Роберт Джордан
Восходящая Тень


Глава 10

Твердыня нерушима

Взгляд юноши упал на мертвые тела. Айильцы. Их тела лежали вперемежку с трупами ничем не примечательных людей в обычной одежде. Скорее всего, нападение застало стражников врасплох. Несмотря на это, каждый из нападавших был пронзен по меньшей мере двумя айильскими копьями, но и айильская стража полегла на месте.

Но этим делом не кончилось. Стоило Ранду открыть дверь, как на него обрушился шум сражения: крики, стоны и звон стали о сталь отдавались эхом под колоннами из краснокамня. Защитники Твердыни отбивались от наседавших на них могучих звероподобных существ с телами, напоминавшими человеческие, но с уродливыми звериными или птичьими мордами. У некоторых были рога, клювы или петушиные гребни. Передвигались они на звериных лапах, оканчивающихся когтями или копытами, однако попадались среди них и чудища, обутые в сапоги, как люди. Оружие этих существ было таким же чудным, как и они сами: причудливой формы топоры и выгнутые в обратную сторону мечи, смахивающие на огромные косы. Троллоки. И с ними был мурддраал в черной броне, гибкий и изворотливый, словно змея, с бескровным, мертвенно-бледным лицом.

Где-то в недрах Твердыни раздался звон гонга – сигнал тревоги. Неожиданно звон оборвался, но тут же был подхвачен другим гонгом, а вслед за ним и остальными. Бронзовый гул набатов наполнил Твердыню.

Защитники держались и пока превосходили нападавших числом, но люди несли бо?льшие потери, чем чудовища. На глазах у Ранда мурддраал, с легкостью уворачиваясь от копий Защитников, правой рукой вонзил смертоносный клинок в горло солдата, а левой страшным ударом снес пол-лица капитану. Защитники впервые столкнулись с врагом, рассказы о котором считали пустой болтовней заезжих торговцев. И теперь солдаты были близки к панике. Один воин, с которого сбили шлем, отбросил копье и пустился было наутек, но подскочивший троллок раскроил ему череп массивным топором. Другой солдат, бросив взгляд на мурддраала, с воплем кинулся бежать, но мурддраал преградил ему путь. Ранд понял: еще мгновение – и Защитники разбегутся кто куда.

– Эй, Исчезающий! – окликнул он мурддраала. – Померяйся силами со мной!

Мурддраал замер на месте и обратил к Ранду бледное, лишенное глаз лицо. Леденящий страх обуял Ранда, но страх не мог проникнуть сквозь кокон пустоты, окружавший юношу, когда он касался Источника. Не зря в Порубежье говаривали: «Взор Безглазого – страх». В детстве Ранд слышал рассказы о том, что Исчезающие ездят на тенях и способны мгновенно пропадать из виду. Похоже, старые поверья не так уж далеки от истины.

Мурддраал двинулся на него, и Ранд, перепрыгивая через громоздившиеся у порога мертвые тела, направился навстречу противнику. Сапоги его скользили по окровавленному мраморному полу.

– Твердыня, к оружию! – вскричал юноша. – Твердыня нерушима! – Это был древний боевой клич Тира. Ранд слышал его в ту ночь, когда Твердыня впервые не устояла.

Ему показалось, что из комнаты донесся раздосадованный возглас: «Дурак!» – но размышлять о том, что задумала Ланфир, не было времени. Ранд отвлекся лишь на долю секунды, но и это едва не стоило ему жизни. Лишь в последний миг он успел отбить удар черного клинка мурддраала своим пламенеющим мечом.

– Твердыня, к оружию! – вновь закричал Ранд. – Твердыня нерушима! – Он обязан сплотить и воодушевить Защитников, не то придется в одиночку отбиваться от мурддраала и двух десятков троллоков.

– Твердыня нерушима! – поддержал его клич кто-то из Защитников, а следом его подхватили и другие.

Гибкостью движений своего как будто лишенного костей тела мурддраал напоминал змею, а поблескивающие, словно змеиная чешуя, пластины брони усиливали это сходство. Но и змеиное жало не способно разить столь стремительно. Некоторое время Ранду удавалось лишь отводить смертоносную сталь от своего незащищенного доспехами тела. Он знал, что черный клинок мурддраала наносит страшные, незаживающие и почти не поддающиеся исцелению раны, подобные той, что была у него на боку. Всякий раз, когда черная сталь, выплавленная в Такан’даре, у отрогов Шайол Гул, сталкивалась с порожденным Силой пламенеющим клинком, вспыхивал ослепительный свет.

