Текст книги

Ая эН
Уровень Альфа

– С пятьдесят восьмого уже будет видна. Лифт вон там. – Янанна указала подбородком на одну из стен-окон, без единого намека на подъемно-опускающее устройство.

Варя, привыкшая ничему на Пи не удивляться, пошла следом, продолжая глазеть на сквер внизу и соседнюю башню. То ли у нее кружилась голова, то ли сквер вместе с лавочками, газонами и прочей растительностью бодро переползал на стену этой башни, переходя из горизонтального положения в вертикаль… Ой!

– Ма-а-ма!!!

Янанна шагнула сквозь наружную стеклянную стену здания, Варя – механически – за ней и… Они почему-то не упали, а зависли в воздухе, причем Варя – отчаянно вцепившись в подол Янанниной туники – уж за что пришлось!

– Эй, ты что? На Земле-11 ведь есть наружные лифты.

Варя осторожно приоткрыла глаза: сначала левый, потом правый. Если бы у нее был третий глаз, она бы и третий открыла, Варя – девочка смелая. Но третьего глаза (если не считать запасных) у Ворониной никогда не было. Так что она ограничилась двумя. Зато распахнула их пошире и округлила. При этом на всякий случай не отпуская тунику своей старшей подруги – больше тут держаться было решительно не за что.

Диди. Вы сможете изменить свою внешность, став мутангелом. Многие так и делают. Однако и Варя, и Янанна оставили все, данное им природой. У Вари по-прежнему были два глаза, один рот и один роскошный клюв вместо носа, причем глаза могли некоторое время существовать отдельно от хозяйки. У Янанны имелись три глаза и два рта, но третий глаз и второй рот обычно были плотно закрыты – казалось, что лоб и подбородок женщины прорезают две морщины. Бровей и ресниц у Янанны не было.

– Э-э-то…

– Лифт, – подтвердила Янанна. – Наружный. Абсолютно невидимый. Для услады взора и полноты ощущений.

Насчет услады взора Варя была не уверена, поскольку не очень разбиралась в старинных выражениях, но вот с полнотой ощущений все было в порядке.

– Полные штаны ощущений, это да… – рассеянно пробормотала она, покрепче перехватывая подол туники.

– Мы можем затемнить на тринадцать и шесть процентов. – Янанна сделала замысловатое движение рукой, и вокруг них призраком проявилась элегантная кабина шизофренического подъемного устройства. – Так тебе лучше, да?

– Фух… Ага… А если процентов на пятьдесят затемнить, будет еще лучше. – Варя рискнула отцепить одну руку от спасительной туники и стереть со лба капельки пота.

Лифт плавно полетел вверх и вбок. Оказывается, он поднимался не строго вертикально, а по некой замысловатой траектории, огибая выступающие этажи, – центральная башня Центра биохимии была несимметричная, сложное такое архитектурное сооружение.

– Тринадцать целых и шесть десятых процентов затемнения в данном случае – это оптимальная величина, – будничным голосом пояснила Янанна. – Уровень альфа.

– Что?

– Уровень предела совершенства.

– А-а-а… – Варя осторожно осматривалась, лифт поднимался достаточно медленно. – А у нас говорят: нет предела совершенству.

– Они мутанты, они ошибаются. Есть, есть предел совершенству. Мы приехали.

Пятьдесят восьмой этаж башни был пуст. Нет, вы не поняли. Он был абсолютно пуст. Пятьдесят девятый этаж и все этажи выше, казалось, висели в воздухе – это если посмотреть сбоку, подлетая на лифте. А если вылезти из лифта, еще хуже: потолок, он же пол пятьдесят девятого, тупо висел над головой, словно дно гигантской летающей тарелки. Варя посмотрела на потолок и внезапно – без всякой связи с происходящим – вспомнила о Дюшке. И немедленно прогнала эту мысль.

Некоторое время они спокойно осматривали окрестности. Мебиклейн был огромен и прекрасен. Даже отсюда весь город не просматривался. Структура его была условно-симметрична и напоминала фрактал, среди которого там-сям выросли то ли гигантские цветы, то ли плоды.

– Это не плоды, это старинные замки и беоны, – объяснила Янанна. – Что такое беоны – сложно объяснить, нужно увидеть. Исторические постройки моей родины. Мебиклейну сотни тысяч лет, но некоторые пирамиды, беоны и стеосы гораздо старше. Стеосу Ха, например, скоро стукнет полмиллиарда.

– Ого! – Варя хотела спросить, что такое стеос, что такое фрактал и кто такой Ха, но вместо этого спросила: – А как же это все сохранилось?

– Мы ничего не сносим. Город только достраивается и растет вширь… И вглубь.

– И ввысь! – попыталась пошутить Варя.

– Ввысь уже не растет, – покачала головой Янанна. – Если построить гистограмму распределения высот построек, она окажется обратной стандартному Гауссовскому распределению, с характерным провалом в центральной части, соответству…

На лице Вари нарисовалась такая тоска, что Янанна оборвала лекцию на полуслове и мысленно вздохнула. И продолжила:

– В центре дома невысокие. Дальше – выше. Но выше трехсотых этажей мы не строим. Летать неудобно.

– Ясно…

Они подошли к следующему краю смотровой площадки, с видом на трехсотэтажные здания. Вид был тот еще!

– Представляю, сколько народу в таком домике живет! – уважительно заметила Варя. – У нас прошлым летом супернебоскреб построили. Не у нас, а в столице, в Моксве. Так в новостях говорили, что в него поместятся три академгородка, как наш! А в такой… В такой это же просто ух!

Янанна справилась с Интернетом (Инет – он и на Пи Инет. Вопросы есть? Вопросов нет!) и заявила:

– На данный момент в нем постоянно проживает всего сто двадцать один человек.

Варя присвистнула.

– Хочешь там пожить?

– Не… То есть… Не знаю… Дорого же… Ах, да! – Варя вспомнила, что деньги на Пи хотя и есть, никакого решающего значения не имеют. – А можно? А это далеко от центра? Ну, чтобы погулять, на замки посмотреть и вообще.

– У нас все недалеко, сокращалки же… А гулять и ходить на экскурсии лучше с друзьями. Дело в том, что в центре и в беонах иногда совсем безлюдно. Это, конечно, приятно, но ты новичок, можешь запутаться, растеряться. Да и вообще – с друзьями веселее!

– Но у меня нет тут друзей, – возразила Варя. – Я же одна сюда угодила. Все там остались.

Она опять вспомнила о Дюшке. И о маме. И о школе. И вообще…

– Но у тебя появятся новые друзья! – пожала плечами Янанна. – Извини, так получилось, что твое появление на Пи было несколько необычным, и мы вынуждены были начать с работы, а не с адаптации и знакомств, но… Но теперь, когда инфи-нити оборваны…

– Может, они еще появятся? Восстановятся?

Янанна отрицательно покачала головой.

– Но вдруг! Ты же сама говорила, Бес, то есть Ризи, – супермутант, каких свет не видывал. Он на все способен! Вот он посидит, подумает и восстановит ниточку. И мы…

Янанна опять покачала головой.

– Но почему нет-то? Откуда такая уверенность?

Янанна молчала.

– Он восстановит! – убежденно продолжила Варя. – Мы построим сокращалку. Доберемся до моей родины, я расскажу Ризи и Дюшке о том, как тут все здорово, и они по этой сокращалке попадут сюда. А то, что они не мутангелы – это же не страшно, да? Их же можно доальфить, да?

– Что, прости?

– Доальфить, ну, довести до совершенства, до уровня альфа или как его там… Можно же?

Янанна сделала движение рукой, и на пустом пятьдесят восьмом этаже появились мягкие диванчики цвета пожухлой листвы, тронутой изморозью.

Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск