Роберт Джордан
Восходящая Тень

Высоко подняв голову, Илэйн взглянула Найнив прямо в глаза:

– Для меня это не имеет значения. Должно бы, но не имеет. Может, я и дурочка, но меня это не волнует. Я не могу приказать своему сердцу, Найнив.

Неожиданно Найнив улыбнулась.

– Я хотела убедиться в этом, – сказала она с теплотой, – и ты должна быть уверена в своих чувствах. Любить мужчину – дело непростое, а любить такого… – Улыбка пропала с ее лица, и она продолжила: – Однако мой вопрос остается в силе – делать-то вы что собираетесь? Берелейн только с виду хрупкая и слабая – такой она хочет казаться мужчинам, а мне сдается, что на деле она совсем другая. Она не из тех, кто отступится от своей добычи, мертвой хваткой будет держаться – не потому, что ей это нужно, а чтобы другим не досталось.

– Чего бы я хотела, – произнесла Эгвейн, сжимая кубок, точно это было горло Первенствующей Майена, – так это засадить Берелейн в бочку, погрузить на судно и отправить домой. В трюме.

Найнив затрясла головой так, что закачалась ее коса:

– Мысль, конечно, неплохая, но я попробую дать тебе дельный совет. Тебе бы лучше помолчать, пусть она сама решит. – Эгвейн удивленно уставилась на Найнив, и та пояснила: – Все, что касается Ранда, теперь дело Илэйн – вот пусть она и разбирается. А тебе не худо бы отойти в сторонку.

Видно, замечание было рассчитано на то, чтобы вызвать у Илэйн улыбку, однако этого не получилось.

– Я-то думала, что все будет иначе, – со вздохом призналась девушка. – Думала, что встречу мужчину, познакомлюсь с ним, узнаю как следует – на что уйдут месяцы, а то и годы – и наконец пойму, что люблю его. А Ранд – я его почти не знаю. Хорошо, если за год несколько раз перемолвилась с ним словом. Но когда я его впервые увидела, то уже через пять минут поняла, что люблю.

Слова ее, должно быть, звучали глупо, но Илэйн это вовсе не заботило. Она готова была повторить это перед кем угодно, даже перед своей матерью, даже перед Лини. Хотя, пожалуй, не перед Лини. Та на дух не переносила глупость и к тому же, видимо, до сих пор считала Илэйн несмышленой девчушкой.

– И при всем этом, – продолжала девушка, – я даже не имею права сердиться на него. Или на Берелейн. – Но Илэйн сердилась.

«Как бы мне хотелось отхлестать его по щекам, чтоб у него в ушах зазвенело. И звенело бы целый год! А ее бы я гнала розгами до самого судна, которое увезет ее в Майен».

Но она, Илэйн, ни на что не имела права, отчего чувствовала себя совсем скверно. В голосе ее послышались жалобные нотки:

– Ну что я могу поделать? Он на меня даже не смотрит.

– У нас в Двуречье, – медленно проговорила Эгвейн, – если женщина хочет дать мужчине понять, что он ей нравится, она в день Бэл Тайн или в День солнца надевает ему на голову венок. Или вышивает ему праздничную рубашку. А то приглашает танцевать – все время его, и никого другого.

Илэйн бросила на подругу непонимающий взгляд, и Эгвейн добавила:

– Я не предлагаю тебе дарить ему рубашки, просто ты должна дать ему знать о своих чувствах.

– Майенцы предпочитают говорить напрямик, – срывающимся голосом произнесла Илэйн. – Наверное, так лучше всего. Просто сказать ему все. Во всяком случае, тогда он будет знать о моих чувствах, и я получу хоть какое-то право на… – Откинув голову, Илэйн пригубила пряного вина и задумалась. Открыто признаться самой – как какая-то майенская потаскуха! Поставив пустой кубок на плетеную салфетку, она глубоко вздохнула и пробормотала: – Что скажет матушка?

– Важнее другое, – мягко продолжила Найнив, – как ты собираешься поступить? Когда нам придется покинуть Тир. А нам придется уехать – в Танчико ли, в Башню ли, но уехать. Ты признаешься ему в любви и вынуждена будешь расстаться с ним. А что, если он попросит тебя остаться? И тебе этого захочется?

– Я уеду, – не раздумывая, ответила Илэйн, но в голосе ее прозвучало раздражение. Не стоило Найнив задавать ей такой вопрос. – Если я должна относиться к нему как к Возрожденному Дракону, то пусть и он принимает меня такой, какая я есть. Он обязан понять, что и у меня есть свой долг. Я хочу стать Айз Седай, Найнив, и это не блажь. К тому же у нас есть поручение, которое мы обязаны выполнить. Неужели ты подумала, что я могла бы бросить тебя и Эгвейн?

