Текст книги

Роберт Джордан
Око Мира

Не слишком твердой рукой Ранд утер холодную испарину с лица и задумался, не привлечет ли он внимание Темного, если назовет его по имени не наяву, а во сне.

За окном сгустились сумерки; высоко в небе круглая и толстобокая луна, над Горами Тумана зажглись вечерние звезды. Ранд проспал весь день. Он потер ноющий бок. По-видимому, пока он спал, рукоять меча вдавилась ему в ребра. Нечего удивляться, что ему снились кошмары: затекший бок, пустой желудок, да еще и прошлая ночь.

В животе у Ранда заурчало, он поднялся, потянулся и подошел к столу, где миссис ал’Вир оставила поднос. Юноша снял белую салфетку. Хотя он проспал довольно долго, говяжий бульон не остыл и хлебец с хрустящей корочкой был еще теплым. Здесь явно чувствовалась заботливая рука миссис ал’Вир – она принесла другой поднос. Раз она решила, что тебе нужно поесть горячего, то не отступится, пока еда не окажется у тебя внутри.

Ранд с жадностью глотнул немного бульона, положил на ломоть хлеба мясо и сыр, накрыл сверху еще одним куском хлеба и сунул все это в рот. Откусив пару раз сколько смог, он вернулся к кровати.

Похоже, миссис ал’Вир не обделила своим вниманием и Тэма. Он был раздет, вычищенная одежда аккуратно сложена на прикроватном столике, одеяло подтянуто к самому его подбородку. Когда Ранд коснулся лба отца, Тэм открыл глаза.

– Вот и ты, мальчик мой! Марин говорила, что ты здесь, но я даже сесть не мог, чтобы взглянуть на тебя. Она сказала, ты очень устал, и, по ее мнению, не стоит тебя будить только ради того, чтоб посмотреть на тебя. Даже Брану переубедить ее не под силу, если она вобьет себе что-то в голову.

Голос Тэма был слаб, но взгляд – ясен и тверд. Айз Седай была права, подумал Ранд. Отлежавшись, отец будет здоров, как и прежде.

– Может, тебе принести чего-нибудь перекусить? Миссис ал’Вир тут поднос оставила.

– Она меня уже накормила... если так можно сказать. Хотелось бы чего-нибудь еще, одним бульоном сыт не будешь. Как не быть плохим снам, если у человека один бульон в... – Тэм неловко выпростал руку из-под покрывала и прикоснулся к мечу на поясе у Ранда. – Значит, это был не сон. Когда Марин сказала мне, что я заболел, мне подумалось, что я... Но с тобой все в порядке. Это самое главное. Что с фермой?

Ранд глубоко вздохнул.

– Троллоки перебили овец. Думаю, и корову они же увели, а дому требуется большая уборка. – Он выдавил слабую улыбку. – Нам повезло больше, чем другим. Полдеревни сожжено.

Ранд рассказал Тэму обо всем, что случилось, или почти обо всем. Тэм слушал внимательно и задавал точные вопросы, так что скоро Ранд уже рассказывал о своем возвращении из леса в дом, на ферму, отсюда недалеко было и до убитого им троллока. Ему пришлось рассказать и о том, как Найнив заявила, что Тэм умирает, – чтобы объяснить, почему лечением занялась не Мудрая, а Айз Седай. При этом известии – Айз Седай в Эмондовом Лугу – у Тэма расширились глаза. Но Ранд не счел необходимым касаться каждого шага путешествия с фермы, или своих страхов, или Мурддраала на дороге. И уж естественно, он ни словом не обмолвился о своих кошмарах, привидевшихся ему подле постели отца. Тем более юноша не видел никаких причин упоминать о бессвязном горячечном бреде. Не время. Правда, еще оставался рассказ Морейн: избежать его было нельзя.

