Оксана Петровна Панкеева
О пользе проклятий

– Мне объяснял… э-э-э… один неклассический маг. Не понимаю, почему никто больше не видит Лабиринта.

– Не знаю. Попробуй и об этом магов спросить. Неклассических.

– Или мистиков, – посоветовал Эспада.

Кантор усмехнулся, но ничего не сказал.

Из ванны выбрался наконец Ромеро, и Торо поспешил занять его место.

– Что делаем вечером? – поинтересовался Эспада.

– Как – что? – жизнерадостно отозвался Ромеро. – Пойдем куда-нибудь, поужинаем. Может, с девушками познакомимся. Ты как насчет девушек?

– Мне все равно, – пожал плечами фехтовальщик. – Есть – хорошо, нет – и ладно. А для тебя это что, больной вопрос? Проблемы?

– У меня? – обиделся Ромеро. – По-твоему, если мужчина хочет пообщаться с девушками – значит, у него проблемы? Проблемы – это когда наоборот. Это к Кантору. И к Торо. А у меня как раз с этим проблем нет.

– Сейчас будут, если не заткнешься, – подал голос Кантор.

– Перестаньте, – спохватился Эспада. – Не хватало только скандала из-за такой ерунды.

– Ладно-ладно, обидчивые все какие…

– Куда пойдем?

– А прямо здесь, в «Лунном Драконе» и посидим. Я узнал, что сегодня тут будет просто цветник. Куча симпатичных библиотекарш.

– С кавалерами, – угрюмо заметил Кантор.

– Ну прямо-таки все с кавалерами! Хоть кто-то должен же прийти без кавалера. А тут и мы, все из себя красавцы.

– Это ты о себе? – ехидно поинтересовался Кантор.

– Нет, я обо всех. Что ты к каждому слову придираешься? Мы все ребята хоть куда, даже Торо не такой еще старый. Кстати, а почему он так избегает противоположного пола?

– Это его дело, тебе не кажется? – с некоторой угрозой в голосе произнес Кантор, надеясь, что болван наконец заткнется.

Дался ему этот Торо со своими странностями… А если так уж интересно, пораскинул бы мозгами да сопоставил такие странности товарища, как склонность лезть знакомым в душу с расспросами или неизменное отвращение к холодному оружию, которому Торо предпочитал тяжелую палку, обитую мягким войлоком на концах. Сделал бы из этого выводы и тут же понял, что отсутствие интереса к противоположному полу становится с этими странностями в один ряд и является вполне логичным и объяснимым…

– Да что у тебя, чего ни спроси, все не мое дело? Хоть что-то можно объяснить? Тебе самому-то не интересно, почему Торо никогда не интересуется девушками? Может, у вас одинаковые проблемы?

– Мне не интересно. – Кантор еще раз оборвал неуемного болтуна. – Я это знаю. И проблемы у нас совершенно разные, если это вообще можно назвать проблемами. А теперь я тебя в последний раз прошу заткнуться, озабоченный засранец, потому что, если ты еще что-то подобное скажешь, получишь в глаз без предупреждения.

Ромеро обиженно засопел и умолк.

Ольга чувствовала себя ужасно неуютно и неловко в платье с кружавчиками-рюшками и парадно-выходном чепчике. Платье на ней сидело как на вешалке и путалось в ногах, а чепчик с торчащей из-под него челкой делал ее похожей на Красную Шапочку. Умственно отсталую и в синей шапочке. Почему-то на остальных девушках все это смотрелось нормально, что угнетало Ольгу еще больше. Если бы вечеринка в «Лунном Драконе» не была формальным мероприятием, она не пошла бы на нее вовсе, чтобы не позориться. По счастью, благодаря советам его величества теперь у нее установились более-менее сносные отношения с частью коллектива. После того как Ольга действительно огрела шефа увесистым фолиантом на глазах изумленных сотрудниц и передала привет от короля, коллектив библиотеки резко раскололся на две фракции. Часть сотрудниц по-прежнему над ней хихикала, зато остальные прониклись небывалым уважением. Господин смотритель достал всех своей старческой любвеобильностью, и то, что он получил сдачи хоть раз, весьма библиотекарш потешило. Кроме того, народу стало интересно, каким образом его величество передает через Ольгу приветы, и несколько особо любопытных постарались это выяснить. Слово за слово, завязался нормальный человеческий контакт, перешедший вскоре во вполне приятельские отношения. Теперь, по крайней мере, с Кларой и Лаурой Ольга могла поговорить, не опасаясь нарваться на ехидную ухмылочку. Клара была девушка серьезная, вдумчивая и влюбленная в науку, работу в библиотеке расценивала как возможность бесплатно пользоваться книгами и проводила здесь почти все свое время. Ей страшно нравились Ольгины рассказы о мудрости и образованности его величества, и она носилась с идеей лично познакомиться с королем. Лаура же была неисправимо романтична и просто млела от таких понятий, как «любовь», «проклятие» и «судьба». Пока Ольга успела познакомить Клару и Лауру только с Жаком, и тем дело закончилось, поскольку королевский шут немедленно очаровал Клару, и та очень быстро заняла одно из ведущих мест в его расписании, напрочь забыв о его величестве, знакомство с которым отложилось на неопределенный срок.

– А почему вы без кавалеров? – спросила Лаура после первого же тоста, как только участники вечеринки занялись своими тарелками.

– Да у меня его нет, – пожала плечами Ольга. – А что, это обязательно?

– Не обязательно, – утешила ее Клара. – А Жак наотрез отказался идти. Не знаешь почему?

– Не знаю, – ответила Ольга. – А как у вас с ним?

– Ничего особенного, роман как роман. Этот Жак такой легкомысленный, просто ужас! Вчера я у него в гостиной столкнулась с какой-то шикарной дамой. Судя по тому как он перепугался, у него и с ней тоже… Просто невероятно ветреный кавалер. Я бы его сразу бросила, но он столько всего знает… Попозже брошу, как только он все мне расскажет.

Лаура влюбленно посмотрела на своего спутника и улыбнулась.

– Это, наверное, Эльвира была, – догадалась Ольга. – Как Жак ухитряется крутить несколько романов одновременно, просто поражаюсь.

– Уметь надо, – пожала плечами Клара. – Ольга, может, познакомишь нас сегодня с твоей подругой-нимфой?

– Если она захочет, – пообещала Ольга. – А зачем тебе?

– Мне интересно, какие они, нимфы. Сегодня она здесь танцует. Ты разве не знала?

– Нет. Я даже до сих пор не видела, как она танцует. Хорошо, я ее спрошу. А ты не боишься, что она в тебя заглянет и все о тебе узнает?

– А во мне нет ничего такого, чтобы скрывать, – пожала плечами Клара и оглядела зал. – Ну вот, только этого не хватало! На первый взгляд такое приличное заведение…

– Что не так? – Ольга проследила за ее взглядом и увидела четырех весьма живописных мужчин, вошедших в зал.

– Как – что? Мистралийцы пожаловали. Они же все сексуально озабоченные, эти горячие мистралийские парни. Сейчас немного выпьют, и хоть под стол прячься. Ты не знала?

– Что, действительно настолько? – удивилась Ольга.

– Бывают исключения, но редко. Основным достоинством мужчины у них считается приставать к каждой встречной даме.

Ольга принялась заинтересованно рассматривать вошедших.

Первым из-за своей странной прически бросался в глаза подтянутый седоватый мужчина лет сорока. Потом – пожилой усатый дядька примерно таких же габаритов, как принц Элмар, только потолще в талии. Третий показался Ольге знакомым. Не тот ли это самый Кантор, что приходил тогда к Азиль? Только тогда он был с усами, а теперь без. Может, просто похож… Не запомнила толком, а они все черные, смуглые, поди отличи… А четвертый… Симпатичный, но ничего выдающегося. Третий лучше. И первый ничего, но третий моложе.

– А что они тут делают? – спросила Ольга, проводив мистралийцев взглядом. – И почему их сюда пустили, если они такие невоспитанные?

– А под каким предлогом их можно не пустить, если они подходят под категорию приличной публики? – пояснила Клара. – Этот, который богаче других одет, видимо, состоятельный купец, а такие господа – желанные клиенты в любом заведении. Остальные – его охрана, без которой он, разумеется, никуда. В случае если они что-то неподобающее учинят, платить будет он, так что, по идее, сам за ними должен присматривать и пресекать попытки любых безобразий. Ну а практически, глянь на его рожу, сам же первый и начнет. Остается только надеяться, что у него хватит ума различить, где порядочные девицы, а где местные блудницы, которые только и ждут клиентов. Купцы обычно бывают здесь проездом и завтра двинут на восток, в Голдиану. А если у них в столице какие-то дела, тогда здесь несколько дней проведут. Но за это время весь город перевернут вверх дном, если каждый вечер будут так по трактирам ходить. Ты с ними осторожнее, не вздумай улыбаться, а то решат, что ты на все готова.

– Ничего, – невесело усмехнулась Ольга. – Если додумаются пристать, я им расскажу о проклятии, сразу отстанут.

– Купец, может, и побоится. А охранники парни лихие, головорезы, они со смертью на «ты», им твое проклятие до… не страшно, в общем. Так что и не думай их только этим отпугнуть.

– Что ты, Клара! – отозвалась сидевшая напротив Зиана. – Она, наоборот, надеется, что на нее хоть мистралиец позарится.

– Каждый понимает в меру своей испорченности, – немедленно отозвалась Ольга, жалея, что рядом нет Жака. Уж он бы сказал что-нибудь не столь банальное. Впрочем, и этого хватило. Зиана фыркнула и зашептала что-то на ухо своему кавалеру, после чего оба противно захихикали. Ольга гордо сделала вид, что это ее не касается, и продолжила исследование зала. Ее внимание привлек довольно громкий разговор в углу, где играли в карты. Она повернулась туда и сначала решила, что ей показалось. Потом – что она все-таки упустила что-то в этнографических лекциях Элмара. А потом – что перед ней просто еще один переселенец.

– Крупье мухлюет! – возмущенно возглашал он, хватая упомянутого крупье за отвороты ливреи.

– Полиция! – вопил крупье.