Оксана Петровна Панкеева
О пользе проклятий

Когда они подошли, Азиль и ее избранник с экзотической прической как раз только что удалились. Диего познакомил девушку со своими товарищами, усадил около себя и занялся мороженым.

– Не хотите что-нибудь выпить? – предложил он. – У нас тут только водка, но можно заказать что-то еще.

– Спасибо, пусть будет водка, – согласилась Ольга и подумала: «Для храбрости и непринужденности в общении. А также для облегчения грядущего стыдобища, когда он увидит мою квартиру».

Кантор спокойно, не удивляясь, налил ей и себе и обратился к товарищам на родном языке, поскольку другого они, видимо, не знали:

– Вам наливать?

– Давай, – отозвался большущий дяденька с усами, которого звали Торо. – А что это ты даму водкой поишь?

– Она сама согласилась. А тебе?

– Наливай, – оживился молодой франтоватый парень, которого Клара приняла за купца. – Слушай, Кантор, а что ты с ней будешь делать?

Четыре года иняза в университете даром не прошли. Мистралийский казался девушке итальянским, а итальянский, в свою очередь, так надежно втемяшился в голову Ольги, что девушка понимала практически все, о чем говорили новые знакомые. Вот только они, похоже, об этом не догадывались.

– Тебе какое дело? – Кантор недовольно посмотрел на спрашивающего.

– Ты же все равно с девушками не трахаешься, зачем она тебе? Дай я за ней поухаживаю.

– Сейчас я тебя выведу за дверь, – сказал Диего все тем же спокойным тоном, по которому невозможно было бы догадаться о содержании разговора, если бы Ольга не знала языка. – И так за тобой поухаживаю, что костей не соберешь. Если тебе нужна дама, иди по залу и знакомься.

– Тебе что, жалко? Ну попроси, чтобы она меня с подругами познакомила. Или пусть хоть посоветует, к которой можно подкатиться.

– Иди сам и знакомься, если тебе надо. Тоже, сводню нашел. – Кантор повернулся к Ольге и перешел на ортанский: – Давайте выпьем за знакомство и перейдем на «ты», если не возражаете. Мне так удобнее. А вам?

– Пожалуйста, – согласилась Ольга и утащила с тарелки соленый орех.

– Смотри-ка, у вас даже вкусы одинаковые, – засмеялся дяденька Торо. – Кантор, эта дама для тебя, как по заказу. Если она еще и мороженое так же ест, можешь сразу жениться, не прогадаешь.

– А водку она хлещет лихо, – заметил Ромеро. – Может, если я просто предложу ей два золотых, она и ломаться не будет? Не думаю, что ей кто-то заплатит больше.

– А может, я тебе предложу засунуть их себе в задницу и получить от этого удовольствие? – не выдержала Ольга.

Последовала немая сцена секунд на пять, после чего дяденька немедленно принялся извиняться, а Диего тихо захихикал, прячась за вазочкой с мороженым.

– Ты что, предупредить не мог? – обиделся Ромеро.

– Да я и не знал, – засмеялся Кантор. – Мы же только что познакомились. Так тебе и надо, чтобы не ляпал языком. Хотя бы извинился, свинья.

– Это я свинья? – надулся Ромеро и тут же обернулся к Ольге: – Послушай, я, конечно, был не прав насчет двух золотых, но Кантор у нас парень совершенно бесполезный для дам, а я очень даже ничего.

– Ромеро, заткнись! – крикнул Торо. – Кантор, сядь!

– Диего, – спросила Ольга, не столь для информации, сколько для того, чтобы отвлечь Кантора от его кровожадных намерений. – А этот парень, он у вас что, дурак?

– Полнейший, – поспешно ответил Торо. – Потому мы за ним втроем и присматриваем.

– Мало того что меня свиньей обозвали, так я еще и дурак? – оскорбился Ромеро. – Сама ты дура, не знаешь, с кем связалась! Кантор ненормальный псих и полный импотент, и водиться с ним могла разве что его зашитая наглухо подружка, такая же психованная…

На этот раз Торо не успел. Диего одним движением перепрыгнул через стол, на лету свалив разговорчивого товарища ударом ноги в переносицу, затем подхватил его и несколько раз ударил лицом о стену, прежде чем Торо добрался до места событий и остановил мордобой.

– Я знал, что этим кончится! – жалобно возгласил он. – Надо было его сразу увести! Чуяло мое сердце, что он сегодня договорится-таки! Кантор, сядь и успокойся. Ты перепугал свою даму.

Диего медленно разжал кулаки и вернулся на свое место. Молча взял бутылку, отпил из горлышка и достал из кармана сигару.

– Сволочь, – сказал он, нервно чиркая спичками. – Скотина. Падла. Ублюдок. Да как у него повернулся его поганый язык… как он вообще смел даже вспоминать про Саэту!

Подошел Дик, осмотрел место побоища и хмуро спросил, что здесь происходит.

– Все нормально, – сказала Ольга. – Ничего не случилось.

– Тут только что дрались, – не очень уверенно проговорил охранник.

– Уже все. Ну, съездил один другому по роже, так было за что, уж ты мне поверь.

– Горячие мистралийские парни… – проворчал Дик. – Чтоб больше этого не было. Что за вечер собачий, за каждым столом что-то происходит… Уже бегать задолбался. И что самое противное, самому подраться хочется. Надо было сразу закрыться, как Азиль советовала. Ладно, тихонько унесите пострадавшего, и… ушла бы ты отсюда, в самом деле. Не нравится мне все это. И тарелку из подола убери, а то встанешь и разобьешь.

– Где? Ой… – Ольга подняла с колен тарелку, упавшую со стола, и обнаружила, что в этом платье можно действительно только бежать домой, и притом бегом, по темным улочкам, тщательно прикрываясь плащом.

– Вот тебе и ой. Жаку привет передавай. Что это он не заходит? – все так же хмуро бросил Дик и быстро направился в другой конец зала, откуда уже слышался характерный звон бьющейся посуды.

– Посмотри, что ты наделал! – укоризненно сказал Кантору Торо. – То, что ты расквасил физиономию товарищу, я вполне могу понять, но ты напугал девушку и испортил ей платье, а это уже свинство с твоей стороны. Извиняйся теперь, как хочешь, а я отнесу Ромеро в комнату.

– Торо, – спросил вдруг Диего, – а тебе самому никогда не хотелось ему морду набить? Он ведь тебя достает не меньше, чем меня.

– У меня ко всему этому устойчивый иммунитет, – усмехнулся в усы Торо. – Поживешь с мое, и у тебя выработается. Действительно, пойдемте отсюда.

– Плащ мне принеси, пожалуйста. И шляпу.

– Ладно… – проворчал Торо, взвалил на плечо потерпевшего товарища и потопал на выход. Диего виновато посмотрел на Ольгу.

– Извини, пожалуйста, – покаялся он. – Я действительно так тебя напугал?

– Вообще-то, я не самая пугливая девушка в столице, – пожала плечами Ольга. – Но это было несколько… неожиданно.

– Я не хотел. Но этот козел меня достал. Ты же слышала, что он сказал.

– Догадываюсь, что страшнее оскорбления для мистралийца не существует в природе, – улыбнулась Ольга. – Только я не поняла насчет подружки.

– У меня была подруга, – вздохнул Кантор и печально потянулся за очередной вазочкой с мороженым. – Это долгая история и очень грустная, не буду тебе рассказывать. Но за это я мог бы его и убить.

Ольга вспомнила, что говорил о нем король, и подумала: «Скажи мне кто-нибудь полгода назад, что я свяжусь с киллером и буду этак запросто с ним тусоваться, не поверила бы… Да и не похож он на убийцу. И вообще, он симпатичный. Интересно, он действительно такой членопорядочный, как говорил король? Или просто нормальный мужик, а у мистралийцев считается подозрительным, когда человек не бегает за каждой юбкой?»

Диего запустил ложку в вазочку, зачерпнув чуть ли не половину ее содержимого, и снова виновато посмотрел на Ольгу.

– Не сердись. Хочешь, я тебе новое платье куплю?