Наталья Викторовна Косухина
Мужчина из научной фантастики

Проморгавшись, девушка сонно посмотрела на меня.

– Что случилось?

– Случилось то, что нам через пятнадцать минут идти на сбор, а ты спишь.

Пару секунд она осмысливала информацию, а потом, подорвавшись с постели, стала бегать по комнатам, бормоча: «Не сработал, как же так? Не успею потренироваться…»

Буквально через пять минут она уже вместе со мной одевалась.

– Спасибо тебе большое. Я тебе очень благодарна и теперь твоя должница!

– Да ладно тебе, чего ты…

– Нет, нет…

Да, авито – они такие. Немного заторможенные, но очень обязательные.

А белье оказалось удобным и приятным к телу, несмотря на то что казенное.

За пять минут до начала мы уже стояли в куче народа, в вестибюле. Но время шло, а ничего не происходило.

Ожидание уже затягивалось, когда я вспомнила, какой политики придерживается Академия: «Студент должен уметь не только исполнять приказы, но и думать головой».

Решив проверить свою догадку, я схватила Киру и подтащила ее к нужным терминалам, наказав проверить информацию по личному номеру.

Я оказалась права, и через несколько минут пластиковые документы были у нас на руках, а информация – на коммуникаторе.

Другие студенты, заметив проделанные нами манипуляции, решили последовать нашему примеру и бросились к терминалам. И пока там происходила неразбериха в борьбе за место в очереди, мы присели на лавочку.

– Хорошо соображаешь.

– Это папа научил, что у каждой ситуации есть причина и следствие. Задав себе эти вопросы, человек однозначно найдет выход из любой ситуации.

– Он у тебя просто ученый муж.

– Угадала, – ответила я, открывая свое расписание. – Это что такое?!

– Что случилось? – наклонилась ко мне Кира.

Я поднесла спроецированное из коммуникатора изображение к ее лицу.

– Вот это!

– Твое расписание, – пробормотала соседка, углубляясь в его чтение.

А дойдя до конца списка, начала быстро открывать свое.

– Да я даже в туалет между лекциями и тренировками сходить не смогу. На это время не предусмотрено! И ведь ничего не прогуляешь.

– И не думай: эту трехлетку курируют адмиралы. Вылетишь мгновенно!

Дурное предчувствие усилилось, вызывая тошноту. И я решила задать вопрос:

– Что значит курируют?

– Ну да, ты же не знаешь. У каждого набора должны быть кураторы, которые преподают в Академии. Они делят между собой нагрузку. Курировать могут только командоры, шаутбенахты и адмиралы. В их задачу входит решать проблемы, возникшие во время обучения со студентом. Они также курируют успеваемость и много чего еще.

– День просто ужасный и будет еще хуже.

– С чего это?

– Мое предчувствие еще никогда меня не обманывало.

Помимо номера моей группы остальные документы давали представление о нагрузке на ближайший год. В них тоже было мало радостного. О половине предметов я даже представления не имела.

– А ты была права: мы будем учиться вместе, – пробормотала Кира.

Но меня уже ничего не радовало. Посмотрев на толпу и не увидев в ней Джима, я пошла в аудиторию на вводную лекцию. Ее должен был проводить наш куратор. Вот и познакомимся.

– Чем ты так расстроена?

– Ну, я же не спрашиваю, почему ты в ужасе от фамилии одного из адмиралов. С утра ведь ты про него бормотала?

– Не твое дело.

– Тогда сама не лезь в душу.

Помещение, где мы собирались провести ближайшие три часа, было большим и рассчитано человек на пятьдесят. Столы стояли в два ряда – литые, немного вогнутой формы, что вместе с соседним создавало полукруг.

Выбрав место около окна, я вместе с Кирой присела и стала ждать.

Мы не разговаривали, так как каждый думал сейчас о своем. А в моей голове крутилась одна-единственная мысль: «Только бы не он, только бы не он…»

Аудитория заполнялась народом. Рядом с нами места были уже заняты какими-то придурками, которые строили рожи. Поэтому когда Джим к нам присоединился, он сел в другом конце помещения и только кивнул, знаками показав, что мы увидимся после лекции.

Вот раздался звон колокола, возвещающий о том, что лекция началась, и по опустевшему коридору послышались шаги.

Я затаила дыхание.

Глава 6

Наран Ремарк

День уже с утра был трудный и неприятный, поэтому, направляясь на лекцию, я был не в самом лучшем расположении духа.

Зайдя в аудиторию, я пробежался глазами по пятидесяти одному человеку, которые мне сегодня достались. Взгляд непроизвольно остановился на девушке, чье лицо при виде меня скривилось в гримасе, после чего она опустила глаза и закрылась от меня рукой.

Феоктиста Мельник. Такое необычное и чем-то даже красивое имя сложно не запомнить. Чем же я ей так не понравился, что ее передергивает от одного только моего присутствия?