– Пришел твой конец, – прошипел мурддраал. Голос его напоминал шорох опавших листьев. – Я скормлю твое тело троллокам, а твоих женщин заберу себе.

Никогда еще Ранд не сражался так отчаянно и в то же время столь хладнокровно. Исчезающий мастерски владел оружием. Поначалу Ранд только отводил меч мурддраала плоскостью своего клинка, однако, улучив момент, он наконец обрушил свой меч на оружие противника под прямым углом. Огненное лезвие с шипением рассекло черную сталь. Следующим ударом Ранд снес с плеч безглазую голову. Из обрубка шеи фонтаном забила черная кровь. Но и обезглавленный, мурддраал продолжал вертеться, размахивая обломком меча.

Как только голова Исчезающего слетела с плеч, троллоки с дикими воплями попадали на пол. Они бились в конвульсиях, раздирая морды грубыми волосатыми лапами. В этом таилась слабость мурддраала и его звероподобного воинства. Мурддраал не мог полагаться на троллоков, а потому привязывал их к себе каким-то неведомым Ранду способом – эта связь обеспечивала покорность троллоков, но она же не позволяла им надолго пережить своего предводителя.

В живых осталось не более двух дюжин Защитников, однако они не стали терять времени. Они пронзали копьями корчившихся на полу чудовищ, пока те не затихли. Солдатам удалось сбить с ног и мурддраала; поваленный, он продолжал наобум наносить удары. Когда смолкли вопли троллоков, стали слышны стоны раненых людей. Увы, Защитников погибло куда больше, чем отродий Тени. Мраморный пол был скользким от крови, хотя на темных каменных плитах она была почти не видна.

– Оставьте его, – приказал Ранд защитникам, пытавшимся добить мурддраала. – Он уже мертв. Просто Исчезающие долго не могут смириться с тем, что жизнь их покинула. – Об этом как-то раз рассказывал Ранду Лан, – казалось, это было давным-давно. В свое время юноша сам имел возможность убедиться в этом. – Позаботьтесь лучше о раненых, – добавил он.

Защитники попятились, со страхом взирая на обезглавленное, исколотое копьями тело, дрожащими голосами бормоча что-то о Таящемся. Так в легендах и преданиях Тира называли Исчезающего, мурддраала. Некоторые принялись осматривать павших – не подаст ли кто признаков жизни. Раненым помогали подняться на ноги, а остальных оттаскивали в сторону. В живых, увы, остались немногие. Да и раненым товарищам солдаты мало чем могли помочь – они лишь наскоро перевязывали их, разрывая собственные окровавленные рубахи.

Теперь вид у Защитников Твердыни был отнюдь не такой щеголеватый, как прежде. Их пробитые и покореженные во многих местах латы больше не сверкали, а некогда безупречные черные, с золотым шитьем мундиры были измазаны кровью. Многие воины лишились шлемов, а иные с трудом держались на ногах, опираясь на копья. Они тяжело дышали, а на их лицах застыло выражение ужаса и странного оцепенения. Солдаты бросали на Ранда неуверенные, опасливые взгляды – будто это он призвал этих тварей из Запустения.

– Оботрите наконечники копий, – распорядился Ранд. – Кровь Исчезающего разъедает металл, как кислота.

Многие из воинов не сразу сообразили, как исполнить этот приказ, – единственным подручным средством оказались рукава погибших соратников.

Но завершившаяся схватка была не единственной – из глубин Твердыни доносились приглушенные выкрики и звон клинков.

«Ну что ж, – решил Ранд, – мне уже удалось собрать воинов вокруг себя, попробую еще раз вдохновить их на бой».

Повернувшись спиной к Защитникам, он скомандовал:

– За мной! – И воздел над головой пламенный меч, чтобы напомнить солдатам, кто их ведет. Правда, Ранд не был уверен в том, что кто-нибудь не всадит ему в спину копье. Так что приходилось рисковать. – За мной! За Твердыню! Твердыня нерушима!

