Оливия Лейк
Любовь со вкусом миндаля


– Эффективная группа из «Беркшир» на протяжении всего срока будет осуществлять внутреннее управление и контроль результатов работы «Уайли». По истечении этого срока будет принято решение о дальнейшей судьбе издательства, поэтому в наших с вами общих интересах добиться поставленных целей и вывести компанию из кризиса.

Шэрен притихла вместе со всеми. Ощущение, что подобные выступления для Ника всего лишь рутина, которую он проделывает с завидной регулярностью, не покидало. И если верить всему, что написано в интернете, то это и неудивительно. За весь срок существования «Беркшир» только и делала, что занималась слиянием и поглощением. Когда Шэрен решила принять предложение о работе, то неосознанно упустила этот момент, а сейчас, слушая его спокойную размеренную речь, подумала: а что будет с ней через четыре месяца, если «Уайли» не добьется поставленных целей? Вряд ли компании Ника требуются филологи-лингвисты.

Пока она прикидывала разнообразные перспективы своего будущего, Ник передал слово какому-то мужчине, вещавшему о целях, задачах и путях их достижения, а сам увлеченно начал беседовать с Майклом. Шэрен про себя отметила, что мужчины в «Беркшир» очень даже ничего и, вспомнив про сексуальное рабство, прикрыла глаза и чуть качнула головой, прогоняя идиотские мысли. Майкл улыбнулся, заметив хорошее настроение своего нового помощника, резко контрастирующее с настороженными взглядами остальных сотрудников, а стоявший к залу полубоком Ник быстро повернулся и пристально посмотрел на первый ряд, ища глазами того, кто развеселил его коллегу. Сначала его взгляд был пустым и холодным, но затем потеплел, будто он только сейчас увидел сидящую прямо перед ним красивую молодую женщину, и этот вид его откровенно радовал.

А потом началась тяжелая трудовая неделя. Шэрен, как и все сотрудники «Уайли-Беркшир Эдьюкейшн», работала, не поднимая головы, а вот насколько их усилия были эффективны, сказать могло только высокое начальство. Через четыре месяца все узнают, кем являются для холдинговой компании Николаса Хейворта: тянущим вниз балластом или способной приносить прибыль дочерней организацией.

Но Шэрен не могла не признать, что работать в компании ей нравилось. Майкл был замечательным начальником, и они быстро нашли общий язык, а слова Фрэнсиса, что команда из «Беркшир» только создаёт видимость кипучей деятельности по выходу из кризиса, казались абсолютной ложью. Она видела, что все выкладываются по полной, стараются на максимуме своих возможностей, и особо впечатляло начальство. Они не бросали весь груз ответственности на плечи подчиненных, а трудились столько же, а может, и больше. Каждый вечер, останавливаясь на светофоре, Шэрен поднимала голову и смотрела на окна кабинета Ника. В них всегда горел свет.

Она и сама за свою первую рабочую неделю ни разу не ушла домой вовремя, от души надеясь, что это принесет свои плоды. Такую работу Шэрен терять не хотела – любимое дело и достойная оплата.

–//-

– Вот, держи, – перед Шэрен с грохотом поставили вторую коробку, – все, что у нас есть по Древнему Египту.

Она, уперев руки в бока, сначала посмотрела на содержимое этих самых коробок, потом на Кейт Спенсер. Шэрен благоразумно решила начать разбирать залежи хранилища с материалов по романской группе, чем и занималась всю неделю, но задача постепенно усложнялась – с той же афразийской языковой семьей Шэрен была знакома весьма посредственно, а ведь это только начало! Но, справедливо рассудив, что она все же не Господь Бог, чтобы знать всё, мысленно закатала рукава и понадеялась, что в издательстве, раз они взялись за такую сложную литературную нишу, найдутся люди, которые смогут это перевести. Но пометку в голове все же сделала: обратиться к Рори из института. Для него перевести текст с египетского, пусть он хоть трижды мертвый, не составит труда. Но его здесь нет, зато есть Кейт, и она стала неплохой напарницей.

Кейт Спенсер работала в «Уайли» больше десяти лет и хранилище было ее вотчиной, хоть она и называла его «Королевство пыли», но все же любила и прекрасно ориентировалась. Сложно сказать, что всего за неделю они стали подругами, но работать вместе было определенно весело. Кейт вообще поражала любовью к праздной болтовне. К примеру, Шэрен успела узнать, что напарнице тридцать девять и за это время она успела обзавестись двумя детьми, бывшим мужем и внушительным кредитом за дом. А поскольку экс-супруга Кейт назвала исключительно «чертов альфонс, проживший двенадцать лет за ее счет и настругавший двух мальчишек», то помощи от него ждать не приходилось, и все заботы о детях лежали на ее плечах.

Шэрен нравилась новая коллега, и та отвечала ей взаимностью. Кейт любила поболтать, а Шэрен не пыталась перетянуть одеяло на себя, потому что рассказывать о своей личной жизни у нее не было ни сил, ни желания.

– Ты во сколько поедешь домой? Нужно же успеть навести марафет к вечеринке, – поправляя русый хвост, спросила Кейт.

– Как закончу, – ответила Шэрен, и они одновременно рассмеялись, поскольку на их языке это означало – никогда!

– А я не пойду, – тяжело вздохнула Кейт.

– Почему? – удивилась Шэрен. Сегодняшнее мероприятие специально устроили, чтобы сотрудники могли познакомиться поближе и отдохнуть после напряженной недели. Приглашены были все до единого. Так как работники издательства относились к людям из «Беркшир» настороженно и недовольно, руководство здраво рассудило, что расслабиться просто необходимо и это пойдет только на пользу.

– С младшим некого оставить. Ты представляешь, моей маме шестьдесят три, и она начала ходить на танцы. Танго, видите ли, у нее. А бывшему я не доверяю. Боюсь, вернусь, а они с Ларри будут вдвоем пить пиво и смотреть баскетбол, – совершенно серьезно объясняла Кейт. – Да и надеть мне нечего. У нас знаешь какие модницы есть. Ого-го!

Шэрен поправила очки, которые всегда носила на работе, – желания к сорока годам быть слеповатой курицей не было, – и взяла в руки цветную фотографию.

– Кейт, это единственная копия дощечки? Смотри, – она указала на смазанную сторону, – последний символ не разобрать.

– Сейчас посмотрю. – Кейт полезла в электронный архив. – Чувствую, сегодня будет открыт сезон охоты на свободных мужиков из «Беркшир», – проверяя информацию, строила теории Кейт. – Я бы и сама приласкала нашего нового босса, – шепотом закончила она и рассмеялась.

«Я бы тоже!» – про себя воскликнула Шэрен, но для виду округлила глаза, как девственница викторианской эпохи, и подумала, что Кейт к новому начальству относится с философской мудростью. Работу терять не хотелось, оно и понятно, подушки безопасности в виде работающего мужа или банковского счета у нее не было, но, как говорится: «Чему быть, того не миновать».

– Шэрри, – Кейт называла Шэрен именно так, – нет, это единственная копия.

– Плохо, – протянула та и достала вибрирующий мобильник. На экране светилось имя начальника, и Шэрен быстро приняла вызов. – Да!

– Шэрен, поднимись, пожалуйста, к мистеру Хейворту. Он ждет.

Она замерла и посмотрела на телефон, как на бомбу замедленного действия. С Ником они виделись каждый день, но практически не общались и уж тем более никогда не оставались наедине. Все вопросы он передавал исключительно через Майкла, поэтому Шэрен была в замешательстве.

– Тебе что, приведение звонило? – поинтересовалась Кейт. – Вся побледнела.

– Нет, к начальству вызывают, – задумчиво проговорила Шэрен и поспешила наверх.

Когда она остановилась в приемной и вопросительно посмотрела на секретаршу, та, не отрываясь от телефонного разговора, кивком показала, что ее уже ждут.

Ник стоял возле стола и листал папку с документами. Рукава рубашки закатаны, галстук небрежно брошен на диван, брови хмуро сошлись на переносице, будто ему сильно не нравилось то, что он читал, а поза казалась напряженной.

– Ваш секретарь сказала, что я могу войти, – нарушила тишину Шэрен. Ник резко вскинул голову и посмотрел на нее так, словно не мог вспомнить зачем вообще вызывал.

– Проходи, Шэрен. – Он устало взъерошил волосы и взял со стола лист бумаги. – Мне нужны ответы на эти вопросы. Можно кратко. – Ник улыбнулся и передал его ей.

Она пробежала глазами по внушительному содержимому и поняла, что даже кратко будет долго, и что, похоже, вечеринка отменяется не только для Кейт.

– Хорошо, я все сделаю. – Шэрен сделала шаг в сторону двери.

– Займись этим в понедельник, а сейчас иди домой.

Она бросила взгляд на наручные часы и нахмурилась.

– Еще два часа до конца рабочего дня.

– Иди домой, – повторил Ник, а когда Шэрен уже взялась за ручку двери, мягко добавил: – До вечера.

Шэрен быстро вбежала в свой кабинет, схватила сумку и, вложив в нее лист с вопросами, которым решила озаботиться на выходных, выключила компьютер. Потом развернулась на каблуках и поспешила к выходу. Ее ноутбук погас, потом мигнул и заработал с удвоенной мощностью, совершая одну операцию за другой.

Глава 3. Как женщины превращаются в принцесс, или как мужчины становятся тыквами

В загородном яхт-клубе, в котором был организован корпоративный вечер компании «Уайли Беркшир», царило оживление, а балом правило веселье. Алкоголь, музыка и привлекательные женщины в откровенных нарядах, у кого-то в меньшей, у кого-то в большей степени, объединили два враждующих лагеря: сотрудники издательства перестали смотреть волком на нью-йоркских захватчиков, а те в ответ сменили снисходительные взгляды на веселые улыбки.

Поначалу Шэрен чувствовала себя немного скованно – почти всю неделю она провела в хранилище, поэтому толком не успела ни с кем познакомиться. Но Майкл оказался не только прекрасным руководителем, но и настоящим джентльменом. Он практически не оставлял ее одну, знакомил с приглашенными на мероприятие: как с сотрудниками издательства, так и с людьми, занимавшими крупные посты в «Беркшир» – члены совета директоров, вице-президенты и начальники отделов. Они прилетели в Сан-Франциско каждый по своим причинам, но, как поняла Шэрен, принять в семью новое приобретение явно было последним в списке их дел.

Но уже через час она и вовсе забыла, что чувствовала себя не в своей тарелке. Для всех Шэрен была лицом новым, а они, как известно, привлекали внимание, а еще она была красивой девушкой, поэтому привлекала его вдвойне. В «Уайли» работало много женщин, но и сильного пола хватало, а вот из нью-йоркского офиса «Беркшир» в основном прибыли мужчины. Поэтому интерес к дамам был повышенным, а те два часа, которые Шэрен получила благодаря Нику, дали ей возможность подготовиться как следует: этим вечером она блистала и светилась, и не только в переносном смысле.

Платье, которое она год назад купила, поддавшись на уговоры Трейси, ответственно заявлявшей, что оно идеально подходит к цвету ее волос, и которое на несколько месяцев лишило Шэрен возможности пользоваться кредиткой, мерцало и переливалось. Руки и плечи были обнажены, лиф плотно облегал тело, соблазнительно поднимая грудь и делая талию еще тоньше; юбка струящимся золотистым водопадом ниспадала до самого пола. Вьющиеся светлые волосы свободно лежали на точеных плечах, а в темно-синих глазах яркими вспышками отражались огни от развешанных по территории клуба фонариков. Сегодня она была великолепна и знала об этом. Даже Майкл, который никогда не проявлял к новой помощнице двусмысленного интереса, восхищенно присвистнул, увидев ее.

– Твой шерри, – медленно протянул бокал мужчина, в очередной раз залюбовавшись мягкой улыбкой и игрой света в золотистых волосах очаровательной спутницы. Шэрен звонко рассмеялась шутке, которой делился ее второй кавалер и, благодарно приняв напиток, кокетливо сказала:

– Я обожаю шерри, потому что…

– Потому что у него легкий пьянящий вкус и яркий вишневый аромат, – вмешался в разговор приятный мужской голос. Волнение на несколько секунд лишило ее возможности дышать, а сердце резко кольнуло и опасно остановилось, словно оказалось перед выбором – жить или умереть? Шэрен, сбрасывая оцепенение, глубоко вдохнула наполненный ароматами ночи воздух, а сердце, почувствовав, как тело насыщается жизнью, с бешеной силой заколотилось в груди. Она медленно повернулась, намеренно оттягивая сладкий момент встречи, неспешно подняла глаза и мягко произнесла:

– Нет, потому что меня так зовут.

Ник, спрятав руки в карманах, молча улыбался. Скользил взглядом по тонким чертам женского лица, ненавязчиво опускаясь ниже, оценивая образ целиком. Шэрен и сама не могла отвести от него глаз. Идеально сидевший черный костюм подчеркивал широкие плечи и длинные ноги, а белоснежная сорочка выгодно оттеняла загорелую гладкую кожу, заставляя Шэрен буквально сражаться с острым желанием прильнуть губами к мерно бившейся на шее жилке, и наконец узнать, какой вкус у его тела.

В жизни Шэрен были привлекательные мужчины, и некоторых она даже любила, но именно в Нике ей виделось нечто особенное, настоящее, внутренняя сила, которая привлекла ее десять лет назад и не отпускала по сей день. И сейчас, не кривя душой и отбросив всю предвзятость, она могла смело заявить, что Ник самый красивый мужчина на земле, а атмосфера веселья, царившая вокруг, на пару с алкоголем сняли все запреты, послали к черту намерения держаться от него подальше и напрочь лишили здравого смысла.

Этой ночью Шэрен была просто женщиной, а Ник – мужчиной. Мужчиной, который нравился ей и которого она желала привлечь, а когда заиграла песня Мишель Легран «Мельницы моего сердца» она решила, что это судьба, и если он не пригласит ее танцевать, Шэрен сделает это сама. Ник пригласил. Молча протянул руку, собираясь увести от притихших поклонников, а она, не сомневаясь, вложила ладонь в его и была бесконечно рада уйти.

Ник провел ее по пышной зеленой лужайке, заставленной круглыми столиками и низкими креслами, туда, где медленно, в такт музыке двигались несколько увлеченных друг другом пар. Развешенные по всему периметру декоративные сверкающие фонарики скупо освещали опустившуюся на город темную ночь, создавая иллюзию летнего сумрака, романтичного, интимного.