Наталья Викторовна Косухина
Мужчина из научной фантастики

– Ты что, серьезно? – отсмеявшись, спросил Рассел.

– Что, всех? – в это же мгновение поинтересовался Тиберий.

– Не бойся, Киру твою не тронули.

– Она не моя!

– А что же ты так о ней печешься? – спросил Рассел. У него просто дар задавать правильные вопросы.

– Пекусь о своей репутации. А то потом скажут, что это я ее прикончил, – обреченно вздохнул ракш.

Посмотрев на него, я спросил:

– Закусал до смерти?

Друг показал мне неприличный жест, а Рассел, рассмеявшись, попросил:

– Расскажи поподробнее, как оно было.

Я рассказал.

– И ты оказывал пострадавшей помощь? – спросил Тиберий.

Зря я, наверное, это сделал.

– Да, рана была в неудобном месте.

– Наран, она хирург прямой медицины второй категории. Кому ты это рассказываешь? – спросил Рассел.

– Еще есть медпункт, – добавил Тиберий.

– А потом оформляй волокиту с бумагами и рапортами. Нет, спасибо. И я не понимаю, что вас смущает?

– То, что ты совершаешь поступки, тебе несвойственные, – ответил Гер.

Меня несколько удивило подобное высказывание, и я заметил:

– То есть я никогда не оказывал помощь студентам? Оказывал. Нет, вас смущает то, что это была женщина. Не так ли?

– Нас смущает, что это была женщина, по отношению к которой у тебя есть чувства. Пусть не любовь, но она пробивает твою отрешенность, – заметил Тиберий.

– А по-моему, это он ее пробивает. Я сегодня зашел в аудиторию после его лекции, так она, бедняжка, выбежала оттуда перекошенная. Ты что, их бьешь? – спросил у меня мой второй побратим.

– Я сейчас вас буду бить!

И, немного успокоившись, добавил:

– Но в чем-то ты прав. Эти ее гримасы очень любопытны, как и она сама. Такая тихая, спокойная.

– Тебя это нервирует? – спросил Тиберий.

– Меня это настораживает. Как говорят, в тихом омуте черти водятся. Эти черти меня и интригуют, – поделился я своей заинтересованностью.

– Ракши очень эмоциональны, а ты яркий представитель этой расы. Поэтому тебе следует быть аккуратным. Не забывай, что было тогда, когда ты единственный раз расслабился, – заметил Рассел.

– Я не наступлю на одни и те же грабли. Тем более то, о чем вы меня предупреждаете, вообще невозможно. Она еще совсем ребенок, я старше ее не на один десяток лет.

– О, я тебя умоляю! Ты что, живешь в каменном веке? Это тогда жизнь была короткая. Сейчас нам отводится гораздо больше времени. К тому же у нее все на своих местах, – продолжил гундеть Гер.

– Но опыт никуда не денешь. И вообще, о чем мы говорим? Рассел, отстань от меня. Лучше промой мозг Тиберию. Над ним вообще топор брака висит. А у меня всего лишь старшая в группе девушка, и шуму-то из-за этого!

– Эй, не переводи стрелки! – воскликнул Джордано.

– Ладно. Когда будет собрание? – полюбопытствовал я.

– Вечером. Столько раз просил не назначать его так поздно. Пока перетрешь все пять тысяч студентов потока, спать приходишь только к утру! – воскликнул Тиберий.

– Он все время жалуется, – пробормотал Рассел.

В этот момент нашу идиллию прервали. Вошел Натан Него с гражданского отделения и сразу направился ко мне.

– Мы обработали все данные и уже составили отчет, но, думаю, вам стоит взглянуть на это.

И он передал мне документ.

Какое-то странное у него выражение лица. Любопытно: проблем с группой на начальном этапе вроде быть не должно.

Развернув бумагу, я углубился в чтение, а прочитав, прикрыл глаза, чтобы успокоиться и сразу никого не придушить.

– Наран, все хорошо?

– Нет! Я сейчас совершу убийство! Где Мельник?!

И выбежал из комнаты на поиски, не увидев, как переглянулись оба моих побратима.

Феоктиста Мельник

Вернувшись вечером с физической подготовки, я отправилась в душ и после него рухнула на постель. Как меня достала эта нагрузка! По вечерам тренируется все меньше людей, и я жду не дождусь, когда Саймак подойдет ко мне и скажет, что я могу больше не приходить. А еще сегодня должен звонить куратор.

Вспоминая инцидент, который произошел сегодня днем, я взглянула на все это со стороны. Раньше и представить было сложно, чтобы я находилась в одной комнате с адмиралом по безопасности нашего сектора, а теперь не только постоянно общаюсь с ним, но и могу похвастаться, что мы оставались наедине. Удовольствие сомнительное, но сам факт!

Мои размышления прервали открывающаяся дверь и голос Киры:

– Привет. Еле вырвалась от этого Козеро. Не мужчина, а садист!

– Да? Я разговаривала с ним при поступлении. По-моему, он ничего. Просто ты ничего не понимаешь в медицине.

– Зачем она вообще мне нужна? Это просто кошмар! Столько различных названий и тонкостей!

this