Текст книги

Роберт Джордан
Око Мира

Страж окинул взглядом паромщика и его помощников, – похоже, никто не прислушивался к разговору, – прежде чем ответить таким же тихим голосом:

– С туманом, что скрывает их... ну, если что-то люди делают в тайне, они порой ведут себя с чужаками так, как ни за что не стали бы поступать, следи за ними другие глаза. И скорее всего, навредит незнакомцу тот, кто более склонен думать, что чужой навредит ему. Этот малый... Я считаю, что продаст свою мать троллокам на жаркое, если они сойдутся в цене. Я немного удивлен твоим вопросом. В Эмондовом Лугу я слышал, как вы отзываетесь о жителях Таренского Перевоза.

– Да, но... Ну, все говорят, что они... Но я никогда не думал, что они и вправду... – Ранд решил: надо положить конец всяким мыслям, будто он вообще хоть что-то знает о людях не из своей деревни. – Он может рассказать Исчезающему, что мы переправились на пароме, – проговорил он наконец. – Может, он троллоков на наш след наведет.

Лан скупо улыбнулся.

– Грабить незнакомцев – это одно, а иметь дело с Получеловеком – нечто совершенно иное. Ты можешь себе представить, чтобы он взялся перевозить на пароме троллоков, да еще в такой туман, сколько бы золота ему ни посулили? Или даже то, как он разговаривает с Мурддраалом, будь у него выбор? При одной мысли об этом паромщик будет бежать целый месяц без оглядки. Не думаю, что нам стоит тревожиться о Друзьях Темного в Таренском Перевозе. Не здесь. Мы в безопасности... на время, по крайней мере. Во всяком случае, такой поворот событий нам не грозит. Но придержи язык.

Каланча бросил рассматривать туман и обернулся. Подавшись вперед и подняв вверх факел, он уставился на Лана и Ранда, словно впервые их увидел. Доски настила поскрипывали под ногами перевозчиков, иногда глухо стукало копыто. Внезапно острые черты лица паромщика исказились, он дернулся, поняв, что они наблюдают за тем, как он рассматривает их. Подскочив, он волчком крутанулся на месте, опять принявшись высматривать противоположный берег или еще что-то в наплывах непроглядного тумана.

– Больше ни слова, – сказал Лан так тихо, что Ранд едва-едва его услышал. – Это плохие дни, чтобы говорить о троллоках, о Друзьях Темного или об Отце Лжи, когда рядом чужие уши. Подобный разговор может обернуться худшим, чем нацарапанный на твоей двери Клык Дракона.

У Ранда пропала всякая охота продолжать расспросы. Подавленность охватила его сильнее прежнего. Друзья Темного! Как будто мало забот с Исчезающим, троллоками, Драгкаром. При виде троллока хоть разговаривать можно.

Неожиданно из тумана впереди смутно очертились сваи. Паром глухо толкнулся о берег, и перевозчики торопливо бросились привязывать судно, а потом с тяжелым ударом опустили сходни. Мэт и Перрин во всеуслышание заявили, что Тарен и вполовину не так широк, как они слышали. Лан повел своего жеребца вниз по сходням, за ним – Морейн и остальные. Когда Ранд последним ступил за Белой на сходни, гневно завопил мастер Каланча:

– Эй, эй! Там! Где мое золото?

– Вы его получите, – донесся откуда-то из тумана голос Морейн. Сапоги Ранда ступили со сходней на деревянную пристань. – И серебряная марка каждому вашему человеку, – добавила Айз Седай, – за быструю переправу.

Паромщик заколебался, вытянув голову вперед, словно чуя опасность, но перевозчики при упоминании о серебре оживились. Некоторые замешкались, выхватывая из скоб факелы, но дружной гурьбой все протопали по сходням мимо Каланчи, не дав тому и рта раскрыть. С угрюмым видом паромщик последовал за своей командой.

Пока Ранд осторожно шел по пристани, копыта Облака в тумане стучали приглушенно. Серая стена здесь была плотнее, чем над рекой. В конце пристани стоял Страж и раздавал монеты перевозчикам, вокруг него потрескивали факелы Каланчи и его людей. Остальные, кроме Морейн, встревоженно жались за спиной Стража. Айз Седай стояла чуть в стороне и смотрела на реку, хотя что она там могла увидеть, Ранду было совершенно непонятно. Знобко вздрогнув, юноша подтянул насквозь промокший плащ. Вот он и на самом деле вне Двуречья, оно казалось таким далеким, намного дальше, чем за рекой.

– Вот, – произнес Лан, вручая последнюю монету Каланче. – Как договаривались. – Он не стал убирать кошель, и мужчина с лицом хорька жадно впился в него взором.

Раздался громкий скрип, пристань вздрогнула. Каланча дернулся, голова резко, как на шарнире, мотнулась в сторону затянутого туманом парома. Оставшиеся там факелы превратились в пару расплывчатых блеклых клякс света. Пристань застонала, и с оглушительным треском ломающегося дерева эти пятна-близнецы наклонились, затем начали вращаться. Эгвейн ойкнула, а у Тома вырвалось проклятье.

– Он отвязался! – вскрикнул Каланча. Хватая своих перевозчиков, он принялся толчками гнать их к концу пристани. – Паром отвязался, вы, дурачье! Ловите его! Ловите!

После тычков Каланчи перевозчики сделали, спотыкаясь, несколько шагов, но потом остановились. Неясные огоньки на пароме закружились быстрее, потом еще быстрее. Туман над ними клубился вихрем, завиваясь в спираль. Пристань дрожала. Треск и хруст ломающегося дерева наполнили воздух, когда паром начал разваливаться на части.

– Водоворот, – произнес один из перевозчиков, в голосе его звучал благоговейный страх.

– На Тарене нет водоворотов, – бесцветно произнес Каланча. – Никогда не бывало водоворотов...

– Несчастный случай. – Голос Морейн звучал глухо в тумане, превратившем ее, когда она отвернулась от реки, в тень.

– Несчастный, – согласился ровным тоном Лан. – Похоже, какое-то время вам никого не придется переправлять через реку. Жаль, что вы потеряли свое судно на нашей службе. – Страж опять порылся в кошельке, что был у него в руке. – Это возместит вам потерю.

На минуту Каланча уставился на золото, блестевшее в свете факела на ладони Лана, потом он сгорбился, и взгляд его забегал по его недавним пассажирам. Ребята из Эмондова Луга, плохо различимые сквозь туман, стояли молча. С испуганным нечленораздельным воплем паромщик выхватил у Лана монеты, крутанулся на каблуках и припустил бегом в туман. Его подручные отстали от него лишь на полшага, и свет факелов рассеялся в тумане, когда перевозчики исчезли вверх по реке.

– Больше нас здесь ничто не держит, – сказала Айз Седай, будто ничего из ряда вон выходящего не случилось. Взяв под уздцы свою белую кобылу, она направилась прочь от пристани вверх по берегу.

Ранд стоял, разглядывая скрытую туманом реку. Это могло оказаться чистой случайностью. Он сказал, что никаких водоворотов, но... Вдруг он заметил, что остальных уже не видно, и торопливо стал подниматься по отлогому берегу.

Через три шага плотный туман исчез. Ранд встал как вкопанный и обалдело оглянулся. По одну сторону над берегом висел тяжелый туман, а по другую – раскинулось ясное ночное небо, по-прежнему темное, хотя размытые края лунного диска намекали, что рассвет уже недалек.

Страж и Айз Седай совещались возле своих лошадей, в нескольких шагах от границы тумана. Остальные плотной группой стояли чуть в стороне; даже в лунном полусумраке их нервозность была очевидной. Все взоры были прикованы к Лану и Морейн, и все, кроме Эгвейн, стояли в таких напряженных позах, будто разрывались между опасением потерять из виду эту пару и страхом подойти к ним слишком близко. Ранд рысью пробежал последние несколько шагов до Эгвейн, ведя следом Облако, и она улыбнулась юноше. Он подумал, что глаза у нее блестят не только от лунного сияния.

– Он идет вдоль реки, словно его гонят в загон, – говорила Морейн довольным тоном. – В Тар Валоне нет и десяти женщин, которым это под силу сделать в одиночку. Не говоря уже о том, чтобы сотворить подобное со спины несущейся галопом лошади.

– Я нисколько не намерен высказывать недовольство, Морейн Седай, – сказал Том, в манере совершенно необычной для него, – но не лучше ли будет скрывать нас и дальше? Скажем, до Байрлона? Если Драгкар обыщет этот берег реки, мы потеряем все наше преимущество.

– Драгкар не очень сообразителен, мастер Меррилин, – холодно сказала Айз Седай. – Грозный и смертельно опасный, с острым взором, но ума маловато. Он доложит Мурддраалу, что этот берег реки чист, а сама река затянута туманом на мили в обе стороны. Мурддраалу станет известно о тех особых усилиях, которых это мне стоило. Он будет вынужден предположить, что мы можем ускользнуть по реке, и это задержит его. Ему придется разделить свои силы. Туман продержится еще долго, и Мурддраалу не понять, не уплыли ли мы на лодке. Я могла бы оттянуть часть тумана к Байрлону, но тогда Драгкару не составит труда обыскать реку целиком за несколько часов, и Мурддраал точно узнает, куда мы направляемся.

Том чмокнул губами и качнул головой.

– Приношу свои извинения, Айз Седай. Надеюсь, я не оскорбил вас.

– Э-э, Мо... э-э... Айз Седай. – Мэт умолк, чтобы сглотнуть комок в горле. – Паром... э-э... это вы... то есть... я не понимаю зачем... – Он еще что-то едва слышно промямлил, замолк, и воцарилась такая глубокая тишина, что самым громким звуком, что расслышал Ранд, было его собственное дыхание.

Наконец Морейн заговорила, и голос ее в звенящей тишине прозвучал резко:

– Вы все хотите объяснений, но, начни я объяснять вам каждое свое действие, у меня больше ни на что не останется времени. – Облитая лунным сиянием, Айз Седай словно стала выше ростом, угрожающе возвышаясь над ними. – Запомните: я намерена доставить вас в целости и сохранности в Тар Валон. Это единственное, что вам нужно знать.

– Если мы так и будем тут стоять, – вмешался Лан, – то Драгкару вовсе не потребуется обыскивать реку. Если я правильно помню... – Он повел своего коня дальше, вверх по речному берегу.

Ранд перевел дыхание, как будто движение Стража отпустило что-то у него в груди. Он услышал вздохи остальных, даже Тома, и припомнил старую поговорку. Лучше плюнуть в глаза волку, чем перечить Айз Седай. Тем не менее напряжение спало. Больше Морейн не казалась такой угрожающе высокой – она была едва ли ему по грудь.

– Видно, нам не удастся немного отдохнуть, – сказал с затаенной надеждой в голосе Перрин, зевнув во весь рот. Эгвейн, устало вздохнув, привалилась к Беле.

В этом вздохе Ранд впервые уловил какой-никакой намек на разочарованность. Может, теперь ей станет понятно, что это вовсе не такое грандиозное приключение. Затем Ранд виновато вспомнил, что он, в отличие от нее, проспал весь день.

– Нам нужно отдохнуть, Морейн Седай, – сказал он. – В конце концов, мы же всю ночь проскакали верхом.

– Тогда предлагаю взглянуть, что там для нас у Лана, – сказала Морейн. – Идемте.

Она повела их вверх по берегу, в лес за рекой. От голых ветвей тени стали еще плотнее. Через добрую сотню спанов от Тарена открылся темный холм, с большой поляной перед ним. Когда-то давнее половодье подмыло и опрокинуло на этом месте целую рощицу, превратив ее в огромный плотный клубок, на вид сплошную массу перепутанных стволов, ветвей и корней. Морейн остановилась, и неожиданно низко над землей возник огонек, приближаясь из-под нагромождения деревьев.

Из-под холма, вытянув перед собой обломок факела, вылез Лан и встал.

– Нежданных гостей не было, – сказал он Морейн. – И дрова, что я припас, до сих пор сухие, так что я развел небольшой костерок. Мы отдохнем в тепле.

– Вы рассчитывали, что у нас будет здесь привал? – удивленно спросила Эгвейн.

– Место казалось вполне подходящим, – ответил Лан. – При любых обстоятельствах лучше быть предусмотрительным.

Морейн взяла у него из рук факел.

– Вы позаботитесь о лошадях? Когда закончите, я займусь вами. А сейчас я хочу поговорить с Эгвейн. Эгвейн?

Ранд смотрел, как обе женщины нагнулись и исчезли под громадным завалом древесных стволов. Там оказался низкий вход, в который можно было с трудом пролезть. Свет факела пропал.

Во вьюках, приготовленных Ланом, были, помимо прочего, уложены торбы и немного овса, но расседлывать лошадей Страж не позволил. Вместо этого он достал путы, также упакованные в седельные вьюки.

– Без седел им отдыхать было б удобней, но, если придется быстро уходить, заново седлать их времени не будет.