Роберт Джордан
Восходящая Тень


– Ты никак не просыпалась, – запинаясь, проговорила Илэйн, – я тебя и трясла, и толкала, но ты ни в какую. – У нее вырвался нервный смешок. – Ох, Эгвейн, ты даже Авиенду перепугала.

Эгвейн успокаивающе пожала ей руку:

– Ну теперь я снова с вами. – Голос ее звучал устало, сорочка пропиталась потом. – У меня была причина для задержки. Но в следующий раз обещаю быть осторожней. Непременно.

Найнив со стуком поставила кувшин с водой обратно на умывальник. Часть воды расплескалась – дало знать о себе напряжение, с которым она ждала пробуждения Эгвейн, еще чуть-чуть – и Найнив плеснула бы ей воду в лицо. И теперь, несмотря на видимое спокойствие, Найнив даже не замечала, как вода капает на ковер.

– Так ты задержалась из-за того, что что-то нашла? Или… Эгвейн, по-моему, это очень опасно, тебе надо знать больше о Мире снов. Боюсь, что он может каким-то образом завладеть тобой. Чем чаще ты туда отправляешься, тем труднее возвращаться. Может быть… Не представляю… Одно я знаю наверняка: мы не можем позволить тебе рисковать затеряться там. – Найнив скрестила руки на груди, приготовившись к спору.

– Ты права, – уступчиво проговорила Эгвейн. Илэйн удивленно подняла брови – такого не бывало, чтобы Эгвейн покорно, без спора согласилась с Найнив!

Эгвейн с трудом поднялась с постели и, отказавшись от помощи Илэйн, направилась к умывальнику, чтобы ополоснуть лицо и руки водой, пусть даже и тепловатой. Пока Эгвейн снимала с себя пропотевшее белье, Илэйн достала для нее свежую смену из шкафа.

– Я повстречалась с Хранительницей Мудрости, женщиной по имени Эмис, – проговорила Эгвейн, натягивая чистую сорочку. Голос ее звучал приглушенно, пока она не просунула голову в ворот рубашки. – И она сказала, что, если я желаю разузнать побольше о Тел’аран’риоде, мне надо будет снова встретиться с ней в Пустыне. В каком-то месте, именуемом холд Холодные Скалы.

От Илэйн не укрылось, что при упоминании имени Хранительницы в глазах Авиенды блеснул огонек.

– Ты знаешь ее? Эту Эмис?

Авиенда кивнула, но явно неохотно.

– Она Хранительница Мудрости и ходящая по снам. Прежде Эмис была Фар Дарайз Май, но потом отреклась от копья и отправилась в Руидин.

– Дева! – воскликнула Эгвейн. – Вот оно что… Тогда понятно, почему она… Она сказала, что сейчас в Руидине. Ты знаешь, где находятся эти Холодные Скалы, Авиенда?

– Конечно. Холодные Скалы – это холд Руарка. Руарк – муж Эмис. Я бываю там иногда. Точнее, раньше бывала. Моя сестра-мать Лиан приходится сестрой-женой Эмис.

Илэйн недоуменно переглянулась с Эгвейн и Найнив. Некогда Илэйн считала, что от своих наставников в Кэймлине узнала об айильцах немало, но, познакомившись с Авиендой, поняла, что это не так. В их обычаях, особенно родственных связях, разобраться было совсем непросто. Были у них, например, первые сестры – это значило, что у них одна и та же мать, но и подруги могли стать первыми сестрами, принеся обет перед Хранительницами Мудрости. Вторыми сестрами именовались те, чьи матери были сестрами, а те, у кого отцы являлись братьями, назывались отцовыми сестрами и считались менее близкой родней, чем вторые сестры. Ну а уж дальше голова вообще шла кругом.

– Что значит «сестра-жена»? – нерешительно спросила Илэйн.

– То, что у них один и тот же муж. – Авиенда нахмурилась, заметив, что Эгвейн ахнула, а у Найнив глаза полезли на лоб. Илэйн отчасти ждала такого ответа, но все равно упорно разглаживала свою и без того безупречную юбку. – А у вас нет такого обычая? – спросила Дева.

– Нет, – слабым голосом проронила Эгвейн, – такого нет.

