Аэлита Ясина
Ну что, на месяц? Или как?


– Боишься рискнуть или проблемы с доверием?

– С чего мне доверять типу, который вместо «привет», полез целоваться?!

– Верно от таких типов, точно, жди сюрпризов.

Макс лучезарно улыбнулся и стал делать заказ подошедшему официанту. Что ж, проверим, так ли хорошо он успел меня изучить.

Когда принесли совершенно непонятные и жутко аппетитные закуски под гордые комментарии официанта -

– Севиче сибас, батат, кумкват!

И тарелка приземляется перед моим носом.

– Брокколи, кейл, орех, – Макс благодарно кивает.

– Нетартар тунец, томат, клубника! – а это снова мне.

В общем, отведав их я сделала вывод, что или я настолько предсказуема или здесь просто нет блюд, которые могут не понравиться.

– Готова к блюдам от шефа? – уточнил Макс, наслаждаясь блаженной улыбкой на моем лице вследствие гастрономического оргазма.

– О да, – пропела я, пожирая глазами то, что уже приближалось ко мне на руках официанта.

Макс довольно рассмеялся, как будто он все это как минимум готовил и украшал яркими сиреневыми цветочками, рассыпанными по тарелкам. Мне вначале было жутко жаль их есть, но Макс убедил, что такая смерть гораздо предпочтительней увядания. Я бы с ним поспорила, но есть хотелось больше.

– Привет сын, поздравляю! Отмечаешь?

Вот появления шефа с каким – то мудреным блюдом в руках, я совершенно не ожидала, поэтому нечто крабовое прямо-таки встало у меня поперек горла.

– Привет, пап, познакомься, это Стеша.

– Добрый день, Леонид… – просипела я пытаясь протолкнуть кусок водоплавающего внутрь.

От слез и кашля меня спас лимонад, вовремя подсунутый Максом. И легкий хлопок по спине от модного шефа.

– Александрович, – доброжелательно подсказал мне упомянутый.

Какой позор!

Одни сюрпризы от этого блондина!

Папа у Макса оказался огонь: высокий, симпатичный мужчина лет сорока с чем-то. Блюдо, которое он принес легко опустилось в центр стола.

– Ну что сын, со сто первой наградой?

Макс к моему удивлению смутился.

– Вы их считает? – удивилась я.

– Еще бы, каждый раз ставлю, что не дадут, а он берет! Скоро ресторан только на него работать будет! – доверительно сообщили мне.

– А что за награда? – меня разобрало любопытство.

– Не хочу его пиарить, – ответил вместо Макса отец, – но хоть он и отказался продолжать династию…

Макс демонстративно закатил глаза, видимо эта речь была из разряда ритуальных.

– Но должен признать, режиссером стал отличным. И премию в «юных гениях» заслужил.

– Ты не очень-то похож на юного, – скептически заметила я.

– Оригинально ты подходишь к поздравлениям, – удивился гордый отец.

– Мне двадцать семь, – развел руками Макс, – а там до тридцати категория юных.

– И тебе при всем этом не хватает кинематографичности? – вознегодовала я, напрочь забыв о законах приличия.

– Я документалки снимаю.

– Почему не перейти в игровое?

– Во-первых, мне там нечего сказать, – задумчиво произнес вмиг посерьезневший блондин, – И во-вторых и в-третьих тоже это.

– У вас что первое свидание? – задумчиво уточнил отец будущего гения.

– У нас вообще все первое, – выдала я, заставив Макса поперхнуться соком, а отца довольно хмыкнуть.

Вечер. Свидание. Договор

Спустя неделю ежедневых свиданий, прогулок по каналам и поцелуев в лодке под луной, я поняла, что как взрослая девочка, с этим парнем уже могу позволить себе большее.

Но, даже в таком вопросе Макс не обошелся без сюрпризов!

Поцелуи становись все горячей и волнительнее, сильные руки беспощадно мяли мое летние платьице и я уже собралась прервать эту сладкую пытку на скамейке и позвать Макса в гости, как он сам резко остановился и отстранился.

С трудом восстановив дыхание, я вопросительно воззрилась на задумчивого и грустного парня.

– Стеш, мне надо тебе кое-то сказать.

Надеюсь он не гей, не женат и не уголовник, пронеслось в моей голове.

Но мой почти профессиональный мозг выдал расклад грядущей психологической дилеммы. И не ошибся.

– Я вся внимание, – миролюбиво пропела я, усаживаясь поудобнее.

Так, как там нас учили? Отзеркалить собеседника, приняв позу как у него. Готово! Отличный психологический прием, помогающий клиенту (пациент) ощутить подсознательное доверие к собеседнику (в данном случае, мне). Макс заметно расслабился, и взъерошил волосы, которые мне тут же захотелось поправить и вновь прикоснуться, чтобы почувствовать их тепло и шелковистость.

– Стеш, у меня есть одна особенность.
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск