Елена Звездная
Мертвые Игры. О мстительных некромантах и запрещенных артефактах

– Да ничего-ничего, мне и отсюда хорошо видно, – соврала я.

– Странная ты, Риа, – произнес, отворачиваясь, староста.

«Только бы никто не взорвался… Только бы никто не взорвался…» – как заклинание повторяла я. Но вместе с этим росла уверенность – взорвется. Кто-нибудь обязательно. Потому что, кажется, невезучее меня в этой жизни только Гобби, так что мне конец. Определенно.

С этими мыслями я следила за схваткой оборотня и орка – красиво дрались, правда у Культяпки с фехтованием определенно было лучше, а вот оборотень вроде как был посильнее в магии, но ему это совершенно не помогало. Вспыхивали атакующие заклятия и гасли, ревело магическое пламя и тухло, гремел некромантический гром, и едва мерцала впитываемая будто воздухом молния. В общем, ничего не мешало Культяпке маневрировать телом, мечом и вообще в один миг, сделав выпад, проткнуть магичащего оборотня насквозь… Дальше, порубив умертвие в капусту, орк поднял руку, принимая поздравления.

Адепты неиствовствали! Носатый гордился. Гобби бдел.

Таким образом завершился второй раунд сражения, но все ждали явно третьего. Что примечательно – Культяпка тоже не ушел, а подойдя к дракону, встал возле него, уперев меч острием в землю и опираясь рукой и обрубком от руки на него. Вот этот момент мне сразу как-то странным показался.

– Яда!!!

Девичий крик взорвал толпу. Начался Хаос!

– Гархш! Гархш! Гархш! Гархш! Гархш! – орали мужские глотки на юге от полигона.

– Хаш-рар! Хаш-рар! Хаш-рар! Хаш-рар! Хаш-рар! Хаш-рар! – вопили тоже преимущественно мужские на севере.

– Яда! Яда! Яда! Яда! Яда! Яда! – визжали в основном девчонки… повсюду.

Странно, да? Надеюсь, это проявление женской солидарности. Но даже надежде вдруг стало стыдно, когда шагах в семи от меня какая-то экзальтированная девица вдруг завизжала:

– Норт, я люблю тебя!!!

Все обернулись посмотреть на девицу, даже Норт собственной персоной. Глазастый величественно повернул голову, кажется, даже улыбаясь, и вдруг застыл. Нет, он далеко был, расстояние и все такое, но вроде Дастел перестал улыбаться.

– Яда! Яда! Яда! – орали девчонки.

Потом послышалось:

– Норт! Норт! Норт!

А лично мне все еще странным образом казалось, что…

– Риа, а чего Дастел с тебя глаз не сводит? – вдруг спросил Иллис.

– С меня? – Я нервно хихикнула, умолчав о том, что, пожалуй, согласна с тем, что не сводит.

И быстренько отошла подальше от старосты, и вообще подальше, в толпу парней с параллельного потока. Обернулась… Странное дело – глазастый продолжал смотреть на меня. Прямо на меня.

– Да на тебя он смотрит, – обрадовал подошедший следом Иллис. – Ты шла, у него голова поворачивалась, я видел.

– Ыыы, – это не Гобби, Гобби все еще бдит, это я, да. – Слушай, Иллис, а чего это со следующей схваткой медлят? – перевела я разговор.

– Ну так дают всем поприветствовать бойцов, – поведали мне.

Хотелось подойти поближе к сетке, ибо теперь мы стояли в толпе, а мне с моим ростом было не слишком комфортно, но опасения удерживали на месте. Прочно удерживали.

Внезапно позади нас послышался недовольный гул, а затем мужская рука властно легла на мое плечо, и я услышала:

– Эй, побродяжка.

В этот миг мое сердце ухнуло куда-то вниз. Резко ухнуло. И холодок по спине. И ноги ослабли. И горло сжало спазмом.

– Ты, низкорослая, к тебе обращаюсь, – повторил парень.

Меня убьют. Потом воскресят и снова убьют. Потом еще раз, для оргии, а после я сама себя убью. Так воскресят же! А затем…

Парень вдруг с силой развернул к себе. Светлая кожа, черные волосы, черные глаза, тонкие губы – не глазастый, и не носатый, ну и, собственно, не рыжий даже. Зато, как и все некроманты, надменный и злой.

– Слушай сюда, – с нескрываемым презрением начал он. – Норт приглашает тебя на вечеринку по поводу его победы. Явка обязательна. Форма одежды, – меня смерили взглядом, – свободная. Место проведения – седьмой полигон. Имя?

– Ыыы, – это все еще не Гобби.

– Оригинально, – скривился некромант. – Ыыы, мой совет, – он вдруг склонился надо мной и выдохнул, – не опаздывай. Норт этого не любит. Пропуск.

И в мою ладонь вложили серебряную пластину на черной цепочке. Именно на нее я и смотрела, когда посыльный от глазастого величественно нас покинул. А я стояла и все смотрела на цепочку и пластинку, и…

– Э, Риа, совсем сдурела от радости? – Иллис подошел. – Надо же, на вечеринку Норта! Тебя половина Некроса убьет за возможность его заполучить.

– Норта? – несчастным голосом спросила я.

– Пропуск, – пояснил староста.

Медленно подняла взгляд на него… Затем улыбнулась и торжественно сообщила:

– Место проведения – седьмой полигон. Форма одежды свободная. И не опаздывай, Норт этого не любит. Пропуск.

Собственно, с этими словами я и вложила пропуск в карман его мантии, после чего поспешила вернуться на прежнее место, оттуда и Мертвые игры были лучше видны и вообще – окружающие меньше косились. Просто у некромантов слух очень хороший.

Вернувшись на свое место у сетки, я оглянулась на помост. Глазастый, явно издеваясь, чуть склонил голову, будто приветствуя меня. И вправду глазастый – все замечает. Демонстративно отвернулась и попыталась сосредоточиться на схватке, которая уже началась. Успела увидеть эпический момент – гештьяра плюет ядом в горгула и сбивает ударом хвоста змеелюда Хаш-рара. Вновь повернулась к помосту – два фаворита адепты Аргус и Найхед подскочили с мест и теперь держали браслеты возле губ, видимо отдавая команды своим бойцам, а вот Норт расслабленно восседал на своем месте, лениво переводя взгляд со своей гештьяры на меня и обратно. Он был совершенно уверен в победе, а вот остальные так не думали.

И неудивительно. Миг – и подскочивший змеелюд сверкающей молнией метнулся за ящерицей. Это была запредельная скорость – они передвигались столь стремительно, что все едва успевали следить. Вот гештьяра взбирается на дерево – змеелюд следом, Яда выше, Хаш-рар скользит по ветвям, в воздухе треск ломаемого дерева! Вспышка! Огонь охватывает древесную крону и, казалось бы, обоих бойцов, но Яда мгновенно спрыгивает наземь и стремительно несется на горгулла. Рев змеелюда сотрясает пространство. Внезапно гштьяра останавливается! Затем резко оборачивается назад, пристально глядя на дерево. Огонь не гас! Видимо, не только я ожидала, что сейчас магическое пламя впитается – Яда тоже, ну, или Норт. В следующее мгновение гештьяра помчалась к дереву, сверкающей молнией взобралась на него…

Адепты затаили дыхание. Да что там они – даже я дышать перестала!

Хруст! Треск ломаемых ветвей, и змеелюд падает наземь. Следом мягко, словно кошка, спрыгивает Яда, а затем совершает невероятное – хватает Хаш-рара за волосы и волочит по стылой почве. Первые пару шагов ее были видны глазу, но затем тело гаштьяры сливается в световое пятно, и мы вновь видим ее лишь у ворот на полигон. Движение головы, и ящерица выбрасывает змеелюда за пределы полигона. Она выбросила его, почти невредимого, и развернулась к новому врагу!

А все повернулись к участникам. Там, на помосте, хозяин Хаш-рара медленно подошел к Норту и протянул руку. Дастел, вроде как без ухмылок, поднялся, пожал. Даже отсюда, с расстояния, эта сцена выглядела очень… благородно.

– Тьма, вот это круто! – выдохнул Иллис.

– Что именно? – решила уточнить я, вновь разворачиваясь к полигону.

– Ну, Дастел выпускник, он и его команда последний раз участвуют в Мертвых играх, а вот Найхеду еще два года учиться, и то, что Норт не уничтожил змеелюда, это… в общем Дастел, похоже, передал эстафету Найхеду.

– Да я не про это, – прервала несколько нервно, – я про то, что…