– Но ведь вы с Илэйн заботитесь друг о друге, как первые сестры. Как бы вы поступили, если бы одна из вас не пожелала отступиться от Ранда ал’Тора? Неужели стали бы драться? Позволили бы мужчине разрушить вашу дружбу? Разве не лучше было бы в таком случае вам обеим взять его в мужья?

Илэйн взглянула на Эгвейн. Вот так идея… Интересно, смогла бы она пойти на это? Пусть даже и с Эгвейн? Девушка почувствовала, что у нее багровеют щеки. Эгвейн тоже смутилась и, как бы оправдываясь, вымолвила:

– Но я сама решила отойти в сторону.

Илэйн поняла, что это было сказано не столько для Авиенды, сколько для нее, но одна мысль не давала ей покоя: было ли у Мин видение? И если было, то как ей поступить? «А если это Берелейн, то я задушу и ее, и его! Если уж суждено, чтобы у него был кто-то, кроме меня, то почему не Эгвейн? Свет, и о чем только я думаю?» Она почувствовала, что совсем растерялась, и, чтобы скрыть волнение, заговорила нарочито непринужденным тоном:

– Ты говоришь так, как будто в этом деле у мужчины вовсе нет выбора.

– Он может отказаться, – пояснила Авиенда как нечто само собой разумеющееся, – но если хочет жениться, то должен будет жениться на обеих сестрах, раз они того просят. Пожалуйста, не обижайтесь, но я была потрясена, когда узнала, что в ваших краях мужчина предлагает женщине выйти за него замуж. Мужчина должен дать знать о своих намерениях, а потом дожидаться, пока женщина не скажет свое слово. Разумеется, некоторые женщины всячески добиваются от мужчин знаков внимания, но окончательное решение остается за женщиной. Я, правда, не очень хорошо разбираюсь в этих вещах, поскольку с детских лет хотела стать Фар Дарайз Май. Единственное, что мне нужно, – это копье и сестры по копью, – закончила она с жаром.

– Никто не собирается заставлять тебя выходить замуж, – успокаивающе промолвила Эгвейн. Авиенда бросила на нее озадаченный взгляд.

Найнив громко откашлялась, лицо у нее пошло пятнами.

«Небось опять вспомнила о Лане», – решила Илэйн.

– Сдается мне, Эгвейн, – энергично заговорила Найнив, – ты не нашла того, что искала, не то бы уже рассказала нам об этом.

– Я ничего не нашла, – с сожалением ответила Эгвейн, – только вот Эмис сказала… Авиенда, что она за женщина, эта Эмис?

Дева уставилась на ковер и, не поднимая глаз, сказала:

– Эмис тверда, как скала, и безжалостна, как солнце. Она – ходящая по снам. Она может научить тебя. Стоит ей возложить на человека руки, и она заставит его делать все, что ей угодно. Только один Руарк и осмеливается возражать ей. Другие Хранительницы Мудрости даже опасаются иметь с ней дело. Но научить тебя она может.

Эгвейн покачала головой:

– Я хотела спросить, может ли пребывание в чужом, незнакомом месте выбить ее из колеи? Заставить нервничать? К примеру, попади она в город? Может ей привидеться то, чего там нет?

В ответ Авиенда издала короткий резкий смешок:

– Чтобы Эмис стала нервничать? Этого не случилось бы, даже если бы, проснувшись, она обнаружила в своей постели льва. Эгвейн, она была Девой и с годами не стала мягче – в этом можешь быть уверена.

– Что видела эта женщина? – спросила Найнив.

– Строго говоря, дело не в том, что? она видела, – медленно произнесла Эгвейн. – Она почувствовала и сказала мне, что в Танчико обитает зло. Причем зло большее, нежели то, на которое способны обычные люди. Может быть, это зло связано с Черной Айя. Не спорь со мной, Найнив, – добавила она твердо. – Сны необходимо истолковывать. И не исключено, что Эмис права.

Найнив начала хмуриться, как только Эгвейн упомянула о зле в Танчико, а уж когда девушка велела ей не спорить, глаза ее загорелись гневом. Порой Илэйн хотелось взять и встряхнуть их обеих хорошенько, поэтому она поспешила вмешаться, опасаясь, что Найнив вот-вот сорвется:

– Это вполне возможно, Эгвейн. Кажется, ты все же нашла что-то. Больше, чем мы с Найнив надеялись. Правда ведь, Найнив? Ты так не думаешь?

