Елена Звездная
Мертвые Игры. О мстительных некромантах и запрещенных артефактах

И холодный внушительный нос уткнулся мне в шею. Чесать у орка под шейкой я не буду! Не буду, и все.

– Хороший Культяпка, – прекращая радовать умертвий, произнесла я, осторожно поворачиваясь. – Очень хороший Культяпка, только мне правда пора идти.

– Ыырр, – ответил монстр, и одна рука вместе с одним обрубком крепко меня обняли.

Нежить – по сути трупы. Обниматься с трупом то еще удовольствие, особенно если труп не как мой Гобби, в котором костей больше, и вообще он помылся. Так вот орк, в момент становления нежитью, был, видимо, всего неделю как труп, соответственно запах…

– Пусти, Культяпка, – взмолилась я. – Пусти, пожалуйста, мне в общежитие надо, я…

– Хорррошо, – прорычал орк, а затем одним движением усадил меня на плечо. Свое, могучее плечище, и понес в направлении общежития.

Действительно понес и действительно к женскому общежитию. Находясь в совершенном шоке, я нервно погладила по лысой голове и искренне сказала:

– Спасибо, ты замечательный орк.

– Хрр, – отозвался Культяпка.

Оглянувшись, увидела торопливо идущего за нами Гобби. Яда и Коготь оставались сторожить своих подвергнувшихся магической атаке хозяев. Догадываюсь, что когда Культяпка донесет меня – тоже вернется. Так и вышло – поднеся к лестнице, ведущей в общежитие, орк осторожно опустил меня, затем произнес свое утробное «Хрр», развернулся и ушел в обратном направлении.

Я протянула руку Гобби, который опасливо обошел монстра, и едва наши пальцы встретились, потащила его в комнату. Свою.

Как-то слишком быстро я позабыла о Мертвых играх и нелепой победе. Я позабыла – адептки нет.

– И, все разом! – раздался вопль, стоило мне войти в просторный холл.

От подобной неожиданности я замерла, Гобби застыл позади меня, а толпа одетых в черные балахоны адепток Некроса синхронно, радостно и восторженно проорала хором:

– По-здрав-ля-ем!

Из толпы вышла куратор Тейша в иссиня-черной мантии, раскинула руки и со слезами на глазах выдала:

– Впервые в истории Некроса! Победное место в Мертвых играх! Девочка моя! Впервые в истории мы умыли весь мужской состав! Рия, родненькая, дай я тебя поцелую!

Мелькнула отвлеченная мысль про то, что я бы предпочла почесать шейку Яды или даже согласна на ухо Когтя, но только не… Поздно. Дородная куратор сжала в медвежьих объятиях с нечеловеческой силой. Захрустели кости… мои. Отчаяно.

На этом экзекуция не завершилась.

– Первое место, Каро! Первое место! Я горжусь тобой! – И я попала в объятия профессорши Хавен, высокой, сухопарой, худющей женщины.

Подозреваю, что после сих объятий у меня на щеке отпечатался рисунок ее ребер.

В процессе попытки удушения меня по причине великой гордости я искренне радовалась, что преподавательниц женского пола у нас всего трое, правда магианна Эшенр не менее тучная, чем…

– Дорогая моя девочка! – Нет, это были не медвежьи объятия, любой медведь был бы посрамлен в этот печальный для моего здоровья миг.

В позвоночнике что-то хрустнуло. Мне вдруг очень жить захотелось.

– Каро, дорогая Каро! – Магианна Эшенр отодвинула меня на расстояние вытянутых рук, вгляделась в мои перепуганные глаза. – Ты чудо! Ты гениальна, девочка моя! Первое место! Поверить не могу – первое место! И это в Некросе, где женщинам извечно отводится второстепенная роль, где процветают шовинизм, дискриминация по половому признаку и мужское превосходство подчеркивается во всем! Но сегодня, – она отпустила меня и, обернувшись к адепткам, вскинула вверх указательный палец, – сегодня мы доказали, что женщины ничуть не хуже мужчин! Мы лучше! Мы умнее, изворотливее и хитрее! Первое место, дорогие мои, первое место! И кто – девчонка-второкурсница! Это войдет в анналы академии, помяните мое слово!

И почему это у меня по спине неприятный такой холодок пробежал? А еще предчувствие нехорошее такое. С чего бы, да? Ну так причину я осознала, едва магианна продолжила речь:

– Некрос всегда был исконно мужской территорией! Где это видано – из двухсот преподавателей всего три женщины?!

Да, именно в этот миг я осознала страшное – быть мне козлом отмщения. В смысле козой. Разборки здесь свои, а я так… козой буду. Отмщения. Не выжить мне, это уже совершенно ясно, следовательно, в итоге преподавательницы будут по праву гордиться моей шкуркой. Жертвенной.

Магианна же продолжила:

– А разве это справедливо, что на выпускных экзаменах диплом некроманта получают всего двое из двадцати выпускниц?!

