Текст книги

Роберт Джордан
Око Мира

– Были вне опасности, – сказал Лан. – По крайней мере, испугались не больше, чем прочие.

– Но они тоже видели всадника, Исчезающего, и лет им столько, сколько мне.

– С дома мастера Кро и соломинки не упало, – сказала Морейн, – а мельник со своим семейством благополучно проспал бы набег на деревню, не разбуди его шум. Бан на десять месяцев тебя старше, а Лем на восемь месяцев младше. – Она сухо улыбнулась удивленному Ранду. – Я говорила тебе, что задавала вопросы. И я еще сказала: юноши определенного возраста. Между тобой и твоими друзьями разница – всего лишь недели. Именно вас троих и искал Мурддраал, вас и больше никого.

Ранд беспокойно заерзал, почувствовав, что не хочет, чтобы она смотрела на него такими глазами: ее взгляд словно проникал в душу и читал самые потаенные его мысли, в самых дальних уголках.

– Чего им от нас надо? Ведь мы простые фермеры, пастухи!

– Это вопрос, на который в Двуречье ответа не найти, – тихо сказала Морейн, – но ответ важен. Троллоки, появившиеся там, где их не видели почти две тысячи лет, – это говорит о многом.

– Во многих сказаниях речь идет о набегах троллоков, – упрямо сказал Ранд. – Раньше их просто у нас не было. С троллоками постоянно сражаются Стражи.

Лан фыркнул:

– Мальчик, я готов был сражаться с троллоками в Великом Запустении, но не здесь, за шесть сотен лиг к югу от него. Набег такой яростный, как минувшей ночью, я мог ожидать в Шайнаре или в любой из Пограничных Земель.

– В ком-то одном из парней, – произнесла Морейн, – или во всех троих есть нечто, чего опасается Темный.

– Это... это невозможно. – Ранд добрел до окна и уставился на деревню, на людей среди развалин. – Я не верю, что это случилось, это просто невозможно. – Что-то на Лужайке привлекло его взгляд. Он всмотрелся и понял, что это почерневший обрубок Весеннего Шеста. Веселый Бэл Тайн, с торговцем, и с менестрелем, и с чужаками. Ранда передернуло, и он отчаянно замотал головой: – Нет. Нет, я простой пастух! Темному незачем мною интересоваться.

– Он приложил много сил и средств, – мрачно сказал Лан, – чтобы провести так много троллоков, не подняв шума и тревоги, так далеко – от Пограничных Земель до Кэймлина и дальше. Хотел бы я знать, как это им удалось. Неужели ты веришь, что они пришли всего лишь затем, чтобы спалить несколько домов?

– Они еще вернутся, – добавила Морейн.

Ранд открыл было рот, чтобы возразить Лану, но замечание Морейн остановило его. Он повернулся к ней:

– Вернутся? Вы не можете их остановить? Как прошлой ночью, хотя вас и застали врасплох? А теперь вам известно, что они здесь.

– Возможно, – ответила Морейн. – Я могла бы послать в Тар Валон за некоторыми сестрами, но им потребуется время на нелегкий путь сюда. Мурддраал тоже знает, что я здесь, и, вероятно, нападать не станет – по крайней мере, в открытую, – нуждаясь в подкреплении: нужны еще Мурддраалы и побольше троллоков. С призванными Айз Седай и Стражами троллоков можно будет отогнать, хотя сколько для этого понадобится сражаться, я не знаю.

Перед мысленным взором Ранда пробежали картины: весь Эмондов Луг – огромное пепелище. Пылают фермы. И Сторожевой Холм, и Дивен Райд, и Таренский Перевоз. Кругом пепел и кровь.

– Нет, – произнес он и почувствовал, как внутри что-то оборвалось. – Поэтому-то я и должен ехать? Троллоки не вернутся, если меня здесь не будет. – Последняя кроха упрямства заставила его прибавить: – Если они в самом деле явились за мной.

Брови Морейн приподнялись, как будто она удивилась тому, что его в этом еще не убедили.

– Ты хочешь держать пари, поставив в заклад свою деревню, овечий пастух? – спросил Лан. – Все свое Двуречье?

Упрямство Ранда тут же улетучилось.

– Нет, – вновь сказал он и опять ощутил внутри какую-то пустоту. – Перрину и Мэту тоже придется уйти, да? – Покинуть Двуречье. Оставить дом и отца. По крайней мере, Тэму должно стать лучше. По крайней мере, ему нужно услышать от отца, что все сказанное на Карьерной Дороге – вздор. – Мы могли бы, наверное, отправиться в Байрлон или даже в Кэймлин. Я слышал, что в Кэймлине людей больше, чем во всем Двуречье. Там мы будем в безопасности. – Ранд попробовал засмеяться, но смех прозвучал совершенно неискренне. – Бывало, я мечтал о том, чтобы повидать Кэймлин. Никогда не предполагал, что все может обернуться таким вот образом.

Повисло долгое молчание, потом заговорил Лан:

– Я бы не считал Кэймлин безопасным местом. Если ты так сильно нужен Мурддраалу, то до тебя доберутся и там. Стены – не преграда для Получеловека. А ты будешь круглым дураком, если не веришь, что очень им нужен.

Ранд думал, что у него такое подавленное настроение, – дальше некуда, но после слов Лана он еще больше пал духом.

– Есть безопасное место, – негромко произнесла Морейн, и Ранд навострил уши. – В Тар Валоне ты будешь среди Айз Седай и Стражей. Даже в ходе Троллоковых Войн войска Темного опасались атаковать Сияющие Стены. Единственная попытка штурма обернулась их величайшим поражением, самым тяжелым за все то время. И Тар Валон хранит знания, которые мы, Айз Седай, собирали со Времени Безумия. Некоторые отрывки даже датируются Эпохой Легенд. В Тар Валоне, и только там, ты сможешь узнать, что нужно от тебя Мурддраалу. Почему ты нужен Отцу Лжи. Это я обещаю.

Путешествие в Тар Валон – просто немыслимо. Путешествие туда, где вокруг него будут Айз Седай. Да, Морейн исцелила Тэма – или, по крайней мере, выглядело так, что она это сделала, – но куда деваться от всех этих сказаний? И так-то не очень уютно себя чувствуешь, когда рядом в комнате одна Айз Седай, а каково будет в городе, где они везде?.. И она все еще не назвала цену за все. Цена была всегда – так говорится в преданиях.

– Как долго проспит мой отец? – наконец вымолвил Ранд. – Я... Мне нужно с ним поговорить. Нельзя, чтобы он проснулся и увидел, что меня нет рядом. – Ему почудилось, будто он услышал, как облегченно вздохнул Лан. Юноша пытливо взглянул на него, но лицо Стража ничего не выражало.

– Не стоит его будить до нашего отъезда, – сказала Морейн. – Я думаю, отправиться нужно вскоре после наступления темноты. Даже единственный день промедления может стать роковым. Будет лучше, если ты оставишь ему записку.

– Уезжать на ночь глядя? – с сомнением заметил Ранд, и Лан кивнул.

– Получеловек очень скоро сможет обнаружить, что мы уехали. Нам незачем облегчать ему задачу.

Ранд возился с одеялами. До Тар Валона – путь неблизкий.

– В таком случае... В таком случае лучше я пойду разыщу Мэта и Перрина.

– Я сама займусь этим. – Морейн проворно поднялась на ноги и с неожиданно вновь обретенной энергией набросила свой плащ на плечи.

Она положила руку на плечо юноше, и тот с огромным трудом сдержался, чтобы не отстраниться. Морейн не сжимала его плечо, но хватка была железная, – так палка с рогулиной надежно удерживает змею.

– Будет лучше, если этот разговор останется между нами. Понимаешь? Если кто-то из тех, кто нарисовал Драконий Клык на двери гостиницы, узнает о наших планах, они могут доставить нам кучу неприятностей.

– Да, я понимаю. – Ранд облегченно перевел дыхание, когда она убрала руку.

– Я попрошу миссис ал’Вир принести тебе поесть, – продолжила Морейн, как бы не замечая его реакции. – Потом поспи. Даже после отдыха тебе сегодня ночью предстоит тяжелая поездка.

Дверь за ними закрылась, и Ранд остался стоять, глядя на Тэма, – глядя, но ничего не видя. До самой этой минуты он не осознавал, что Эмондов Луг тоже часть его души, как и сам он – часть Эмондова Луга. Он понял это именно сейчас, потому что чувствовал, как мучительно и больно расставание с родной деревней. Его ищет Пастырь Ночи. Это невозможно – он всего-то фермер, – но пришли троллоки, и в одном Лан прав. Ранд не может рисковать деревней, понадеявшись на то, что Морейн ошибается. Он даже не может никому сказать, от Коплинов наверняка хлопот не оберешься, прослышь они хоть что-то подобное. Ему придется поверить Айз Седай.

– Не разбуди его ненароком, – сказала миссис ал’Вир, когда мэр, войдя, закрыл за собой и за женой дверь.

От покрытого полотенцем подноса, который она держала в руках, распространялись соблазнительные запахи горячей еды. Миссис ал’Вир поставила поднос на сундук подле стены, затем решительно потянула Ранда прочь от кровати.

– Миссис Морейн сказала мне обо всем, что тебе нужно, – тихо проговорила она, – но среди ее указаний истощения у изголовья Тэма не было. Я принесла тебе немножко поесть. Давай-ка, чтобы не остыло.

– По-моему, не стоило ее так называть, – сварливо заметил Бран. – Правильнее бы Морейн Седай. Она могла рассердиться.

Миссис ал’Вир любя шлепнула мужа по щеке.

– Предоставь мне беспокоиться об этом. У нас с нею был долгий разговор. И говори потише. Если разбудишь Тэма, то за это ответишь мне и Морейн Седай. – Она подчеркнуто выделила голосом титул Морейн, отчего требование Брана стало чуть ли не смешным. – Так, вы двое, не путайтесь у меня под ногами. – Нежно улыбнувшись мужу, миссис ал’Вир повернулась к Тэму.

Мастер ал’Вир расстроенно глянул на Ранда:

– Она – Айз Седай. Половина женщин в деревне ведут себя так, словно она из Круга Женщин, а оставшиеся – словно она троллок. Ни одна из них, похоже, не понимает, что, когда рядом Айз Седай, нужно быть осмотрительнее. Мужчины все время на нее косятся, но они-то хоть не делают ничего такого, что может разозлить ее.

Осмотрительнее, подумал Ранд. Слишком поздно быть осмотрительным.

– Мастер ал’Вир, – медленно произнес он, – вы не знаете, на сколько ферм напали?

– Пока я слышал, что только на две, считая и вашу. – Мэр помолчал, нахмурившись, затем пожал плечами: – Судя по тому, что здесь случилось, это, наверное, не все. Будь так, я бы порадовался, но... Ладно, еще до исхода дня мы, скорей всего, услышим и узнаем больше.