Юноша двинулся по коридору и некоторое время слышал лишь звук собственных шагов. Затем послышался топот сапог Защитников, а следом и возгласы:

– За Твердыню! За Твердыню и лорда Дракона! Твердыня нерушима! – Один голос, другой, третий…

Ускоряя шаг, Ранд повел свое израненное войско – всего двадцать три солдата – туда, откуда доносился шум боя.

Где сейчас Ланфир? И какая роль в случившемся принадлежит ей? Размышлять об этом Ранду было некогда. Коридоры Твердыни были усеяны мертвыми телами, лежавшими в лужах собственной крови, – Защитники, слуги, айильцы, дамы в одеяниях из тонкого полотна и служанки в грубошерстных платьях вперемежку валялись там, где их настигла смерть. Троллокам было все равно, кого убивать, – убийство доставляло им удовольствие. Однако жестокость этих тварей была ничем по сравнению с изуверством мурддраалов, упивавшихся болью и страхом своих жертв.

Ниже, в глубине Твердыни, кипели схватки. Троллоки – под предводительством мурддраалов или в одиночку – сеяли вокруг себя смерть; они рубились с Защитниками и айильцами, а заодно безжалостно истребляли безоружных. В жажде крови, рыская повсюду, они не знали удержу. Едва Ранд замечал кого-то из отродий Тени, он бросался на врага во главе своего маленького отряда; его меч с равной легкостью рассекал и черные кольчуги, и грубую плоть. Кроме айильцев, все в ужасе бежали от мурддраалов. Все, кроме айильцев и Ранда, – они встречали их без дрожи. Юноша пропускал троллоков, стараясь уничтожить Исчезающих. Случалось, что, испуская дух, мурддраал забирал с собой и дюжину-две троллоков, но так было не всегда.

Некоторые из сопровождающих Ранда защитников пали, но к его отряду присоединились айильцы, и он почти удвоился в числе. Порой вокруг Ранда собиралось немалое число воинов, порой они рассеивались – отставали, ввязавшись в схватку, и шум боя, криками и звоном стали напоминающий какую-то безумную кузницу, затихал позади. Тех, кто последовал за Рандом вначале, теперь рядом с ним уже не осталось. Иногда юноша оказывался в одиночестве – сражался или бежал по коридору, где не было никого, кроме него и мертвых, на отдаленные звуки очередной схватки.

Был момент, когда, пробегая вдоль колоннады, Ранд, которого в это время сопровождала пара Защитников, бросил взгляд вниз, через балюстраду, и в находившемся этажом ниже зале со множеством дверей увидел Морейн и Лана, их окружали троллоки. Стоявшая с высоко поднятой головой Айз Седай напоминала воспетую в сказаниях повелительницу сражений. Пытавшиеся приблизиться к ней звероподобные чудовища вспыхивали, точно факелы, но их тут же сменяло шесть-восемь других тварей, выскакивающих из многочисленных коридоров. Троллоков, избегнувших испепеляющего огня Морейн, настигал меч Лана. Лицо Стража было залито кровью, но он проскальзывал между нападающими с таким хладнокровием, будто упражнялся в фехтовании перед зеркалом. Казалось, что у Лана глаза на затылке: когда троллок с волчьей мордой нацелил в спину Морейн тайренское копье, Страж мгновенно развернулся и отсек нападавшему ногу по колено. С жутким завыванием троллок повалился на пол, но и при этом пытался достать Лана копьем. И тут другой троллок обухом топора подсек Стражу колени.

Ранд не успел прийти на помощь друзьям, пятеро троллоков – звериные рыла, кабаньи клыки и бараньи рога – обрушились на него и двух его спутников и оттеснили от балюстрады. Пятерым исчадиям Тени ничего не стоило бы расправиться с тремя людьми, когда бы одним из них не был Ранд, чей меч рассекал кольчуги, словно холстину. Один из Защитников пал, а другой погнался за раненым троллоком, единственным, которого Ранд не успел уложить на месте. Когда юноша примчался обратно к колоннаде, снизу поднимался запах горелого мяса, пол был усеян огромными тушами троллоков, но Морейн и Лан бесследно исчезли.