Эгвейн поспешно заверила подругу, что ничего подобного ей и в голову не приходило. Найнив поддержала ее, хотя и не столь торопливо.

Илэйн перевела взгляд с одной собеседницы на другую:

– По правде говоря, я так боялась, что вы назовете меня дурехой за то, что я, вместо того чтобы думать о Черной Айя, забиваю себе голову всякой ерундой.

Глаза Эгвейн почти неуловимо блеснули, – видимо, ее и впрямь посещала подобная мысль. Но Найнив серьезно сказала:

– Может статься, что Ранд погибнет через месяц или через год, может погибнуть любая из нас. Времена нынче не те, что прежде, да и сами мы изменились. Если просто ждать исполнения своих желаний, вряд ли дождешься чего-нибудь на этом свете.

Возможно, это был и не лучший способ успокоить девушку, но Илэйн кивнула. Она не должна позволять себе распускаться. С этим она справится – вот если б и с Черной Айя можно было справиться так же легко! Илэйн прижала к разгоряченному лбу холодный пустой кубок. Что же делать?

Глава 7

Игра с огнем

На следующее утро, едва над горизонтом поднялось солнце, у дверей в покои Ранда появилась Эгвейн. За ней, еле волоча ноги, следовала Илэйн. На дочери-наследнице было шелковое бледно-голубое платье с длинными рукавами и низким вырезом, скроенное по тирской моде. Надеть его Илэйн решилась лишь по совету подруг. На шее ее красовалось ожерелье из сапфиров, а нитка тех же камней, вплетенная в золотистые волосы девушки, подчеркивала небесную голубизну ее глаз. Несмотря на жару, Илэйн накинула на плечи большой ярко-красный шарф, скорее даже шаль. И шаль, и сапфиры одолжила ей Авиенда. Как ни странно, у айилки имелся изрядный запас всевозможных украшений.

Хотя Эгвейн и знала, что покои Ранда охраняют айильцы, она вздрогнула, когда стражники неожиданно выросли перед ней, будто из-под земли. Илэйн охнула, но, спохватившись, бросила на них взгляд, исполненный королевского величия, – что-что, а это она умела. Однако на шестерых дочерна загорелых воинов ее взгляд не произвел ни малейшего впечатления. У Шае’ен М’таал, Каменных Псов, был, пожалуй, слишком расслабленный вид даже для айильцев. Казалось, они смотрят во все стороны одновременно и готовы двинуться в любом направлении.

Эгвейн постаралась не отстать от подруги – ей очень хотелось научиться держаться с тем же достоинством, что и дочь-наследница, – и заявила:

– Я… мы… пришли взглянуть на раны лорда Дракона.

Для всякого, кто хоть немного смыслил в Исцелении, слова Эгвейн прозвучали бы полной чепухой, но девушка мало чем рисковала. Люди в большинстве своем об Исцелении почти не знали, а айильцы и того меньше. Поначалу Эгвейн не собиралась объяснять стражникам свой приход – достаточно и того, что они почитали ее за Айз Седай. Однако, когда перед ней неожиданно возникли фигуры воинов, девушка почему-то решила, что объяснить цель своего визита будет не лишним. Правда, айильцы вовсе не пытались остановить ни ее, ни Илэйн. Но воины были высоки ростом, с суровыми, точно высеченными из камня, лицами, и оружие свое – луки и копья – они держали так, будто не расставались с ним с самого рождения. Почувствовав на себе пристальные взгляды айильцев, Эгвейн невольно вспомнила историю Айильской войны, когда такие же светлоглазые воины, прикрыв лица черными вуалями, не зная пощады, сеяли смерть и разрушение, одолевая всякого противника, дерзнувшего преградить им путь. Они вернулись в свою Пустыню, лишь выдержав под стенами самого Тар Валона продолжавшееся три дня и три ночи кровопролитное сражение против объединенной армии всех народов. Эгвейн была близка к тому, чтобы обнять саидар.

Гаул, старший среди Каменных Псов, с толикой уважения посмотрел на Илэйн и Эгвейн с высоты своего роста. Айилец был видным, суровым мужчиной, немногим старше Найнив, с поразительно ясными зелеными, словно изумруды, глазами, опушенными темными ресницами.

– Наверное, раны его беспокоят. Сегодня утром он был в дурном настроении. – Гаул усмехнулся, на миг показав ослепительнобелые зубы; он-то хорошо знал, каково раненому. – Он уже выставил отсюда благородных лордов. А одного прямо-таки вышвырнул. Как там бишь его зовут?..