– Может быть, – неохотно отозвалась Найнив.

– Вполне возможно, – невесело проговорила Эгвейн и глубоко вздохнула. – Найнив права: мне нужно учиться тому, что я пытаюсь делать. Если бы я знала, что требуется, я бы и сама почуяла это зло и отыскала бы Лиандрин, где бы та ни укрывалась. А Эмис может меня научить. Вот почему… вот почему я должна отправиться к ней.

– Отправиться к ней? – с дрожью в голосе переспросила Найнив. – В Пустыню?

– Авиенда отведет меня прямо в этот холд Холодные Скалы. – Взгляд Эгвейн, наполовину вызывающий, наполовину тревожный, метался между Илэйн и Найнив. – Если бы я была уверена в том, что Черная Айя в Танчико, я бы вас одних ни за что не отпустила. Если вы решите отправиться туда. Но с помощью Эмис я, может быть, сумею вызнать, где они скрываются. Может быть, мне удастся… Ведь дело в том, что я даже не знаю, на что по-настоящему способна. Одно ясно – я могу научиться гораздо большему. И это не значит, что я собираюсь вас бросить. Вы можете взять с собой кольцо. Вы ведь неплохо знаете Твердыню и сумеете вернуться сюда в Тел’аран’риоде. А я смогу прийти к вам в Танчико. Всему, чему меня научит Эмис, я научу вас. Пожалуйста, скажите, что вы согласны со мной. Я многому могу научиться у Эмис, а потом сумею употребить свои познания, чтобы помочь вам. И получится, будто она научила всех нас, она, ходящая по снам, владеющая истинным знанием. Лиандрин со своими подручными будут детьми по сравнению с нами. Они не будут знать и четверти того, что нам станет известно. – Девушка задумчиво покусала губу. – Вы ведь не считаете, что я вас бросаю, правда? Если так, я никуда не пойду.

– Конечно, тебе надо идти, – сказала подруге Илэйн, – мне будет не хватать тебя, но, в конце концов, никто и не обещал, что мы останемся вместе до завершения всего дела.

– Это так, но как подумаю, что вы вдвоем… отправитесь без меня… Мне нужно пойти с вами. Если они и вправду в Танчико, я должна быть с вами.

– Вздор, – резко возразила Найнив. – Что тебе действительно нужно, так это знания. Это в конечном итоге всем нам обернется во благо и гораздо важнее для нас, чем твое присутствие в Танчико. Да мы и не знаем толком, что они в Танчико. Ну а если все же они там, что ж, мы с Илэйн и без тебя справимся. Вполне может статься, прибыв в Танчико, мы выясним, что зло, о котором шла речь, попросту война. Свету ведомо, всякая война сама по себе немалое зло. Как знать, может, мы вернемся в Башню раньше тебя. А вот тебе следует вести себя поосторожней, – добавила Найнив рассудительно. – Пустыня – место небезопасное. Авиенда, ты присмотришь за ней?

Не успела Дева открыть рот, как послышался стук в дверь и на пороге появилась Морейн. Айз Седай обвела присутствующих быстрым, изучающим и оценивающим взглядом, однако по выражению ее лица нельзя было догадаться, к каким выводам она пришла.

– Джойя и Амико мертвы, – объявила Морейн.

– Может быть, для того и было затеяно нападение? – предположила Найнив. – Чтобы убить их? Или их убили потому, что не успели освободить? Недаром Джойя вела себя так дерзко и вызывающе – небось рассчитывала, что ее вызволят. И скорее всего, она лгала. В ее раскаяние я никогда не верила.

– Похоже, нападение было предпринято вовсе не с этой целью, – возразила Морейн. – Как только на Твердыню напали, капитан весьма предусмотрительно усилил охрану у казематов. Так что они в глаза не видели ни троллоков, ни мурддраалов. А когда заваруха закончилась, оказалось, что обе узницы мертвы. Каждой из них раскромсали горло, предварительно прибив язык гвоздями к двери темницы. – Голос Айз Седай был спокоен, как будто она сообщила о починке платья.