– Что ж, такой рассказ сделал бы честь менестрелю, – тихо произнес Тэм, когда Ранд закончил свою историю. – Чего же хотели троллоки от вас, ребята? Или сам Темный, да поможет нам Свет?

– По-твоему, она лгала? Судя по словам мастера ал’Вира, она сказала правду: напали только на две фермы. И про дом мастера Лухана, и про дом мастера Коутона – тоже правда.

Минуту Тэм задумчиво молчал, потом произнес:

– Перескажи-ка мне, что она говорила. Припомни в точности ее слова – что она говорила.

Ранд постарался вспомнить. Кому когда-либо приходилось вспоминать точные слова, которые он слышал? Ранд пожевал губами и почесал затылок, и понемногу копание в памяти дало свои плоды.

– Больше мне ничего не приходит на память, – закончил он. – Я не совсем уверен, что она сказала именно так, но точнее вспомнить не могу.

– Годится. Все так, да? Видишь ли, парень, Айз Седай – хитроумны. Они не лгут тебе прямо в глаза, но правда, которую говорят Айз Седай, – не всегда та правда, о которой ты думаешь. Будь с нею настороже.

– Я слышал сказания, – с обидой ответил Ранд. – Я не ребенок.

– Да, ты не ребенок, конечно же. – Тэм тяжело вздохнул, потом досадливо пожал плечами. – Мне бы надо пойти вместе с тобой. Мир вне Двуречья ничего общего не имеет с Эмондовым Лугом.

Вот и настал удачный момент, чтобы порасспросить Тэма о том, как он ушел из Двуречья, и обо всем прочем, но Ранд им не воспользовался. Наоборот, он оторопел.

– Только и всего? Я думал, ты попробуешь уговорить меня выкинуть эти мысли из головы. Мне казалось, у тебя найдется сотня причин, чтобы я не уходил.

Ранд понял: в душе своей он лелеял надежду, что у Тэма будет эта сотня причин, и причем убедительных.

– Может, и не сотня, – хмыкнул Тэм, – но кое-какие причины на ум пришли. Если троллоки явились за тобой, то в Тар Валоне ты будешь целее, чем где-нибудь тут. Только заруби себе на носу: будь осторожен. У Айз Седай свои причины, чтобы поступать так или иначе, и эти причины – не всегда те, о которых думаешь ты.

– Менестрель что-то похожее говорил, – медленно сказал Ранд.

– Значит, он знает, о чем говорит. Слушай чутко, думай крепко и не распускай язык. Вот добрый совет для любых дел вне Двуречья, но особенно – с Айз Седай. И со Стражами. Сказать что-то Лану – все равно что сказать Морейн. Коли он Страж, то связан с нею узами, будь уверен, – как и в том, что этим утром взошло солнце, и нет у него такого секрета, который останется тайной для нее.

Ранд мало что знал об узах между Айз Седай и Стражами, хотя эти узы играли важную роль во всех известных ему сказаниях о Стражах. Что-то такое, имеющее отношение к Силе, дар Стражу или, может, нечто вроде обмена. Как утверждали предания, Стражи получали от этого всяческие блага. Они выздоравливали гораздо быстрее, чем другие люди, могли намного дольше обходиться без сна, без воды и еды. По общему мнению, еще не видя троллоков, они могли ощущать присутствие их, окажись те поблизости, как и прочих созданий Темного, – этим объясняется попытка Лана и Морейн предупредить деревню еще до троллочьего нападения. О том, что приобретали Айз Седай, сказания умалчивали, но Ранд ни на минуту не поверил бы, что они от этого ничего не имели.

– Я буду осторожен, – сказал Ранд. – Просто хотелось бы знать, с какой стати. Нет же никакого смысла. Почему я? Почему мы?

– Я тоже хотел бы знать, мальчик мой. Кровь и пепел, мне тоже хотелось бы это знать. – Тэм тяжело вздохнул. – Ладно, что проку в стараниях загнать разбитое яйцо обратно в скорлупу! Когда тебе нужно уходить? Через день-другой я встану на ноги, и мы сможем подумать о том, чтобы завести новое стадо. У Орена Доутри имеется хороший скот, которым он, может, захочет поделиться, раз уж с выпасами туго, да и Джон Тэйн не откажет.

– Морейн... Айз Седай распорядилась, чтобы ты оставался в постели. Недели, она сказала. – Тэм открыл было рот, но Ранд продолжал: – И она договорилась об этом с миссис ал’Вир.

– Гм. Что ж, может, я сумею переубедить Марин. – Особой надежды, однако, в голосе Тэма не слышалось. Он бросил на Ранда острый взгляд. – Судя по тому, как ты постарался увильнуть от ответа, уходить тебе нужно очень скоро. Завтра? Или сегодня вечером?

– Сегодня вечером, – тихо произнес Ранд, а Тэм опечаленно кивнул:

– Да. Что ж, если это должно быть сделано, то лучше не мешкать. Ну а насчет «недель» мы еще посмотрим. – Он дернул за одеяло больше с раздражением, чем с силой. – Наверное, через несколько дней все равно я двинусь за тобой. Нагоню по дороге. Посмотрим, сумеет ли Марин удержать меня в постели, когда я захочу встать.

Раздался легкий стук в дверь, и в комнату сунул голову Лан.

– Быстрее прощайся, овечий пастух, и идем. Возможны неприятности.

– Неприятности? – переспросил Ранд, и Лан не терпящим возражений тоном рявкнул на него:

– Именно! Поторапливайся!

Ранд поспешно схватил плащ. Он стал расстегивать ремень меча, но Тэм остановил его:

– Оставь себе. Тебе он наверняка пригодится больше, чем мне, а лучше бы – будь на то воля Света – никому из нас. Будь осторожен, парень. Слышишь?

Не обращая внимания на непрекращающееся ворчание Лана, Ранд наклонился и крепко обнял Тэма.

– Я вернусь. Обещаю тебе!

– Конечно, вернешься, – засмеялся Тэм. Он слабой рукой прижал к себе на прощание Ранда и похлопал его по спине напоследок. – Я знаю. К твоему возвращению у меня будет вдвое больше овец, чтоб тебе было чем заняться. Теперь иди, а не то этот приятель еще ненароком поранится.

Ранд помедлил, пытаясь найти слова, чтобы спросить о том, о чем не хотел спрашивать, но Лан, не вытерпев ожидания, вошел в комнату, схватил его за руку и выволок в коридор. Страж был облачен в матово поблескивавшую металлом рубаху серо-зеленых чешуйчатых доспехов. Голос Лана срывался от гнева:

– Нам нужно торопиться! Тебе непонятно слово «неприятности»?

В коридоре уже ждал Мэт, в плаще и куртке, с луком в руке. На поясе его болтался колчан. Мэт беспокойно качался на пятках и поглядывал в сторону лестницы. Во взгляде его читалось нетерпение пополам со страхом.

– Это не очень-то похоже на сказания, а, Ранд? – хриплым голосом произнес он.

– Что за неприятности? – спросил Ранд, но вместо ответа Страж устремился мимо него вниз по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки. Мэт рванул за ним, махнув Ранду рукой, чтобы он бежал следом.

Пожав плечами под накинутым плащом, юноша догнал спутников внизу. Общая зала была слабо освещена; половина свечей уже догорела, большая часть остальных оплыли в огарки. Кроме Лана, Мэта и Ранда, здесь никого не было. Мэт стоял возле одного из окон, выходящих на Лужайку, выглядывая наружу, и при этом, похоже, старался, чтобы его не заметили. Лан чуть приоткрыл дверь и через щель всматривался во двор гостиницы.

Решив узнать причину такого внимания, Ранд подошел к ним. Страж проворчал, чтобы он поостерегся, но приоткрыл дверь пошире, чтобы дать возможность выглянуть и Ранду.