Оливия Лейк
Любовь со вкусом миндаля


– И в каком он настроении после долгого ожидания?

Стейси задумалась, подбирая правильное определение.

– Достаточно миролюбивое, но с явными признаками нетерпения. – Она засмеялась на последних словах. – Я, пожалуй, схожу к аналитикам. Боссу нужен отчет, а ты иди. – Стейси выразительно посмотрела на широкий коридор, ведущий к кабинету Ника, и ретировалась.

Шэрен кое-как включила звук на телефоне и пошла по заветной дорожке. Что Нику было нужно, она не представляла. Обычно все поручения она получала от Майкла Стенли или же, если карта на день выпадала плохой, от Кристофера Уолша. Странно, но официальный руководитель отдела инновационного направления Шэрен не жаловал. Будто это не она спасла его от неминуемого увольнения, а, наоборот, забила гвоздь в крышку гроба. Она чувствовала волны исходившей от него неприязни и совершенно не понимала причин такого отношения. Шэрен не виновата, что издательство поглотил финансовый холдинг, и что Майкл фактически управлял его отделом. Шэрен работала с материалами, которые напрямую перекликались с работой Уолша, он тоже давал ей задания. И в том, что из двух руководителей она предпочитала Майкла, не было ничего удивительного. Умный, энергичный, справедливый и, что уж говорить, симпатичный мужчина. Они сразу же сработались, и он даже немного ревностно отнесся к тому, что ему необходимо делить своего личного помощника с Кристофером Уолшем, к которому, к слову, не питал никакой приязни.

В приемной президента компании телефон Шэрен громко завопил голосом Джорджа Майкла, ненароком заставив ее испуганно подскочить на месте, а мобильник, лежавший на папках, взлететь вверх. В попытке поймать его Шэрен подпрыгивала то на одной ноге, то на другой, стараясь не потерять равновесие и не рассыпать документы, а мысль, что она настолько часто отключала звук в телефоне, что даже успела позабыть, какая специфичная музыка закачена на него, как всегда невовремя посетила и без того загруженную голову.

– Это что за акробатические номера? – поймав мобильник, удивился Ник.

– Планирую сбежать с бродячей цирковой труппой, – сухо отозвалась Шэрен. – Интересно, им понравится, что я жонглирую телефонами вместо мячей?

– Уверен, они будут в восторге. Но, боюсь, это невозможно, – серьезно произнес он. Шэрен вопросительно подняла брови. – У тебя слишком плотный график.

– Стейси сказала, что я нужна тебе.

– Очень нужна, – мягко ответил Ник и отступил от распахнутой двери, приглашая ее войти.

Шэрен отбросила все тридцать три варианта трактовки его фразы, оставив одну-единственную – работа – и спокойно вошла в кабинет.

– Присаживайся, – он похлопал по спинке своего кресла и выжидающе посмотрел на застывшую посредине комнаты молодую женщину. Когда Шэрен не без опаски подчинилась, Ник объяснил:

– Мне срочно нужно перевести этот документ на английский. – Он кивком указал на экран. – Извини, что добавляю работы. В издательстве четыре человека владеет немецким, но, кроме тебя, никого сейчас нет на месте.

Шэрен быстро пробежала текст глазами, пытаясь сходу оценить объем работы, поэтому на его слова никак не отреагировала.

– Я не хочу тебя торопить, но у меня через три часа самолет, и нужно успеть внести правки в договор, если они понадобятся, конечно, – улыбнулся Ник. – Сколько времени это займет?

– Если бы не техническая терминология, я бы сказала – быстро, а так… – Она нахмурилась. – Но, я постараюсь. Как переведу скину тебе на почту.

– Переводи здесь, с терминами я помогу.

– Прямо здесь? – удивилась Шэрен.

– Прямо здесь. – Ник отпустил спинку кресла, на которой все это время лежали его руки, и отошел.

– Ладно, – пожала плечами Шэрен, – когда еще удастся посидеть в кресле президента, – тихо пошутила она. Но Ник, устроившийся с ноутбуком на диване, услышал и бросил на нее короткий, но крайне красноречивый взгляд, без лишних слов говоривший, что она не то, что сидела, но даже спала в постели президента компании. Еще пару недель назад такой взгляд заставил бы Шэрен растечься лужицей перед ним, но сейчас она сделала вид, что не заметила. Он просил забыть о проведенной вместе ночи, и она забыла!

– Гугл-переводчик? – прокомментировала Шэрен, закрывая всплывшее окно.

– Я пытался сам перевести, – честно признался Ник. – Но, по-моему, получилась какая-то ерунда, – с обезоруживающей улыбкой заключил он.

Шэрен быстро отвернулась к монитору, боясь снова попасть под его обаяние, рационально рассудив, что лучше направить всё внимание на текст. Как там говорила бабушка Джанет? От греха подальше?!

Следующие полчаса она сосредоточенно переводила документы, а когда возникали вопросы, не отрывая глаз от монитора, обращалась к Нику. Когда он подходил, положив одну руку на кресло, то склонялся над столом так низко, что стоило Шэрен шелохнуться, ее волосы касались его плеча. А аромат его парфюма прозрачным облаком обволакивал с ног до головы и свежим дуновением проходился по пылающей коже. Тогда Шэрен призывала на помощь всю свою гордость, чтобы первой не податься на встречу его губам, да и думать нужно было о техническом оснащении какой-то немецкой фармацевтической компании.

Она практически закончила, когда у Ника зазвонил телефон. Без задней мысли вслушиваясь в разговор и в спокойный уверенный голос, Шэрен уловила название «Вотеркрафт Индастриз».

«Наверное, этой компании тоже предстоит войти в состав «Беркшир», – предположила она, но через мгновение поняла, что нет. Из разговора стало ясно, что старый судоремонтный завод разделят на части и перепродадут за границу. Шэрен поморщилась, вспомнив звонок Фрэнсиса Колвилла. Сводный брат позвонил ей на выходных, еще раз поздравил с новой перспективной работой, а в особенности, с должностью личного помощника одного из ключевых руководителей компании Хейворта, и вкрадчиво поинтересовался, слышала ли она что-нибудь важное. Шэрен ответила, что нет и, сославшись на срочный звонок по второй линии, сбросила вызов. А сейчас почувствовала себя шпионкой, которая подслушивает и запоминает разговор начальника.

Она была расстроена, что с Ником у них ничего не вышло и, тем не менее, даже в мыслях не рассматривала вариант шпионить против него. Фрэнсис, если уж так хочет поквитаться с «Беркшир», пусть делает это честным путем, а она в шпионских играх участвовать не собиралась! Она сохранила документ и быстро поднялась. Ник, не прерывая разговора, повернулся на тихий скрип отодвинувшегося кресла. Шэрен одними губами прошептала, что закончила, и, проигнорировав его кивок, велевший не уходить, направилась прочь из кабинета.

Через пару минут Ник положил трубку, продолжая сверлить взглядом закрывшуюся дверь. Он нахмурился. Все шло именно так, как он хотел. Шэрен адекватно восприняла его слова и вела себя как взрослая умная женщина, какой она в принципе и являлась. Не надоедала, не вешалась на шею, не дискредитировала на работе. Он и сам уже не знал – не приснилась ли ему та ночь? Сейчас он уже не был уверен, что в Париже встретил именно эту девушку, настолько равнодушным казался его золотоволосый ангел.

Ник нахмурился еще больше. Вместо того, чтобы с облегчением вздохнуть от такого удачного исхода, он ощущал досаду, а еще его мужское самолюбие было порядком уязвлено. Особенно, когда он вспоминал, как Шэрен отдавалась ему той ночью, словно ради этого мига жила все эти десять лет. Как смотрела, когда они ехали в отель, будто он единственный мужчина в ее жизни. Как шептала, что думала о нем, что не забывала.


Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу