Наталья Викторовна Косухина
Мужчина из научной фантастики

– Даже не знаю.

– Я надежный, мужественный, обладаю потрясающим чувством юмора, умею хорошо готовить.

– Да ты шутишь! Сейчас приготовление пищи – редкость. Кто тебя научил?

– Бабушка.

– Меня тоже.

– У нас много общего! Ну, так что?

– Беру!

– Значит, будем дружить. Джим Крофт, – и протянул мне руку.

– Феоктиста Мельник, – ответила я, пожав его конечность.

– Да, повезло тебе с именем и с фамилией.

– Вроде того. Поэтому, когда будешь ко мне обращаться, называй Фисой.

– Не то пострадает мое здоровье?

– Я гляжу, мы уже понимаем друг друга. Кстати, почему ты подсел ко мне подружиться?

– А что, вариант с невестой неправдоподобен?

– Ракши по-другому реагируют на подруг, а я в вас разбираюсь. Помнишь?

Джим усмехнулся.

– У меня чутье на гуманоидов. Всегда сразу определяю самых достойных. Да и круг друзей пора приобретать.

– Привязчивость?

– Она, родимая. Несмотря на то что у меня мама землянка, я пошел в отца, а сестра – наоборот. У нее, конечно, тоже проблемы есть, но не такие.

– Знаю, я медик.

– Практик?

– Ага.

– Вот, значит, почему ты с нами.

– А ты?

– Разведчик.

– Ого. Значит, будешь моим путеводителем в мире мужчин.

– Всегда! Но тебе и правда придется здесь трудно. Твое окружение будет состоять из противоположного пола, который не привык к женщинам рядом с собой. Ну, по крайней мере не в качестве товарища. Звездная Академия готовит универсальных специалистов. Остальные учреждения узкоспециализированные. И вот, например, в моей группе в колледже не было девушек.

– Придется приспосабливаться.

Тут наш разговор прервался, так как пилот объявил, что шаттл пошел на посадку. Выглянув в боковое окно, я увидела потрясающей красоты картину. Из воды поднималось монументальное строение: огромный шпиль, уходящий ввысь, в верхней части которого располагалось несколько овальных ярусов.

Хотя это и закрытый военный объект, но общая информация была обнародована. И из нее следовало, что первые три яруса корпуса находились на большой глубине, потом шел большой учебный корпус, и на самом верху, на большой высоте, размещалось общежитие. Разумеется, давление воды и атмосферы компенсировалось специальными устройствами, встроенными в здание.

– Офигеть!

– Да, очень красиво. Но двоюродный брат рассказывал, что, когда сюда возвращаешься из увольнительной, красота ландшафта несколько тускнеет.

Переглянувшись, мы с Джимом рассмеялись.

Посадка прошла быстро и мягко. И вот мы уже получаем свои вещи и инструкции, куда идти дальше.

Несмотря на столь современную оболочку, внутри опять оказался гранит – отделка мало отличалась от той, что была в главном здании, а вестибюль так и вообще – точная копия.

– Джим, а почему здания Академии построены из этого странного гранита?

– Ну как же, он символизирует величественность и незыблемость самого лучшего космического университета и флота, на благо которого работает это учреждение.

– Ну, прекрати, я серьезно.

– Этот вид гранита добывается не на Земле, он обладает невероятной прочностью и износостойкостью, что позволяет строению выдерживать различные природные катаклизмы, атмосферу и водяное давление. Если на планете произойдет ядерный взрыв, мы, находясь тут, и не узнаем.

– Это радует. Осталось здесь копыта не откинуть.

– А вот это уже как получится.

Крутя головой по сторонам и периодически спотыкаясь, я добрела до пропускного пункта и, поприветствовав старшего по званию, передала документы.

Просмотрев и перепроверив данные, мне вернули их со словами:

– Дальше, в вестибюле, находится пункт общей информации. Вам туда.

Пройдя вперед и подождав Джима, я наконец смогла полностью оглядеть вестибюль. Ну да, точная копия.

Искомый нами пункт располагался в середине помещения в стене.

Там процесс установления моей личности повторился. Сотрудник Академии в звании лейтенанта спросил:

– Феоктиста Мельник?

– Да.

– Сектор общежития вашего потока пока не заселен, и женщин среди прибывших еще не было, так что можете выбирать, – и перевел серию изображений на внешний экран.

this