Серж Чупа
Антиинерция. I том


– Да, где там у нас таз?

Демонтаж:

– Что тут интересного?

Серж:

– Да вы мне рассказать не даете.

Гедре:

– Если про тебя, то в очередь, по-моему, все натурально. В смысле, чем этот сон от реальности …?

Серж:

– Да.

Прима:

– А во что одет, или тоже натурально?

Серж:

– В том-то и дело, что я в пластике.

Прима:

– Хорошо, что не в бумаге.

Серж повернулся к Алексу:

– Я прозрачный.

Гедре:

– Тоже новость.

Серж:

– На мне, вернее, во мне видно, как по каналам движется жизнь. Все соответственно цветам и по времени. В принципе, это часы, да, на часы похоже. Можно сверять, все синхронно.

Демонтаж:

– Хорошая идея. Я тебе советую Паше рассказать, нужен какой олигарх шестиголовый, потому что сделать эдакого стоит.

А вообще удобная вещь, в смысле, модель.

Потом повернулся к Приме:

– Верх груди – это вилочковая железа (тимус).

Серж:

– Вилочковая железа? Я о такой даже не слышал.

Демонтаж:

– Она у младенцев больше развита, интересный такой факт.

К определенному возрасту она рассасывается, заканчивается ее существование. Она находится, как уже сказал, вверху груди.

Серж:

– Она рассасывается, но находится.

Демонтаж:

– А вот у кого-то не рассасывается, наверное. Я хочу сказать, что у младенцев она есть всегда.

Серж:

– Да, я понял, у младенцев есть.

Гедре:

– А верх груди, где она когда-то была, соответствует лбу?

Демонтаж:

– Совершенно верно.

Гедре:

– А за что эта железа отвечает?

Демонтаж:

– За иммунитет.

– Там созревают Т-лимфоциты.

Серж:

– Есть такой синдром «Кавасаки», если знаешь?

Демонтаж:

– Слышал.