– Ториан, – подсказал другой, еще более рослый воин. В руках он держал тугой короткий лук, и стрела, будто случайно, была наложена на тетиву. Взгляд его серых глаз лишь на мгновение задержался на девушках и вернулся куда-то в пространство между колоннами.

– Вот-вот, Ториан, – поддакнул Гаул. – Я думал, он долетит до самых этих истуканов… – Гаул указал копьем на кольцо застывших по стойке смирно Защитников. – И вот ведь досада – трех шагов не хватило. Из-за этого я проспорил Мангину отличную тайренскую шпалеру, всю расшитую золотыми ястребами. – По лицу высоченного лучника промелькнула довольная улыбка.

Эгвейн моргнула, пытаясь представить себе, как Ранд выталкивает взашей из своих покоев благородного лорда. Он никогда не отличался склонностью к насилию, скорее наоборот. Насколько же он изменился? Она была слишком занята Джойей и Амико, а он – благородными лордами. Лишь изредка удавалось им выкроить свободную минутку, чтобы поболтать о том о сем – вспомнить о доме, погадать о том, как прошло в этом году празднование Бэл Тайна и что могло бы быть на День солнца. Насколько же он изменился?

– Нам надо его увидеть, – сказала Илэйн с легкой дрожью в голосе.

– Конечно, Айз Седай. – Гаул поклонился, коснувшись острием копья мраморного пола.

Эгвейн вошла в покои Ранда с внутренним трепетом, а на лице Илэйн было написано, каких неимоверных усилий стоили ей эти несколько шагов.

В комнате не осталось никаких свидетельств ночного кошмара, если не считать следов, сохранившихся на месте снятых зеркал. Правда, до полного порядка было далеко – кровать осталась неубранной, повсюду валялись книги. Малиновые портьеры были раздвинуты на всю ширину окон, выходивших на запад, к реке – главной водной артерии Тира. В свете утреннего солнца установленный на массивном вызолоченном постаменте Калландор сверкал, точно полированный кристалл. Этот постамент показался Эгвейн одним из самых безвкусных предметов, какие ей доводилось видеть, пока взгляд ее не упал на каминную полку, где два серебряных волка нападали на золотого оленя. С реки дул свежий ветерок, благодаря чему в комнате, по сравнению с остальной Твердыней, было на удивление прохладно.

Ранд, в одной рубахе, сидел в кресле, переложив ногу на подлокотник. На колене его покоилась книга в кожаном переплете. Заслышав шаги, он захлопнул книгу, скинув ее на ковер, и вскочил на ноги, приготовившись отразить нападение. Затем он увидел вошедших, и лицо его просветлело.

Первый раз за время пребывания в Твердыне Эгвейн, вглядываясь в знакомое с детства лицо, искала на нем признаки перемен – и такие признаки были. Сколько же времени прошло с тех пор, как она видела его в последний раз? Пожалуй, немало: лицо юноши стало тверже, а от былой открытости не осталось и следа. И повадки у него изменились – что-то он позаимствовал у Лана, что-то у айильцев. Высокий рост, рыжеватые волосы и светлые серо-голубые глаза делали его настолько похожим на айильского воина, что Эгвейн стало малость не по себе. Но изменился ли он внутренне?

– Я думал, это не вы, а… кто-то другой, – пробормотал Ранд, переводя смущенный взгляд с одной девушки на другую. Это был тот Ранд, которого она знала. Даже румянец, покрывавший его щеки всякий раз, когда он смотрел на нее или Илэйн, был тем же самым. – Некоторые хотят от меня того, чего я не могу им дать. Того, чего я им ни за что не дам! – Неожиданно на лицо юноши набежала тень подозрения, и голос его посуровел: – А вы зачем пожаловали? Вас Морейн послала? Думаете убедить меня пойти у нее на поводу?

– Да не петушись ты, – вырвалось у Эгвейн, – я не собираюсь с тобой ссориться.

А Илэйн добавила умоляющим тоном:

– Мы пришли… помочь тебе, если сумеем. – Это было простейшим объяснением, позволявшим оправдать их ранний визит, о чем девушки договорились заранее, еще за завтраком.

– Вам известны ее замыслы насчет того, чтобы… – начал Ранд, но осекся и спросил: – Помочь мне? Как? Это Морейн вас надоумила?

Эгвейн скрестила руки на груди и затянула шарф потуже, стараясь подражать Найнив, выступающей на Совете деревни, – та, вознамерившись во что бы то ни стало настоять на своем, всегда держалась подобным образом. Отступать было поздно, и Эгвейн продолжила: