Роберт Джордан
Восходящая Тень

– Мы провели там целый день, – сказала Найнив, – хотели проверить, не прихватила ли что-нибудь оттуда Лиандрин со своими сообщницами. Но кажется, они ничего не взяли. Там все было покрыто пылью и плесенью. Чтобы переправить это в Башню, потребуется десяток речных судов. Может, там разберутся, что к чему, а мне это определенно не под силу. – Стремление уколоть Морейн было столь велико, что Найнив не сдержалась и добавила: – Когда бы вы уделяли нам побольше внимания, то сами бы прекрасно все это знали.

Морейн оставила колкость без внимания. Казалось, она была поглощена собственными мыслями, и слова ее прозвучали как размышление вслух:

– Там, в хранилище, есть один особенный тер’ангриал. С виду он похож на малость скособоченную дверную раму, но сделан из краснокамня. Если я не смогу убедить Ранда принять какое-либо решение, мне, возможно, придется пройти сквозь эту дверь. – Маленький блестящий голубой камешек дрогнул у нее на лбу. Очевидно, такая затея была ей не по душе.

При упоминании о тер’ангриале Эгвейн непроизвольно коснулась пальцами своего корсажа. Там, в собственноручно пришитом маленьком кармашке, она хранила каменное кольцо. Это был тер’ангриал – хоть и маленький, но очень сильный. Всего три женщины, в том числе и Илэйн, знали, что у Эгвейн есть это сокровище. Морейн о нем не знала.

Чудны?ми вещами были эти тер’ангриалы. Подобно ангриалам и са’ангриалам, они представляли собой реликты Эпохи легенд, но встречались гораздо чаще. Тер’ангриал был предназначен не для преумножения Единой Силы, а для ее использования, причем в какой-либо одной определенной области. Однако ныне, пользуясь тер’ангриалами, люди порой не были уверены, что используют предмет по его истинному назначению. Клятвенный жезл, на котором приносили Три клятвы женщины, возводимые в сан Айз Седай, был тер’ангриалом, который эти клятвы вплавлял в кости и плоть. В другом тер’ангриале послушница проходила последнее испытание, перед тем как получить кольцо и стать принятой. Из самых глубин сердца исторгал он потаенные страхи – так, что они, казалось, воплощались в реальность. А возможно, он перемещал посвящаемую в такой мир, где они и впрямь были реальны. Необычайные вещи случались с тер’ангриалами. Многие из тех женщин, кто изучал их или использовал, оказались выжжены, убиты или просто исчезли.

– Я видела этот дверной проем, – сказала Илэйн, – в самом дальнем каземате, в конце подвала. У меня лампа погасла, и я три раза упала, прежде чем выбралась оттуда. – Илэйн смутилась и слегка покраснела. – Там, внутри, я боялась направлять Силу, не решилась даже засветить лампу. Большая часть того, что там лежит, показалась мне обычной рухлядью – по-моему, они прибирали все, что, как им казалось, имеет отношение к Силе, – но я подумала, что если начну направлять, то могу ненароком привести в действие какую-нибудь штуковину, и кто знает, что бы из этого вышло.

– А если бы, споткнувшись в темноте, ты упала как раз сквозь этот дверной проем? – скривившись, проговорила Морейн. – Имея с ним дело, вовсе не обязательно направлять, достаточно пройти сквозь него.

– Но зачем? – спросила Найнив.

– Чтобы получить ответы. Три ответа, все правдивые, о прошлом, настоящем и будущем.

Илэйн тут же пришла на ум детская сказка про Байли под холмом, конечно же, из-за этих трех ответов. Вторая мысль явилась почти сразу следом за первой, и не к ней одной. Эгвейн и Найнив открыли рты, но она их опередила:

– Морейн, но ведь так можно решить нашу задачу. Почему бы не спросить, правду ли говорят Джойя и Амико? Или выяснить, где скрывается Лиандрин. Узнать имена женщин из Черной Айя, оставшихся в Башне…

– Мы можем разузнать, что за опасность подстерегает Ранда, – вставила Эгвейн, а Найнив добавила:

– Почему вы не рассказали нам об этом прежде? Почему заставили нас без конца выслушивать эти истории, в то время как мы могли бы давно уже с этим разделаться?

