Серж Чупа
Антиинерция. I том


Палыч положил Пашку на живот, пошарил вдоль позвоночника пальцами, Пашка открыл глаза.

«Скажу как, неси в срубок, я паек соберу по ходу. А пока до врача», – распорядковал Палыч. Кликнул меня следом. В саду указал, какие веники, травные пучки сносить в срубок. Тут же на пню наколол дубовые и еще разные полешки, спонад корней отпилы.

Палыч:

– Это брось в котел и распали печуху. Юшку не забудь.

А печка-то, печка, в жизни ничего похожего не виделось. Такое странное дело, мне тогда мир вещей изменило. Лежак из кирпичей и глины, камеры с тазами, решетки из тонких реек. Я даже запалив печуху прилег на секунду. Понравилось. И с лежака глаза сразу в оконце, полилось мягким светом, дым. Тут же вскочил открыть юшку.

ЗЕМЛЯ

Да – Земляных Каналов

всего 4:

Желудок

Перикард

3-ая грелка

Селезенка,

а не только Желудок.

Кто из вас знает про 12 Ветвей?

Серж:

– Я.

Хаябуса:

– Да, но не идеально.

Прима:

– Все знаю.

Демонтаж:

– Это куча информации, лекция на полгода, без которой не знаю, как объяснить.

Хаябуса:

– А если сократить для маньяков?

Демонтаж:

– Желудок трансформирует плотное.

Перикард питает плотное.

Тройной обогреватель трансформирует, думаю правильнее сказать, разреженное, а Селезенка, в свою очередь, питает разреженное.

Плотное нужно называть Инь, соответственно, разреженное – Ян.

Серж:

– Соответственно.

Прима:

– Не начинай.

– Можно и другую пару: плотное – это Кровь, разреженное – это Ци, жизненная сила, понятнее нам, наверное, может так менее путанный образ будет: Ци – энергия, вот как-то так.

Серж:

– В японском сила – чикара (chikara), а чи – кровь.

Хаябуса:

– Звук похож, но иероглифы другие.

Прима:

– Не перегружайте, и без того уже.

Демонтаж:

– Да, я и говорю, самый простой образ – жизненная сила. Пока есть – человек живет.

Прима:

– Нет, значит нет. Где кровь, там живот.

– Где есть кровь, там и жизненная сила может действовать.

Для Юки это было третье посещение Вильнюса. Интуиция таки толкала очередной раз за подсказками. Каким образом даются нужные решения? Но получалось, и сейчас получается, Вильнюс не подводит с ответами. Что-то центральное пульсирует в голове, думает Юки. Тото-тото-тото, мысли не путаются, важный объект внимания стоит как пирамида. Такие отношения сложились у Юки с Вильнюсом.

Последний приезд стал самым странным. По телефону она отказала Сержу участвовать в проекте. Но через три дня, тут как тут, невозмутимо отвечает на странные вопросы самому вежливому работнику таможни Вильнюсского аэропорта, хотя это ее багаж вернулся с оторванной ручкой. Третий раз ее встречает при выходе отвратительный персонаж, который, кажется, потерялся во времени из 90-ых, он предлагает такси, не прекращая шелушить семечки.

Хаябусе хочется его пнуть. Везде так чисто, а он все оплевал вокруг скамейки. Но Хаябуса молча повела рукой, как будто переключила канал, в смысле «нет», а также нет ничего, на что хотелось бы тратить время. Дальше набор «дежавю», как будто Юки и не уезжала из Старого города, продолжение диалога, вот, что больше всего нравится, открываешь и заходишь в то же отделение своего мышления, время паузы аннулировалось. И там все те же персонажи, все просто продолжается.

Как сказал Демонтаж: «Все на месте, но в движении».

Дежавю еще в том, что Серж каждый раз пытается сдвинуть Демонтажа с места, а заодно всю Литву. Демонтаж же как упертая пирамида – «нет». На этот раз Юки хочет в частности знать, почему.