Наталья Викторовна Косухина
Мужчина из научной фантастики

– Мельник, Громова, Пайк, Нугар, Таранов, выйдите вперед. Я уже объяснил сегодня группе, что произошло. От вас я хочу только услышать ответы на следующие вопросы. Каким образом вы оказались в седьмой теплице? Почему у Громовой было сотрясение мозга? Как Мельник получила удар по голове, а Нугар неожиданно потерял сознание?

Про синяки на моем лице он ничего не сказал. Я возвращалась после карате, и теперь было сложно определить, какие синяки мне наставили во время нападения. Хорошо рассчитали, когда устроить ловушку, поганцы.

Мы все молчали. Адмирал еще некоторое время помолчал и проговорил:

– Вот, значит, как? Ну, в таком случае отработаете нанесенный ущерб на благо Академии. Три недели по субботам будете чистить теплицы после занятий. Если у вас пятерых такая тяга к растениям, я предоставляю вам возможность познакомиться с ними поближе. Свободны! Мельник, подойдите ко мне.

Посмотрев с тоской на уходящих студентов, я подошла к адмиралу и, взглянув на него, услышала вопрос:

– Вы ничего не хотите сказать мне?

– Нет, сэр.

– Вы уверены?

Передернув плечами под его пронизывающим взглядом, я ответила:

– Да, сэр.

Он усмехнулся и, взяв меня за подбородок, посмотрел на мое лицо:

– Вы знаете, Мельник, я с небывалой точностью могу определить причину возникновения синяков. Имейте это в виду на будущее.

– Да, сэр.

После этого он меня отпустил и ушел, а я, обернувшись, увидела наблюдающую за нами с круглыми глазами группу. Представив, как это выглядело со стороны, я мысленно застонала.

«Ничего, подумаю об этом завтра», – решила я и, прихватив Киру, отправилась спать.

Глава 14

Наран Ремарк

Глубокой ночью пятеро гуманоидов мужского пола сидели за столом и разговаривали.

– Ты уверен? – спросил я.

– Конечно. Я преподаю физподготовку не один десяток лет! Естественно, у студентов после моих занятий имеются синяки, но за всю мою карьеру я не покалечил ни одного учащегося и не оставлял синяков на лице у представительниц женского пола! – возмущенно воскликнул Саймак.

– Значит, синяки ей оставил Пайк? – спросил Рассел.

– Или кто-то из оставшихся двух студентов, – сказал я.

– Я их всех осматривал, поэтому практически с уверенностью могу сказать, что одного из них вырубила Мельник, а вот с Пайком она сцепиться не успела. Синяков ей наставили, когда тащили, а потом в битву вступили нуги. Вторая девушка пострадала больше, правда, лицо у нее не задето. Зато на теле появились повреждения, и своего противника она расцарапала знатно. Некоторые швы пришлось в стационарном приборе заживлять. У всех, кроме Мельник и Пайка, небольшие осложнения в организме, – сделал заключение Козеро.

– Жалко, Джордано, что ты на ней не женишься. Громова просто тигрица, а не женщина, – приподняв в насмешке брови, проговорил Рассел.

– Будешь шутить на такие темы, я тебе руку сломаю, – ответил Тиберий.

– В общем, вы тут еще поговорите, а, пожалуй, пойду спать, у меня завтра ни свет ни заря лекции стоят. Я тебе больше ничем помочь не могу, – сказал мне Саймак.

– Да, иди. Спасибо тебе за помощь.

– Если хочешь знать мое мнение: я ей, как студентке, симпатизирую. Побольше бы таких женщин на нашем отделении. Да и увидеть тебя в ярости и не расколоться… Боец! – высказался преподаватель по физической подготовке и вышел.

– Я тоже, пожалуй, пойду, – начал Козеро, но я остановил его:

– Подожди. Ты мне напоследок скажи. Как здорового мужика можно вырубить одним движением?

– Ну она далеко не Дюймовочка, что бы вы все ни думали. Но, помимо всего прочего, еще и хирург второй категории. Мы знаем много уязвимых мест в организме гуманоида.

– А почему остальные студенты не знают?

– Ну о некоторых основных точках они осведомлены, а для освоения других нужно углубленное знание анатомии, чтобы правильно применить приемы.

– Жизнь неровна, – рассмеялся Рассел.

– Точно, – ответил Козеро и откланялся.

– Зачем они это сделали? – спросил меня Тиберий, когда мы остались втроем.

– Пайк не хотел нанести им каких-то повреждений или избить их – просто унизить, подорвать авторитет Мельник. Громовой досталось за компанию. Но, видно, задуманное пошло не по плану, и получилось то, что получилось, – сказал я.

– Он рисковал, – отметил Рассел.

– Нет. Если бы злая шутка получилась, то уважения ей было бы уже не завоевать, а если бы она рассказала, то на ней стояло бы клеймо стукачки. Это старый армейский прием, – ответил я.

– Ну и что ты будешь делать? – спросил меня Тиберий.

– Ничего. Рапорта она не подавала, и раз решила, что разберется сама, пусть разбирается.

Как меня все это бесит!

Встав, я вышел, хлопнув дверью, и мне показалось, что, уходя, услышал голос Рассела:

– Может, оно и к лучшему…

Феоктиста Мельник

На следующий день удалось чуть-чуть отоспаться и сделать половину домашних заданий. После чего я отправилась на практику по предмету. Но, открыв дверь, я обнаружила за ней Пайка и двух его прихвостней. Остановившись, я решила послушать, что они скажут. Но он, наоборот, сам спросил:

– Почему ты не рассказала?

– Было несколько причин. Первая – если бы я рассказала, то в этом случае ты был бы прав в отношении меня, хоть я и была бы в своем праве. Вторая – я надеюсь, мои действия помогут мне завоевать доверие группы. Третья – вы втроем напишете сегодня просьбу о переводе в другие группы и отдадите Ремарку. Четвертая – вы мне должны.

– Хорошо, – ответил Пайк, и остальные тоже кивнули.

Они понимали, что рапорт на них подать никогда не поздно.

this