Айз Седай вздрогнула и всплеснула руками:

– Вы, все трое, опрометчиво рветесь туда, куда и Лан во главе сотни Стражей отправился бы с опаской. Как вы думаете, почему я не прошла через ту дверь? Ведь я давно уже могла бы узнать, что должен сделать Ранд, чтобы уцелеть и победить, как ему одолеть Отрекшихся и Темного, как научиться управлять Силой и отсрочить безумие до того, как он исполнит предначертанное. – Уперев руки в бока, она ждала, пока они сообразят. Три женщины хранили молчание. – Существуют правила пользования этим тер’ангриалом, – продолжала Морейн, – и он опасен. Никто не может пройти сквозь дверь больше одного раза. Всякий может задать три вопроса – но только три – и уйти сможет, лишь выслушав три ответа. Тех, кто задает пустяковые вопросы, тер’ангриал наказывает: но то, что для одного пустяк, для другого, возможно, очень серьезно. Впрочем, важно другое: нельзя задавать вопросы, касающиеся Тени, – это чревато страшными последствиями. Если спросить про Черную Айя, можно лишиться рассудка или вас выкинет мертвыми, а то вы и вовсе сгинете без следа. Что же до Ранда… Сомневаюсь, что можно придумать такой вопрос про Возрожденного Дракона, который никак не касался бы Тени. Поняли теперь? Иногда стоит помедлить да поразмыслить.

– Откуда вы все это знаете? – требовательно спросила Найнив. Подбоченясь, она пристально смотрела на Айз Седай. – Благородные лорды никогда не допускали сестер в хранилище. А судя по плесени, эти штуковины упрятали туда добрую сотню лет назад.

– Сдается мне, куда больше, – невозмутимо отозвалась Морейн. – Лет триста минуло с тех пор, как они перестали собирать подобные вещи, а этим тер’ангриалом они обзавелись незадолго до того. Прежде им владели Первенствующие Майена и пользовались его ответами, чтобы противостоять притязаниям Тира. Они-то и позволяли Айз Седай изучать тер’ангриал, но тайно, ибо опасались раздражать Тир.

– Но если он был так важен для Майена, – недоверчиво спросила Найнив, – то как же вышло, что он оказался в Твердыне?

– Потому что не все решения Первенствующих, направленные на ослабление влияния Тира, были мудрыми и дальновидными. Триста лет назад благородные лорды задумали построить флот, чтобы выследить, где рыболовные суда Майена промышляют масляных рыб. Тогдашний Первенствующий, Гальвар, стремясь ублажить Тир, поднял цену майенского лампового масла выше цены тайренского оливкового, а чтобы лорды не сомневались в его преданности, преподнес этот тер’ангриал в дар Тиру. Гальвар уже воспользовался им, так что ему он все равно не мог пригодиться. Гальвар был молод, лет ему было почти столько же, сколько сейчас Берелейн, ему предстояло долгое правление, и он нуждался в расположении Тира.

– Ну и дурак, – пробормотала Илэйн. – Моя мать никогда бы не совершила подобной ошибки.

– Возможно, – согласилась Морейн. – Но учти и то, что Андор – не Майен. Майен – маленькая страна, граничащая с могущественным соседом. Впрочем, судя по тому, как все обернулось, Гальвар и впрямь свалял дурака. Спустя год благородные лорды подослали к нему убийц. Так или иначе, но благодаря его глупости мне представилась возможность. Опасная, конечно, но лучше такая, чем никакой.

Найнив пробормотала что-то себе под нос, видимо раздосадованная тем, что Айз Седай не села в лужу.

– Стало быть, мы так и не сдвинулись с места, – вздохнула Эгвейн, – и по-прежнему не знаем, которая из пленниц лжет. Или лгут они обе?

– Допроси их снова, если хочешь, – предложила Морейн, – до отправки судна еще есть время. Но сомневаюсь, что они скажут что-то новое. Мой вам совет – сосредоточьте внимание на Танчико. Если правду все-таки говорит Джойя, то для охраны Мазрима Таима потребуются Айз Седай и Стражи – вам троим с этим все равно не справиться. Я, как только услышала рассказ Джойи, послала голубя к Амерлин. Точнее, трех голубей, чтобы быть уверенной, что хоть один долетит до Башни.

– Как мило с вашей стороны держать нас в курсе дела, – холодно заметила Илэйн. Морейн, как всегда, настояла на своем. Хотя они и не полноправные Айз Седай, это еще не основание держать их в неведении. Ведь Амерлин поручила выслеживать Черную Айя именно им.

– Не стоит благодарности. – Морейн склонила голову, словно не уловив иронии Илэйн, и с легкой улыбкой добавила: – Не забывайте, что вас пустили по следу Черной Айя.

Илэйн вздрогнула – Айз Седай словно читала ее мысли.

– И решать, куда идти, надлежит вам – на это вы сами не так давно мне указали, – добавила Морейн сухо. – Хочется верить, что принять решение вам будет легче, чем мне. А еще надеюсь, что вам удастся выспаться как следует за то время, что осталось до рассвета. Доброй ночи.

– Эта женщина… – пробормотала Илэйн, когда за Айз Седай закрылась дверь. – Иногда мне кажется, что я способна ее задушить. – Она опустилась на стул и задумалась, хмуро уставясь на сложенные на коленях руки.

Найнив хмыкнула, видно в знак согласия, и направилась к тянувшейся вдоль стены узкой полке, уставленной кувшинами, серебряными кубками и баночками со специями. Один из кувшинов, полный вина, стоял в поблескивавшем тазу с кубиками подтаявшего льда. Этот лед добывали аж за Хребтом Мира, упаковывали в ящики с опилками и доставляли в Тир, чтобы в летнюю жару охлаждать питье благородных лордов. Илэйн такое и представить себе было трудно.

– Нам всем не помешает глоток прохладного вина перед сном, – заметила Найнив и занялась вином, водой и пряностями.

Илэйн подняла голову, когда рядом с ней присела Эгвейн.

– Ты мне правду сказала? – спросила Илэйн. – Про Ранда?

Эгвейн кивнула, и Илэйн вздохнула в ответ:

– Ты помнишь, что говорила Мин? Все эти ее шуточки насчет того, чтобы поделить Ранда? Я иногда подумывала, не связано ли это с видением, о котором она нам так ничего и не рассказала. А может, она имела в виду, что мы обе любим его и она знает о моих чувствах. Но все права на Ранда были у тебя, и я не знала, что мне делать. По правде сказать, и сейчас не знаю. Ведь он любит тебя, Эгвейн.

– Я скажу ему все прямо, – решительно заявила Эгвейн. – Если я выйду замуж, то потому, что полюблю сама, а не потому, что кто-то рассчитывает на мою любовь. Я поговорю с Рандом, поговорю ласково, но скажу ему, что он свободен – хочет он того или нет. Матушка говорит, что мужчины отличаются от нас. Мы, женщины, хотим соединиться с тем единственным, кого любим, а мужчина способен полюбить первую встречную, если она сумеет затронуть струны его сердца.

– Все это прекрасно, – натянуто произнесла Илэйн, – но у него в покоях побывала Берелейн.

Эгвейн хмыкнула:

– Что бы там ни было у нее на уме, Берелейн не из тех, кто станет уделять внимание мужчине достаточно долго, для того чтобы он успел ее полюбить. Всего пару дней назад она глаз не сводила с Руарка, а не пройдет и нескольких дней, как будет строить глазки кому-нибудь другому. Она вроде Эльзе Гринвелл. Помнишь ее? Послушница, которая дни напролет проводила на площадке для ристалищ, строя глазки Стражам.

– В такой час в его спальне – она ему не просто глазки строила. На ней ведь было надето еще меньше, чем обычно, хотя это трудно себе представить!

– Ну так что ж, ты намерена уступить его ей?

– Нет! – яростно вскричала Илэйн. В этот миг ее действительно переполнял гнев, хотя в следующий она предалась отчаянию. – Ох, Эгвейн, я и сама не знаю, что делать. Я люблю его и хочу выйти за него замуж. Свет! Что скажет матушка? По мне, так лучше провести ночь в темнице с Джойей, чем выслушивать ее нравоучения.

Среди андорской знати, даже среди членов царствующего дома, случались браки с выходцами из простонародья. В Андоре это не вызывало особых толков. Но Ранд – особый случай. Илэйн боялась, что мать пошлет за ней Лини и велит той притащить дочь домой за ухо.

– Вряд ли Моргейз примет все это близко к сердцу, – успокаивающе промолвила Эгвейн, – во всяком случае, если верить Мэту. Похоже, этот лорд Гейбрил, по которому она вздыхает, не слишком подходящий избранник для разумной женщины.

– По-моему, Мэт преувеличивает, – не раздумывая, ответила Илэйн.

Ее матери хватит осмотрительности, чтобы не наделать глупостей ради мужчины. И если этот лорд Гейбрил, о котором Илэйн и слышать не слышала, покуда его не помянул Мэт, возмечтал заполучить власть, став возлюбленным королевы, то его ждет горькое разочарование.

Найнив принесла три кубка вина, сдобренного пряностями, и поставила их на плетеные соломенные салфетки, чтобы, оттаивая, кубки не портили полировку стола.

– Итак, – сказала она, усаживаясь на стул, – вы пришли к выводу, что ты, Илэйн, любишь Ранда, а ты, Эгвейн, – нет.

Две девичьи головки – темноволосая и светловолосая – обернулись к ней с равным изумлением.

– Вы что же, думаете, у меня глаз нет? – благодушно промолвила Найнив. – У меня и уши на месте, ведь вы не потрудились говорить шепотом. – Она отхлебнула вина, и, когда продолжила, голос ее звучал холодно: – Ну и что вы собираетесь делать? Если крошка Берелейн вцепилась в Ранда, не так-то просто будет ее оторвать. К тому же вы не уверены, что хотите этого. Вы же знаете, кто он такой. Знаете, какая судьба ему уготована, даже если забыть о пророчествах. Безумие. Смерть. Сколько ему осталось? Год? Два? А может, все начнется со дня на день? Он мужчина, способный направлять Силу. – Найнив чеканила каждое слово, в голосе ее слышались нотки металла. – Вспомните, чему вас учили! Вспомните, кто он такой!