Наталья Викторовна Косухина
Мужчина из научной фантастики

– Почему я должна рисковать своей шкурой ради вас? Один называет себя моим другом, но открывать свои тайны не спешит. Ракши так не дружат! Другая ждет того, чтобы я ее прикрывала от случая к случаю, но тоже не откровенничает. Хотите понимания и моей дружбы – рассказывайте!

– Фиса, все не так просто, – возразила моя соседка.

– Я понимаю, что лезу не в свое дело, но и не претендую на то, чтобы заглядывать в чью-то душу. Я хочу знать факты, ну и все, что вы мне помимо них откроете.

Так любопытно! Словами не передать. Чем бы еще таким надавить на них?

Но этого не потребовалось. Кира с Джимом переглянулись и кивнули одновременно.

– И чью же историю тебе не терпится узнать первой? – поинтересовалась моя соседка.

– Твою. Что у тебя с Джордано? – спросила я.

– Ничего, – последовал ответ.

– Да ладно тебе! Только ленивый не заметил, как вы относитесь друг к другу. Ты его боишься, а его от тебя откровенно передергивает, – воскликнул Джим.

– Еще бы его не передергивало! Я прямая угроза его свободе! – пробурчала Кира.

– Рассказывай! – рыкнула я.

Устало покосившись на меня, Кира откинулась в кресле и начала свое повествование:

– Семьи Громовых и Джордано очень богаты, имеют различный бизнес в разных секторах космоса. Но вот несколько лет назад в новом открытом космическом пространстве моей семьей была совершена покупка половины планеты, богатой износостойким гранитом. На всю просто денег не хватило. Вторую половину купила семья нашего адмирала. Спустя какое-то время разработки пересеклись, и семьи начали переговоры, итогом которых стал договор о нашей свадьбе.

– Ты выходишь замуж за Джордано? – поинтересовалась я.

– Нет! Не знаю, как его, но меня эта договоренность в восторг не привела. Оставалась только одна проблема: мой отец мог оказать на меня давление, склонив к неприятному решению. Поэтому я сбежала и поступила в Звездную Академию. Несмотря на влияние моей семьи и их связи, это учреждение им не по зубам. Теперь мне просто жизненно важно ее окончить.

– Но так сейчас не делается. Заставить выйти замуж… Это же бред! – Я изумленно посмотрела на нее.

– Фиса, это было, есть и будет. Вопрос только в том, как часто?! – воскликнула моя соседка.

– Вот, значит, почему нашего мужественного адмирала так передергивает от тебя, – задумчиво произнес Джим. – Как ракш могу дать тебе совет. Не вызывай в нем сильных эмоций – результаты тебе не понравятся. Ты и так в зоне риска его привязанностей.

– Что?! Почему?! – воскликнула Кира.

Джим повернулся ко мне.

– Да, лучше это объяснить мне, – ответила я другу и, уже обращаясь к соседке, сказала: – Понимаешь, в медицине привязчивость ракш делится на стадии. Первая стадия – это когда человек вызывает в них сильные эмоции. Подсев на них, ему уже трудно остановиться в этом плане. Вторая стадия – когда человек провоцирует его на действия, часто порывистые и необдуманные. Если на первой стадии ракш еще может переломить себя и снова уйти в свою раковину, то, после того как чувства им полностью завладеют, пути назад уже нет. На третьей стадии они полностью замыкаются на человеке.

– Интересно. Нет, многое из того, что ты сейчас сказала, было мне известно, но не настолько детально, – озадаченно пробормотала девушка.

– Смотри. Джим прав – тебе нужно быть осторожней, – проговорила я.

– Я знаю и пока буду плыть по течению, может, все и обойдется, – кивнула Кира.

– Я одного не понимаю. Почему, родившись в богатой семье, Джордано пошел на Звездный флот? И почему он так волнуется? Неужели семья имеет на него большое влияние? – спросила я у одногруппников.

Кира пожала плечами, а Джим заерзал в кресле.

– Мне кажется, кто-то знает ответы на наши вопросы, – сказала моя соседка.

Мы одновременно повернулись к единственному мужчине в этой комнате.

– Давай, твоя очередь, – склонив голову к плечу, я с любопытством посмотрела на него.

На это заявление наш одногруппник криво улыбнулся и ответил:

– У меня все просто. Мой старший брат – адмирал и глава безопасности соседнего сектора. Наш отец тоже адмирал, только он глава разведки одного из дальних секторов и занимает этот пост не один десяток лет. Нужно ли мне объяснять, что, несмотря на то что дома родные старались не говорить о работе, я все равно нахватался разной информации. Поэтому могу сказать, что Джордано боится публичного скандала.

– Ты хочешь сказать, что для него настолько важно мнение окружающих? – удивилась Громова.

– Для него важна его должность. Если ты устроишь грандиозный скандал в суде плюс связи твоей семьи, то это может плохо сказаться на его карьере, – ответил Джим.

– Ты же говорил, что на Звездный флот повлиять нельзя. – Это произнесла уже я.

– Нет, нельзя. Но бросить невесту – недостойный поступок, и тяжело предсказать, как он может сказаться на карьере.

– Ладно, с этим понятно. Но почему ты так скрывал, что твои отец и брат адмиралы? – удивилась я.

– Не то чтобы я это скрывал. Но родственники, пока я учился в колледже, постоянно оказывали влияние на мою карьеру и жизнь. Плюс отец, глава разведки сектора, где располагается вторая из трех Звездных Академий. Поэтому семья хотела, чтобы я учился там и папа за мной присматривал бы. Распределение после окончания тоже было бы под его контролем. Но я взбунтовался и поступил сюда. Временно им до меня не добраться. По крайней мере до окончания, а там я что-нибудь придумаю.

– Я думала, это у меня с мамой проблемы. По сравнению с вами мои трудности с родными – просто праздник, – пораженно произнесла я, посмотрев на них.

Собеседники заулыбались.

– Ну что, Кира? У нас теперь есть путеводитель по мужскому коллективу и миру военных, – улыбнувшись, сказала я.

– А координаты побратимы теперь дашь? – с надеждой посмотрел на меня Джим.

– Вы посмотрите! Время позднее. Тебе пора! – увильнула я от ответа.

– Ты обещала! – обиженно воскликнул одногруппник.

– Поговорим позже. Спать хочется ужасно! – И я зевнула, прикрыв рот ладонью, а другой продолжая его выталкивать.

Закрыв дверь, я подумала, что появился тонкий лучик в конце тоннеля!

На следующий день ничто не предвещало беды, и интуиция моя молчала. Не знаю, может, это утренняя тренировка сбила ее с пути истинного, но, заползая на вторую лекцию, которую у нас вел Ремарк, я была спокойна как слон, хоть и полупридушенный физическими нагрузками.

Подойдя к аудитории, я увидела только половину группы, толпившуюся в коридоре. Посмотрев на них и заглянув внутрь помещения, я услышала:

– Старший группы, доклад.

Вот гадство!

– Пайк!

this