И все мысли о козах, жертвах и шкурках мгновенно покинули меня. Диплом! Мне нужен этот диплом! Необходим! Как свет, как воздух, как единственное средство, способное избавить меня от опекунства отчима. Без диплома женщина в нашем королевстве – никто. Собственность семьи, мужа, государства, в конце концов, но только не личность. Закончить Некрос и не получить диплом равноценно окончательному попаданию в загребущие лапы отчима! Ибо в этом случае он получает право решать за меня вопрос моего семейного благополучия, он выберет супруга и заключит брачный договор, он даже не погнушается жениться на мне, лишь бы не потерять мое наследство, которое на сегодняшний день является его единственной собственностью!

– Дорогая, ты побледнела, – обратила на меня внимание куратор Тейша.

Побледнела?! Да я медленно шла ко дну посреди холодного моря, без возможности не то что ухватиться за соломинку – позвать на помощь! Прошение о поступлении в Некрос подписывала я лично, правда уже после того, как меня поставили перед малоприятной реальностью и даже привезли в эту мрачную некромантскую обитель, но факт остается фактом – я подписала. Надеясь, что таким образом сокращаю годы обучения и избавлюсь от отчима на тринадцать лет раньше. Еще удивилась, что в Некросе нет студиозусов, обучающихся платно. Учитывая, что в столице мы общались со многими адептами, да и справочник абитуриента был изданием общераспространенным, о ситуации в других магических заведениях я знала, и везде имелись как платные, так и бесплатные места. В Некросе – нет. Академия находилась на балансе Министерства Магии и существовала на средства Ордена Некромантии. Стоило ли мне тогда подумать об этой странности? Несомненно стоило! Но тринадцать лет решили дело! Я подписала прошение и взялась грызть могильный камень основ науки о нежити. Я зубрила по ночам, нагоняя адептов в дисциплинах, от которых была так же далека, как суровый воин от возвышенного кулинара. Я так радовалась оценкам… И ложась спать, и просыпаясь по утрам, я мечтала о том дне, когда получу диплом и свободу! Я…

– Гобби, – свой голос не узнала, – идем.

Меня попытались окликнуть и даже вернуть – напрасно. Я в данный момент не хотела видеть никого и ничего. Впрочем, утрирую – кое-что видеть очень хотелось. И едва мы вошли в комнату, а Гобби, подняв табурет, уговорил лампу сиять поярче, я расстегнула его курточку и извлекла артефакт Кхада. Не скрою – ждала, что ртутной основы не останется – при активации она должна была впитаться в тело умертвия, но результат… Результат просто потряс!

– Гобби, – я расстегнула все до конца, – ты что-то чувствуешь?

– Ыыы? – переспросила нежить.

Понимаю его удивление – ему-то не видно. Медленно опустилась на колени, все так же потрясенно разглядывая сероватую, абсолютно здоровую кожу гоблина. Протянув ладонь, прикоснулась и поняла еще кое-что невероятное – она была теплая! Живая!

Я так с размаху и села на пол. Поверить не могу! Просто не могу поверить. Это невозможно. Это противоречит всем законам мироздания. Гобби мертв! Определенно мертв. Сейчас зима, так вот я могу с уверенностью утверждать – он был мертв еще ранней осенью. Но сейчас я сижу и не могу оторвать взгляда от восстановившейся и живой кожи на его груди!

– Ыы? – встревожился Гобби, и тревожился он явно за меня.

– Все хорошо, – попыталась улыбнуться и не смогла.

Слишком много эмоций, огромное количество догадок, и мысль – невероятная, необъяснимая, шокирующая! Мысль, вынуждающая сердце биться быстрее, а миллион светящихся точек прыгать перед глазами! Нежить обратима! В смысле обратима в «жить»! И ходячие мертвецы способны стать живыми! Невероятно! Просто невероятно. Но даже если это ошибка, даже если эффект временный, даже если моя догадка о воздействии амулетов неверна… Или верна?!

– Ыыыы? – Гобби присел на корточки, вглядываясь в мое потрясенное выражение лица.

– Встань пожалуйста, – шепотом попросила я.

Зомби поднялся. Все так же сидя на полу, я потянулась к нему, закатала штанину на той ноге, что была сломана, – и резко с шумом выдохнула! Передо мной была живая конечность! Обычная волосатая нога гоблина – теплая, с мускулами и кожным покровом и живая!

– Гобби, – голос вдруг стал сиплым, – мы будем участвовать в Королевских Мертвых играх.

На пол грохнулось бессознательное тело. Не мое. Я продолжала сидеть и потрясенно размышлять о случившемся. Амулеты – дело в них. Я сплетала целительские амулеты, исключительно по наитию заменив древо жизни на дерево, применяемое в некромантских ритуалах. Это произошло интуитивно, а оказалось – невероятно правильно. Эксперимент! Невероятный по сути эксперимент по попытке вернуть целостность костям нежити – и такой результат.


Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу