Наталья Викторовна Косухина
Мужчина из научной фантастики

Мы будем использовать запрещенное оружие, наносящее непоправимый вред? Что за…?

– Вопросы?

Пока группа отходила от сообщения, я решилась поднять руку.

– Слушаю вас, старшая группы.

– Простите, сэр, но где мы будем использовать это оружие?

– Вы будете применять его стационарно, с корабля, в самом дальнем секторе. Туда для вашей практики будут доставлены биомиры с искусственно выведенной флорой и фауной. Конечно, они больше двух часов с момента активации не проживут, но вам и этого должно хватить.

Испытания на искусственной жизни – это еще куда ни шло.

– Сразу видно медика, думающего о здоровье одногруппников. Но данная методика обучения практикуется не первый год, и направлена она на то, чтобы показать студентам последствия от применения этого оружия, так сказать, воочию. Дать понять об ответственности, которую каждый возьмет на себя, отдав приказ о его использовании. И не стоит на меня так смотреть. Хотя Союз в данный момент не находится в состоянии войны, это не значит, что однажды такое не может произойти. Сейчас у нас периодически случаются столкновения с космическими пиратами, недавно была открыта планета с видом хищников, с которыми гуманоиды не смогут ужиться. В этом случае их нужно ликвидировать. Или возьмем, например, новый вирус, обнаруженный на одном из астероидов в новом секторе космоса. Со временем именно вам придется принимать решения, которые могут быть судьбоносными. И преподаватели Академии сделают все, что от них зависит, чтобы вы смогли сделать верный выбор, и все для того, чтобы кому-то из командования не пришлось писать некролог о вас.

Теперь я понимала, о чем говорила Женька. С виду такой спокойный и смешливый, адмирал Гер внезапно превратился в жесткого, принципиального человека.

– Вы можете задаться вопросом: «Почему мне раскрывают такие данные? Они же наверняка секретные». И окажетесь правы. Я поясню. Когда вы дали обязательство о неразглашении сведений об Академии, туда входила и вся информация, получаемая вами на лекциях. Она относится к секретности первого класса. При обнародовании этих знаний вас посадят так надолго и так далеко, что про свое нормальное существование можете забыть. Конечно, может возникнуть еще один вопрос: для чего подобный риск? И как мы узнаем о разглашении? Поверьте, средства имеются. У вас в группе есть координаторы информации, они вам подтвердят, что болтун будет найден, так как знают все наши возможности. Нам слухи не повредят – мало ли их ходит, а вот вы свою жизнь измените бесповоротно.

Не сомневаюсь.

– Риск, на который мы идем, открывая вам эти сведения, оправдывается тем, что вам сообщают здесь только правду, необходимую для вашего выживания. Космос – это смерть во мраке и тишине.

И, рассказав нам все это, Гер улыбнулся, тут же став прежним. Странный авито.

– Поэтому о том, с кем спят высокопоставленные лица, вы здесь не узнаете. Вряд ли в случае чего эти знания помогут вам выжить.

Группа даже не улыбнулась шутке, так все были подавлены и погружены в себя, обдумывая новую информацию.

– Вопросы?

Обернувшись и посмотрев на одногруппников, я увидела, что многие косятся на меня. Ясно: ты старший, ты и спрашивай!

Я подняла руку.

– Похоже, мне сегодня предстоит общаться с прекрасной девушкой всю лекцию? – произнес Гер и обвел всех взглядом, но невозмутимость студентов была непробиваемой. – А я и не против. Слушаю ваш вопрос, Мельник.

– Сэр, скажите, а информация, которую нам сообщают, будет как-то ограничиваться?

– Да. Вашим званием. Адмиралы знают все секреты, так что вам есть куда стремиться. Что-то еще?

Группа молчала, а мне и так все было понятно.

– Тогда перейдем к цели нашей лекции, а именно – к оружию. Начнем с самого распространенного на Звездном флоте. А за десять лет мы сможем пробежаться по всему списку…

Вот с этой лекции мы выходили неспешно, каждый думал о чем-то своем. Но тем не менее все дружно отправились на программирование и почему-то в какую-то специализированную лабораторию.

Джордано был уже там. Что-то сегодня нас балуют и совсем не заставляют ждать. Немного отдохнув между лекциями, пообедав, мы присоединились к нему. Звон колокола разнесся по коридору.

