Наталья Викторовна Косухина
Мужчина из научной фантастики

– Да, Кира, он прав, – подтвердила я.

– Но как тогда они заводят близкие отношения с женщинами?

– Они их не заводят. И не только с женщинами. Просто общаются, не позволяя себе сближаться или привязываться, отдавая все нерастраченные эмоции родным, близким, любимым. В моей расе тоже есть такие люди, но это не их выбор, а склад характера. Если ракш уделяет женщине повышенное внимание, проявляет эмоции различными способами и имеет с ней отношения более трех раз за короткий отрезок времени, то она считается в глазах окружающих его подругой, следовательно, у него появилась на нее привязка, и она будет женой, – произнесла я.

– А до этого они, что не?..

Мы с Джимом переглянулись между собой и молча решили, что будет лучше, если на этот вопрос тоже отвечу я.

– Они покупают любовь. Часто меняя… э-э-э-э… партнерш.

– Но как же ракши женятся, не боясь, что им изменят?

Мы с Джимом опять переглянулись.

– Понимаешь, – снова заговорила я, – об этом не принято говорить: не то чтобы неприлично, но… В общем, перед тем как ракш собирается заключить с женщиной союз, но она другой расы или ракша со слабой привязчивостью, они идут к врачу, который имеет нужную лицензию, и тот вводит будущей супруге генную сыворотку с геномом мужа. Ракш, пройдя третью стадию привязки, полностью подсаживается на объект своих чувств – как эмоциональных, так и физических, – и у него… ну… нет сексуального желания к другим представительницам женского пола.

– Вот попал! – воскликнула моя соседка.

– А после того как ей ввели сыворотку, и она оказывается в этом же положении. Данный продукт генной инженерии ученые вывели давно. В первые десятилетия объединения рас из-за неудачных браков у ракшей в обществе назрел конфликт. Неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы проблема не была решена, – пояснила я.

– И меня хотели выдать за него замуж?!

– Ты могла бы посоветоваться со специалистом и узнать все необходимое, – высказался Джим.

– В столь щекотливом вопросе? – скривилась Кира.

– Ну, полчаса неудобств. Разве оно того не стоит?

– Это уже не важно, – подытожила Громова.

– Меня тоже интересует один вопрос. Как ты обо всем этом узнал? – полюбопытствовала я.

Джим обернулся к Кире и спросил:

– Можно мне еще кофе?

Я воспользовалась возможностью и тоже протянула кружку. Соседка вздохнула, но отправилась на кухню.

– Я подслушал разговор отца с его побратимами.

– И?

– А он учился в одной группе с Ремарком.

– Однако! Отчего же история не получила распространения?

– Хорошо, что мы сегодня затронули эти темы, а то мог случиться конфуз. Внутри группы или рабочего коллектива на флоте может происходить многое, но не принято выносить сор из избы. Естественно, это правило касается только очень серьезных вопросов.

– И все следуют этим правилам?

– Фиса, в военной отрасли, как и в любом обществе, существуют свои законы, и все военные им следуют, а иногда воспитываются в них. Тебе и Кире придется их соблюдать.

– Не знала об этом, – пробормотала подошедшая соседка.

– А об этом не нужно знать. В тебе это или есть, или нет. Тяжелая практика и различные учения выявят всех паршивых овец, – ответил на это Джим.

– Ты не боишься, что твой отец обратится к Ремарку как к своему одногруппнику? – спросила я.

– Нет. Ты же знаешь, в наше время не принято выносить семейные проблемы на всеобщее обозрение. К тому же наш куратор не будет с этим связываться. Мы семья и наладим отношения, хоть и со временем, а он потом крайним будет. В этом плане я спокоен. А почему ты проявляешь в отношении Ремарка такое любопытство, если между вами ничего нет?

– Потому что информация – это сила, и она всегда полезна, – сказала я, допивая кофе.

Как в воду глядела.

Глава 13

Утром, невыспавшиеся, мы с Кирой отправились на тренировку. Накануне вечером наши посиделки закончились поздно, и теперь я пыталась не заснуть на каждом углу, а моя единственная одногруппница постоянно норовила привалиться ко мне и тоже поспать.

Поэтому после четырех часов различных упражнений я, еле переставляя ноги, отправилась на лекцию по техническому оснащению.

Так как сегодня у нас была практика, можно было сразу идти в мастерские. Вот прозвучал колокол, и появился Железный герцог.

Проводив нас в помещение, которое было огромной площади, с нанесенным на все поверхности защитным покрытием зеленого цвета и имело тот же оттенок освещения, он раздал нам задания. После чего показал на ровный ряд машин, предназначенных для пересечения безвоздушного пространства. В этих агрегатах нам предстояло устранить неисправность.

Литературой и лекциями пользоваться не воспрещалось, поэтому, надев синтетические перчатки, плотно облегающие руки, и специальною форму, мы полезли под эту прелесть.

Если обложиться трехмерными картинками и предварительно разобраться в том, как узел работает, казалось бы, легко можно было отыскать неисправность. Ан нет. Тут может быть несколько причин, почему машина не выполняет требуемое от нее действие, и вот пока все перепроверишь!..

Закончила я перед самым окончанием занятия, когда примерно семьдесят процентов группы уже сидели в сторонке и потешались над менее удачливыми сослуживцами.

После такой практики я была грязной, потной и злой. Но, пока все расслаблялись, мне еще пришлось обойти все машины и зафиксировать результаты. С заданием не справились двое. Далее я вернулась к группе, чтобы как раз услышать волнующий многих в данный момент вопрос:

– Сэр, а помыться можно?

– Что это вы у меня спрашиваете, Гетерман? Сейчас середина дня, и у вас перерыв между парами. Можете есть, можете мыться. Странный вопрос.

– Но если мы не успеем…

– …то это будут ваши проблемы.

И, развернувшись, покинул помещение, как обычно оставив нас смотреть ему вслед. Прекрасно, когда привычки начальства неизменны, тогда твоя жизнь сразу становится предсказуемой.

Дождавшись, когда Ремарк скроется из виду, я на всех парах понеслась в комнату помыться, а Кира – есть. Потом мы поменялись местами и к концу перерыва находились напротив кабинета, где должна проходить лекция по химии. Группа была в полном составе. Вот что значат подготовленные специалисты военной отрасли и железный авторитет командира!

Запустили нас внутрь как обычно после того, как прозвонил колокол. Помещение, куда мы вошли, оказалось белым, светлым, и всю его площадь занимали столы, предназначенные для работы одного человека. А если точнее, то это были раскладывающиеся мини-лаборатории.

Рассевшись по местам, мы принялись оглядываться и думать о своей дальнейшей участи. Долго гадать нам не пришлось. Буквально через пару минут появился наш куратор, который объяснил задание и цели предмета.