнул его из каюты. Парень скрылся за деревянной перегородкой стены. Генри остался стоять прямо напротив нее. Теперь ей ни что не мешало выстрелить. Появление юнги портило ее и без того не очень продуманный план. Мальчишка может позвать на помощь остальных. Тогда ей ни за что не успеть добежать до борта корабля.

– И что же ты собираешься делать с этим девочка? – Генри насмешливо кивнул головой на пистолет, который она держала в дрожащей руке.

– Я собираюсь убить тебя. – дрожащим голосом произнесла Элея.

– В самом деле? – усмехнулся мужчина, сделав шаг вперед.

– Не подходи. – воскликнула Элея. – Не шагу ближе.

– Но ведь я пытаюсь облегчить тебе задачу. – смеясь сказал Генри. – Что бы ты наверняка попала. Чего же ты ждешь девочка? – он смеялся над ней. Был уверен что она не выстрелит. Элея пришла в ярость. Она наставила на него пистолет, а он смеется над ней. Неужели настолько уверен в том, что она не сможет его убить?

Элея зажмурилась и нажала на курок. Раздался громкий звук выстрела и девушка выронила пистолет из дрожащей руки. Когда она открыла глаза Генри стояла почти вплотную к ней. Она испуганно воскликнула и хотела отступить но он ей не позволил. В мгновение ока он прижал ее одной рукой к себе, а второй взял за подбородок, что бы, она не смогла отвернуться.

– Ты сделала свой ход девочка. Моя очередь. – прежде чем Элея успела осознать все случившееся он ее поцеловал.

Элея уперлась ладонями ему в грудь пытаясь оттолкнуть. Но он был слишком селен. Его руки слишком сильно прижимали ее к его широкой груди. Поцелуй был властным и требовательным. Он хотел наказать ее за то что она сделала. Он продолжал ее целовать не смотря на то что Элея сопротивлялась.

Его губы сухие и горячие казалось, оставляли ожоги на ее губах. К своему ужасу Элея осознала что не испытывает отвращения. Что то горячее возникло в низу ее живота и стало разливаться по всему телу. Элея продолжала сопротивляться но с каждой секундой это становилось все сложнее. А он все продолжал ее целовать, прижимая к себе все сильнее пока между ними вовсе не осталось расстояния и она, уже не могла его отталкивать.

Элея больше не могла его отталкивать. Но потому что он слишком сильно прижимал ее к себе или потому что наслаждалась его поцелуем она не знала. Прикосновения его губ обжигало. Она задыхалась и теперь уже сама прижималась к груди мужчины целовавшего ее. Осознание того что она действительно наслаждается поцелуем Генри подействовало на нее как ушат холодной воды.

Элея неожиданно пришла в себя. Она поняла, что нужно срочно, что то делать иначе она снова потеряет контроль над собой. Собрав остаток последних сил, она укусила его за губу, почувствовав вкус крови на своих губах. Поцелуй прекратился. Его объятия стали не такими крепкими и она, наконец, вырвалась из его руки и отступила назад.

Генри ни чего не сказал. Он лишь усмехался глядя ей в глаза. Элея осознала что он все понял. Понял, что она получила удовольствие от его поцелуя. Краска стыда и гнева залила ее щеки. Элея собралась было броситься на него как вдруг ее взгляд упал на окровавленную с правого бока белую рубашку. Ее глаза распахнулись от ужаса. Девушка зажала ладонями рот. Ее начало тошнить. Она отвернулась, что бы не видеть то что сама же сделала.

Генри рассмеялся и вышел из каюты заперев за собой дверь. Элея рухнула на пол. О боже. Она едва не убила человека. Не важно что она ненавидит и призирает его. Но убийство. Нет. Она на него не способна. А он? Как он мог ее целовать, когда сам истекал кровью?

Когда Элея не много успокоилась она пожалела что не прицелилась лучше. Девушка не могла понять, как она могла наслаждаться поцелуем человека, которого ненавидела всем сердцем? Да как она вообще могла наслаждаться, после всего что пережила? Лучше бы ей было его убить и будь что будет. Почему только она не научилась стрелять раньше?

Перестав плакать, Элея начала мерять шагами каюту. Юнга, принесший ей обед, убежал с ним прочь, когда увидел, что она целится в капитана. Больше ни кто не подумал, накормит ее. Теперь желудок девушки жалобно бурчал но она всеми силами старалась не замечать голода. Однако это было чертовски не просто учитывая что она ела в последний раз рано утром после того как они заселились в отель.

Глава 9

– Она ведь могла тебя убить. – заметил Натан заканчивая перевязывать друга.

– Не могла. – усмехнулся Генри. – Она чертовски плохо стреляет.

– В следующий раз ей может повезти больше. – настаивал на своем Натаниэль. – На какой черт она тебе вообще сдалась. Давай высадим ее в ближайшем порту?

– Об этом не может быть и речи. – отрезал Генри. – Я хочу ее. Не могу ни чего с собой поделать.

– Генри. – вздохнул Натан. – Твои любовные похождения рано или поздно сведут тебя в могилу.

– Ну лучше поздно. – рассмеялся Генри.

Он и сам не мог объяснить, почему так неистово желает именно эту женщину! Но желал он именно ее и ни чего не мог с этим поделать. С того самого мгновения стоило ему лишь бросить взгляд на нее в бальном зале. Все остальное напрочь вылетело из его головы. Осталось только нестерпимое желание обладать ею. Даже то чьей вдовой она оказалась, не могло остудить этого желания.

Вместе с этим желанием пришли и воспоминания которые он столь долго пытался похоронить в самых потаенных уголках памяти. Они болью отзывались в его сердце. Он просыпался по ночам с криками. Как же давно он забыл все это и не хотел бы вспоминать ни когда. Но стоило услышать ее имя, как воспоминания накатили на него неудержимой лавиной. Генри уже не мог ее остановить.

В памяти вновь всплыли боль и унижения. Оскорбления, так щедро сыпавшиеся на пятилетнего мальчика испуганно забившегося в угол под лестницей. Его долго преследовали эти воспоминания, заставляя вскакивать по ночам в слезах. Только когда Генри достаточно повзрослев, он смог забыть весь тот кошмар и наконец, спать спокойно.

Но эта женщина разбередила все те старые раны, и кошмары детства снова стали преследовать его. Но даже теперь он не мог себя заставить перестать ее желать. Это желание было не подвластно его воли. Оно было чем то большим нежели просто желанием. Но чем именно это было, Генри не мог сказать даже самому себе. От этого чувствовался привкус горечи на губах. Это было не выносимо. Но прекратить это мужчина уже не мог.

– Вы кстати не думаете что головорезы, которых мы бросили в Греции могли обидеться? – спросил Ричард, который все это время сидел на узкой кровати, прикрученной к стене и вертел в руках новенький шестизарядный кольт. – Что если они захотят отомстить?

– Брось парень. – усмехнулся Натан. – У них нет ни корабля, ни денег.

– Эти отбросы последнее, о чем мы должны беспокоиться. – Генри поморщился, надевая рубашку.

– так о чем же нам стоит беспокоиться? – Натан отошел к двери и, прислонившись плечом к косяку, скрестил на груди руки.

– О том, что ее люди могут последовать за нами. – ответил ему Генри. – Вот у них то как раз есть и деньги и корабль.

– У нас фора в несколько часов как минимум. – усмехнулся Ричард.

– Если они за нами и погонятся то точно сделают большой крюк. – сказал Натаниэль. – Мы пройдем между Навпатокс и Итакой, затем мимо Мальты к Гибралтару и мимо Испании к берегам Англии как ты и сказал.