Сражение шло за власть над Твердыней. Или – за жизнь Ранда. То здесь, то там вспыхивали короткие схватки и стихали, когда одной стороне удавалось одолеть другую. Люди сражались не только с троллоками и мурддраалами, им приходилось драться и с людьми, примкнувшими к отродьям Тени. С виду эти приспешники Темного смахивали на бывших наемных головорезов или кабацких забулдыг. Похоже, эти вояки сами боялись троллоков и мурддраалов, однако это не мешало им ожесточенно набрасываться на людей. Дважды Ранд с удивлением видел, как троллоки схватывались с троллоками. Оставалось лишь предположить, что мурддраал утратил контроль над своими подручными и эти твари кромсают друг друга, повинуясь природной жажде крови. Ну что ж, в этом Ранд препятствовать им не собирался.

Пробегая по коридору, юноша свернул за угол и налетел на троих троллоков, каждый – вдвое шире его в плечах и раза в полтора выше. Один из них, с крючковатым орлиным клювом на человеческом лице, деловито отрезал руку у трупа тайренской дамы, остальные же, облизываясь, смотрели на него. Троллоки пожирали любое мясо, не гнушаясь и человечиной. И Ранд и чудовища замерли от неожиданности, но юноша оправился первым.

Миг – и гигант с орлиным клювом повалился на бок со вспоротым брюхом. Избранная позиция – «Ящерица в боярышнике» – помогла бы юноше расправиться и с остальными, но упавший троллок лягнул Ранда ногой. Юноша пошатнулся, и нацеленный во второго противника удар оказался неточным – он лишь отсек добрый кусок кольчуги. Правда, троллок с волчьей мордой тоже упал, но, падая, увлек за собой и Ранда. Юноша оказался на полу, массивная туша придавила и его самого, и руку с мечом. Враг, оставшийся на ногах, занес над ним свой шипастый топор, и на клыкастой кабаньей морде появилось нечто вроде улыбки. Ранд пытался высвободиться, но тщетно.

И тут меч-коса рассек скалившуюся кабанью морду.

Невесть откуда взявшийся рогатый, с козлиной мордой троллок вытащил из раны свой меч и, стуча копытами по каменным плитам, устремился прочь.

Наполовину оглушенный, Ранд с трудом выбрался из-под тела мертвого врага. «Троллок спас меня. Троллок?» Густая и темная троллочья кровь покрывала его с головы до ног. В дальнем конце коридора – не в том, куда умчался козломордый троллок, – вспыхнуло бледно-голубое сияние, и Ранд увидел двух мурддраалов. Нанося столь молниеносные удары, что те чуть не сливались в единое пятно, Исчезающие сражались друг с другом. Один из них оттеснил другого в боковой коридор, и бледные вспышки пропали из виду.

«Я сошел с ума, вот в чем дело. Я сошел с ума, и все это только безумный сон».

– Ты многим рискуешь, бегая как сумасшедший с этим твоим… мечом.

Услышав знакомый голос, Ранд обернулся. Ланфир вновь приняла облик юной девушки и выглядела сейчас не старше, а возможно, и моложе его самого. Небрежно приподняв подол белоснежного платья, Отрекшаяся невозмутимо, словно через бревно, переступила через труп растерзанной тайренской леди.

– Ты строишь шалаш, – продолжила Ланфир, – а мог бы мановением руки воздвигнуть мраморный дворец. С твоими способностями ты мог бы истребить этих троллоков – и тела их, и души – разом, а вместо того сам едва не лишился жизни. Тебе необходимо учиться. Присоединяйся ко мне.

– Это твоих рук дело? – требовательно спросил Ранд. – Спасший меня троллок? Дерущиеся друг с другом мурддраалы? Что все это значит?

Некоторое время она молча смотрела на него, затем с легким сожалением покачала головой:

– Если я доверюсь тебе, ты будешь без конца рассчитывать на мою помощь, а это может плохо кончиться. Никому из Избранных не известно, что у меня на уме, и это мне на руку. Так что не рассчитывай на мою открытую помощь.

– На твою помощь? – прорычал Ранд. – Да ты же хочешь вынудить меня служить Тени! Твои сладкие речи не заставят меня забыть о том, кто ты такая.

Ранд направил Силу – Ланфир взлетела, вскрикнула, ударившись о стену, и зависла в воздухе на фоне гобелена с изображением охотничьей сцены. Однако юноша не мог вспомнить, как ему удавалось ограждать от Источника Эгвейн и Илэйн.