Роберт Джордан
Восходящая Тень


– Мы называем себя Избранными, – спокойно ответила женщина. – Мы избраны, дабы вечно править миром. Мы будем жить вечно. И ты тоже – если пожелаешь.

Ранд с тревогой смотрел на Селин. Неужто она и впрямь считает себя… Должно быть, тяготы, с которыми она столкнулась по дороге в Тир, помутили ей рассудок. Но нет, она не выглядела безумной. Селин была холодна, спокойна и уверена в себе. Не раздумывая, Ранд потянулся к саидин и неожиданно уткнулся в невидимую стену, отделявшую его от Источника.

– Ничего у тебя не выйдет, – усмехнулась женщина.

– Свет, – выдохнул Ранд, – значит, ты и вправду одна из них.

Он медленно попятился к постаменту. Если он не сможет воспользоваться Калландором как са’ангриалом, то, возможно, сумеет использовать его как меч. Но как можно поднять меч против женщины, против Селин? Но она ведь Ланфир, одна из Отрекшихся.

Юноша уперся спиной в стену, но, обернувшись, ничего не увидел. Стена, невидимая, непреодолимая, отделяла его от Калландора. Меч поблескивал всего в паре шагов от него, но он был недостижим. В отчаянии Ранд ударил кулаком по невидимому барьеру – тот был тверд, как скала.

– Я не могу полностью доверять тебе, Льюс Тэрин. Пока не могу. – С этими словами женщина подошла совсем близко, и Ранд подумал, что мог бы, наверное, просто схватить ее. Он был куда выше и сильнее ее, но, пользуясь Силой, она могла скрутить его, как котенка. – Я не могу позволить тебе взять его, – добавила Ланфир, искоса поглядывая на Калландор. – Это слишком мощный са’ангриал. Из тех, какие может использовать мужчина, сильнее его есть только два. И насколько мне известно, один из них все еще существует. Нет, Льюс Тэрин, пока я не могу тебе доверять.

– Не называй меня так, – прорычал он. – Меня зовут Ранд. Ранд ал’Тор.

– Ты – Льюс Тэрин Теламон. О, внешне у тебя, конечно же, нет с ним ничего общего, кроме, пожалуй, роста, но я узнала бы, кому принадлежат эти глаза, даже если бы увидела тебя в колыбели. – Неожиданно женщина рассмеялась. – Насколько бы все упростилось, найди я тебя младенцем. Никто не помешал бы мне… – Смех оборвался, и взгляд ее посуровел. – Хочешь взглянуть на меня в истинном обличье? Ты ведь не помнишь его?

Ранд силился произнести «нет», но язык ему не повиновался. Как-то раз ему довелось увидеть сразу двух Отрекшихся – Агинора и Балтамела, первыми обретших свободу после трех тысяч лет заточения в узилище вместе с Темным. Агинор иссох настолько, что скорее напоминал скелет, а не живого человека, а Балтамел постоянно скрывал лицо под маской и, кажется, сам страшился собственного облика.

Воздух задрожал вокруг Ланфир, и она преобразилась. Несомненно, она была старше Ранда, но не в этом суть: сейчас она выглядела взрослее. Более зрелой. И пожалуй, еще прекрасней, если такое вообще возможно. Все равно что пышный цветок по сравнению с нераспустившимся бутоном. И хотя теперь юноша знал, кто она такая, у него пересохло во рту.

Ее темные уверенные глаза с интересом изучали лицо Ранда. Как видно, женщина осталась довольна тем, что он не сумел скрыть восхищения. Она улыбнулась:

– Я была погребена заживо, погружена в сон без сновидений там, где остановлен ход времени. Обращение Колеса не касалось меня. Но теперь я предстала перед тобой в истинном облике, и ты в моих руках. Время игр и уверток миновало, Льюс Тэрин. Давно миновало.

Сердце у него упало.

– Значит, ты собираешься убить меня? Сожги тебя Свет, я…

– Убить тебя? – удивилась Ланфир. – Нет, я просто намерена заполучить тебя – заполучить навсегда. Ты ведь и был моим задолго до того, как тебя похитила эта белобрысая размазня. Да что там, задолго до того, как ты вообще ее увидел. Ты любил меня!

– А ты любила власть! – вдруг слетело у него с языка. Похоже, он сказал правду, да, так оно и есть, только вот откуда взялись у него эти слова?

Услышав это, Селин – Ланфир – опешила, но быстро совладала собой.

– Ты многому научился, – сказала она, – трудно поверить, что это удалось тебе без посторонней помощи. Но ты по-прежнему блуждаешь в лабиринте, и твое неведение может стоить тебе жизни. Кое-кто из Избранных – Саммаэль, Равин, Могидин – не будет ждать, потому что слишком боится тебя. Возможно, найдутся и другие, но эти – точно. Они явятся за тобой, и не для того, чтобы переубеждать тебя, как я. Они подберутся к тебе тайком, во сне, чтобы взять твою жизнь. Ведь ими движет страх. Но есть и другие – те, кто мог бы научить тебя всему, что ты некогда знал, и тогда никто не осмелился бы противостоять тебе.

– Научить меня? Ты хочешь, чтобы я позволил кому-то из Отрекшихся учить меня?

Кому-то из Отрекшихся. Точнее, Отрекшемуся. Мужчине, который был Айз Седай в Эпоху легенд. Мужчине, не просто способному направлять Силу, но изучившему все премудрости обращения с Источником, знающему, как избегать ошибок и ловушек, знающему… Именно то, что ему предлагали раньше.

– Нет! – сказал Ранд. – Даже если бы мне и предложили такое, я бы отказался. Да и как иначе? Я враг им всем – и тебе тоже! Мне ненавистно все, за что ты выступаешь.

«Глупец! – тут же обругал себя Ранд. – Угодил в ловушку и, вместо того чтобы прикусить язык, разыгрываю героя из древних преданий, рискуя разозлить ее и подтолкнуть к действиям».

Но забрать обратно свои слова он уже не мог; юношу понесло, и ему было не остановиться:

– Я уничтожу тебя, если смогу! И тебя, и Темного, и всех Отрекшихся до последнего!

В глазах женщины промелькнул опасный блеск.

– Да ты хоть знаешь, почему они страшатся тебя? Имеешь хоть какое-нибудь понятие? Они боятся, что Великий повелитель Тьмы возвысит тебя над ними.

Ранд сам удивился тому, что у него вырвался смех:

– Великий повелитель Тьмы? Выходит, и ты не смеешь назвать его по имени? Простые люди боятся накликать беду, поминая его имя, но ты вроде бы другое дело. Или ты тоже боишься?

– Назвать его по имени было бы святотатством, – сказала Ланфир. – Знай: им – Саммаэлю и прочим – есть чего бояться. Ты нужен Великому повелителю. Он намерен возвысить тебя над всеми. Он сам говорил мне об этом.

– Чушь! Темный все еще в заточении в Шайол Гул, иначе я бы уже сражался с ним в Тармон Гай’дон. А если он прознает о моем существовании, то, конечно, будет стремиться уничтожить меня. Ведь я собираюсь сразиться с ним.

– О, он знает. Великому повелителю ведомо куда больше, чем ты думаешь. И, несмотря на заточение, с ним можно поговорить. Надо прийти в Шайол Гул, к Бездне Рока, там ты можешь… услышать его… очиститься перед ним. – Лицо ее просветлело, оно выражало молитвенный экстаз. Взор ее был устремлен вдаль, словно она узрела нечто прекрасное и удивительное. – Слова бессильны описать это. Ты должен испытать все сам – только тогда ты сможешь это понять. Ты должен. – Она впилась в него взглядом, и в ее огромных темных глазах светилась мольба. – Преклони колени перед Великим повелителем, и он возвысит тебя над всеми. Ты сможешь повелевать миром, как тебе угодно и сколько угодно, для этого нужно лишь один раз преклонить колени. Всего один раз. Признать его – и ничего больше. Он сам говорил мне это. И тогда Асмодиан научит тебя пользоваться Силой так, чтобы она не угрожала тебе, он научит тебя всему. Позволь мне помочь тебе. Потом мы сможем уничтожить их всех – Великому владыке нет до этого дела. Мы уничтожим всех – даже Асмодиана, как только он научит тебя всему тому, что знает. Мы с тобой сможем править миром вечно под покровительством Великого повелителя. Мало того, – голос ее упал до шепота, в котором слышались и воодушевление, и страх, – сохранилось два великих са’ангриала, изготовленных перед самым Разломом. Одним из них можешь воспользоваться ты, а другим – я. Своим могуществом они намного превосходят этот меч. С их помощью мы могли бы бросить вызов… даже Великому повелителю. Даже самому Создателю!

– Ты сошла с ума, – задыхаясь, вымолвил Ранд. – Отец Лжи обещает мне свое покровительство? Но ведь я рожден для того, чтобы сразиться с ним. Я здесь для того, чтобы исполнить пророчества! И я буду сражаться с ним и со всеми вами, сражаться до самой Последней битвы! До последнего моего вздоха!

– Но зачем? Тебе вовсе не нужно этого делать. Пойми, пророчества лишь сулят людям надежду. Следуя им, ты неизбежно вступишь на путь, ведущий к Тармон Гай’дон, а стало быть, к погибели. Могидин или Саммаэль уничтожат твое тело, а Великий повелитель Тьмы – твою душу. Ты проиграешь окончательно и бесповоротно. И не возродишься более, сколь бы долго ни обращалось Колесо Времени!

– Нет!

Ланфир устремила на него изучающий взгляд, показавшийся Ранду бесконечно долгим, – видно, прикидывала, чем бы еще пронять юношу.

– Я могла бы просто взять тебя с собой, – произнесла она наконец. – Могла бы доставить тебя к Великому повелителю, хочешь ты того или нет. Есть способы воздействовать на упрямцев. – Она умолкла, очевидно желая увериться в том, что ее слова подействовали.

По спине Ранда катился пот, но лицо юноши оставалось бесстрастным. Он чувствовал – необходимо что-то предпринять, пусть даже и без надежды на успех. Вторая попытка дотянуться до саидин тоже оказалась тщетной – он уперся в ту же непроницаемую стену. Он начал оглядываться по сторонам, делая вид, что размышляет. Калландор поблескивал позади него и был столь же недостижим, как если бы находился на другом берегу океана Арит. Его поясной нож лежал на столе рядом с кроватью, вместе с почти законченной фигуркой лисицы, которую он вырезал из дерева. С каминной полки Ранда поддразнивали бесформенные комки оплавленного металла, и в этот момент в дверь бесшумно скользнул человек в тускло-сером одеянии. В руке он держал нож. Встрепенувшись, Ранд обернулся к Ланфир.

– Ты всегда был упрямцем, – пробормотала она. – На сей раз я не стану забирать тебя с собой. Хочу, чтобы ты отправился со мной по доброй воле. И я добьюсь этого. В чем дело? Почему ты хмуришься?

«Кто это прокрался в комнату?» Взгляд Ранда не задержался на человеке с ножом. Повинуясь внезапному порыву, юноша оттолкнул Ланфир и потянулся к Источнику. Невидимый щит мгновенно исчез, и в руке Ранда вспыхнул пламенный клинок. Незнакомец бросился к юноше, нацеливая нож для смертельного удара снизу. Движения его были почти неуловимы для глаз. Но Ранд развернулся в позицию «Дуновение ветра над стеной» и отсек сжимавшую нож руку, а затем вонзил меч в сердце противника. Ранд на миг заглянул в страшные глаза – безжизненные, хотя враг еще не испустил дух, – и вытащил меч.

– Серый Человек, – произнес юноша. Только сейчас он осмелился перевести дыхание.

Истекающий кровью труп валялся на ковре. Теперь можно было разглядеть его. Обычно же убийц на службе Тени удавалось заметить, когда было уже поздно.

– В этом не было смысла, – заявил юноша, обращаясь к Ланфир. – Ты и сама могла бы прикончить меня. Зачем же ты натравила на меня Серого Человека?

Ланфир встревоженно взглянула на него и сказала:

– Я не использую Бездушных. Я ведь говорила, что между нами, Избранными, существуют… разногласия. Теперь я вижу, что припозднилась, пожалуй, на день. Но у тебя еще осталась возможность пойти со мной. Пойти, чтобы учиться. Учиться, чтобы выжить. А то, знаешь ли… этот меч… – На лице ее появилась глумливая усмешка. – Ты не в состоянии использовать и десятой доли своей истинной мощи. Пойдем со мной, тебе необходимо учиться. Или ты решил убить меня? А ведь я освободила тебя, чтобы ты сумел защититься.

Судя по голосу и позе, Ланфир ожидала нападения или, во всяком случае, готова была его отразить. Но не это удержало Ранда. Она освободила его от пут – это правда, но и не это остановило юношу. Пусть она в стане Отрекшихся и служит злу так долго, что любая Черная сестра показалась бы рядом с ней невинным младенцем. Но Ранд видел перед собой женщину и, хотя сам проклинал себя за глупость, ничего не мог с собой поделать. Наверное, он смог бы поднять на нее руку, попытайся она убить его. Возможно. Но она просто стояла и ждала, что предпримет он. Очевидно, Ланфир была готова применить Силу, причем в таких формах, о каких он и понятия не имел. Скорее всего, она бы так и поступила, если бы он попробовал удержать ее. Правда, в свое время ему удалось оградить от Источника Илэйн и Эгвейн, но он сам не знал, как это у него получилось. Тогда это вышло само собой, и он сомневался, что сумеет повторить нечто подобное. Хорошо еще, что он крепко держался за саидин, – ей не удастся снова застать его врасплох. Он терпеливо сносил горечь, от которой выворачивало желудок, ведь сейчас саидин была для него больше чем жизнь.

И в этот миг страшная мысль поразила Ранда. Айильцы. Что с ними? Даже Серый Человек не смог бы незамеченным проскользнуть мимо полудюжины айильцев.

– Что ты сделала с ними? – вскричал Ранд, отступая к двери и не отрывая взгляда от Ланфир. – Что ты сделала с моей охраной?

– Ничего, – невозмутимо отвечала Ланфир. – Не выходи отсюда. Возможно, это всего лишь проверка, для того чтобы выяснить, насколько ты уязвим. Однако и простая проверка может стоить тебе жизни, если ты не проявишь осмотрительности.

Но Ранд рывком распахнул левую створку двери, и перед ним предстала жуткая сцена.