– Добрый вечер. Сегодня мы будем изучать углубленное программирование. Каждый из вас на данный момент является специалистом среднего звена в этой области. Моя задача довести вас до уровня гения. После этой лекции командор Саймак любезно выделил полчаса от своей лекции для того, чтобы вам вживили небольшой приборчик, которым обладают все военные Звездного флота. Он позаботится о том, чтобы вы не смогли совершить противозаконное деяние в области программирования, взломать сеть и многое другое, не имея на то санкций или приказа старшего по званию, состоящего на службе Совета. Если кто-то захочет отказаться, то сейчас самое время. Вас переведут на гражданское отделение или в другое высшее учебное заведение.

Вот и прекрасно. Подсоединитесь к терминалам и начнем. Наша сегодняшняя тема «Структура сети и проникновение».

Ну, что сказать? Лекция мне понравилась, программирование вообще всегда давалось мне довольно легко, а с таким преподавателем, как адмирал Джордано, и школьник взломает систему защиты нашей обороны. Здесь нам сообщали информацию совершенно другого уровня и совершенно иным образом. Не знаю, какие адмиралы руководители, но преподаватели они просто прекрасные.

В связи с тем что я хорошо и быстро выполнила все, что требовал Джордано, наравне с еще десятью гуманоидами в группе, нам на дом дали только общее задание, а не углубленное, как всем остальным. Кира оказалась в десятке лучших. И вообще, сегодня она вела себя как-то вызывающе, открыто смотрела на адмирала, хотя некоторый страх еще проглядывал. Не только я заметила их странные отношения. Ну и замечательно, не мне же одной быть козлом отпущения в этом году.

Думая так, я еще не знала, что за ближайшие десять лет произойдет много событий и недоразумений, которые окажутся судьбоносными.

Глава 12

Вечером, после окончания тренировки, Саймак наконец-то сообщил мне, что доволен моей физической подготовкой и теперь в вечерних дополнительных занятиях нет смысла. Но не успела я обрадоваться, как последовала информация, что карате я владею на уровне всего лишь школьной программы и, прежде чем у всей группы начнется интенсивный курс этого прекрасного боевого искусства, мне нужно подтянуть свой уровень. А также назвал еще пять фамилий счастливчиков, с которыми он лично будет заниматься и которых я должна обрадовать.

Счастье-то какое!

Настроение, когда я вошла в бокс, предварительно поставив в известность собратьев по несчастью, у меня было «отличное».

– Чего скорбим? – спросила соседка.

Я тут же не преминула ее обрадовать, после чего она застонала и, закрыв голову руками, пробормотала:

– Зачем я поперлась в эту Академию?

– Не представляешь, сколько раз я тоже задавала себе этот вопрос.

Но не суждено нам было развить столь животрепещущую тему и вдоволь пожаловаться друг другу. Нас прервали открывшаяся дверь и зашедший в нее адмирал Джордано. Мы с Кирой застыли изваяниями. А я еще подумала: «Хорошо хоть не успела раздеться».

– Мельник, выйдите!

Поднявшись с кровати, я начала пятиться к двери, с тревогой посматривая на испуганное лицо Громовой. И стоило мне выйти, как дверь перед моим носом захлопнули. Посмотрев в один конец коридора, потом в другой и ничего интересного для себя там не увидев, я разместилась на полу.

Видимо, разговор у несостоявшихся супругов получился долгий, потому что за то время, которое они находились наедине, я успела просмотреть личное дело Джима и узнать о нем больше, чем он, наверное, сам о себе знает, сделать домашние задания и закончить оформлять рапорт об успехах и достижениях группы. Наконец дверь открылась вновь.

Отшатнувшись в сторону, я увидела вышедшего адмирала.

Посмотрев на меня, он приподнял одну бровь и сказал:

– Успокойтесь, Мельник. Разрушений и потерь никаких.

И, слегка улыбнувшись, удалился по коридору, в конце которого уже маячила та же кучка девиц, что и вчера.

В этот момент как раз появился Джим и прокомментировал:

– А я гляжу, здесь весело. – Затем, посмотрев вслед уходящему преподавателю, добавил: – Даже страшно подумать, что о вас теперь скажут.

– А откуда ты?..

Но решив, что это неподходящее для разговора место, я пригласила его внутрь, где нас ждала довольная, развалившаяся на диване Кира.

this