Елена Звездная
Мертвые Игры. О мстительных некромантах и запрещенных артефактах

– В таком случае я сниму сам. – Его губы заскользили от уха к шее. – И мы вовсе не будем осторожны. И на одном разе не остановимся. – Он оторвался от покусывания кожи на плече, взглянул в мои глаза и добавил: – Ты хотела поучаствовать в Мертвых играх? Напрасно, малыш, Мертвые игры тебе в любом случае не светят, но поверь, мы устроим тебе такие игры по-взрослому, что на любые другие сил не останется.

Теперь меня сотрясала крупная дрожь. Просто трясло, всем телом. Я знала, что с некромантами связываться не стоит, но даже предположить не могла…

– Амулет, – промурлыкал адепт Дастел.

– К демонам амулет, – носатый подошел ближе, – я слишком зол, чтобы ждать, пока ты наиграешься, Норт. Сорви его с малышки и учти – я первый.

Я не взглянула на некроманта, даже на слова не отреагировала – я не отрывала перепуганного взгляда от Дастела, ему же и прошептала:

– Пожалуйста…

– Тшш, – он приложил палец к моим губам, усмехнулся и жестоко произнес, – не выйдет, побродяжка. Ты можешь даже кричать во все горло, тебя никто не услышит. А единственное, что сможет проверить ректор, – это наличие синяков и ссадин на твоем теле. Но их не будет, малыш. Нам ведь совершенно не требуется тебя бить, чтобы получить желаемое. Нас трое, ты одна. Снимай амулет и обещаю – тебе даже понравится. Или не снимай, и тогда нам понравится куда больше, и даже не придется тратить время на твое удовольствие. Выбор за тобой, побродяжка.

Черные глаза с фиолетовым отсветом смотрели спокойно, чуть насмешливо и явно издеваясь. И тем противнее под этим безжалостным взглядом оказалось ощутить, как по щекам побежали предательские слезы. Горькие, бессильные слезы.

– Не поможет, – усмешка стала шире.

Закрыв глаза, я судорожно вздохнула и едва слышно прошептала:

– Я сниму…

Мои руки мгновенно отпустили. Но не меня. Дастел все так же наваливался всем телом, вжимая меня в твердые доски, справа стоял носатый, на его губах играла все та же жестокая усмешка, в глазах отчетливо читалось что-то пошлое и алчное, рыжий выглядел еще хуже – он тяжело дышал, и взгляд его блуждал по моим плечам и груди. Казалось, только Норта интересовал артефакт. Тот самый, который он ошибочно за амулет принял.

– Жду, – холодно напомнил Дастел.

И даже слегка отодвинулся, давая пространство для маневра. Опустив глаза, дрожащими руками я потянулась к цепочке, с трудом и с четвертой попытки расстегнула замочек, вздрогнула, услышав тихий звон, и не глядя протянула некроманту.

Холодные пальцы прикоснулись к моим, отбирая артефакт, и так как я все еще стояла с опущенной головой, увидела, как небрежным движением Дастел засунул его в карман брюк. Небрежно, безразлично, с полной уверенностью, что лишил меня единственной защиты.

– Я первый, – нетерпеливо напомнил носатый.

Норт показательно отступил на шаг. Жесткие пальцы обхватили подбородок, запрокидывая голову, рот некроманта накрыл мои губы. Поцелуй оказался наглым, безжалостным, но прервался быстро.

– Сладкая девочка, – произнес носатый, уже тоже тяжело и хрипло дыша, – а с виду не скажешь.

– Договоришься сейчас, и первым буду я, – бросил Норт.

– Или я, – рука рыжего скользнула по моему телу.

Хотелось реветь в голос. И еще вымыться. И жизнь исковеркать всем троим так, чтобы навсегда поняли, каково это быть униженным, оскорбленным и беспомощным. Чтобы осознали, уроды! Чтобы на собственной шкуре испытали, что это такое…

Но все, что у меня было, это артефакт и впитанная им энергия заклинания Дастела. Энергия, которую безвозвратно поглотил бы амулет, но был способен отдать артефакт.

– Моя, – хрипло произнес носатый, – да, побродяжка? Ну-ка, посмотри на меня.

Я подняла полный слез взгляд, взглянула в его темные глаза.

– Какая послушная девочка, – хмыкнул носатый, – а теперь поцелуй меня, милая. Давай, ты же хочешь, чтобы тебе не было больно, да?

– Да, – прошептала я помертвевшими губами, – не хочу.

И тут Дастел решительно произнес:

– Все, хватит.

Носатый поджал губы. Рыжий убрал лапы, скрестил их на груди и, прекратив изображать озабоченного урода, весело мне подмигнул.

– Норт, а я бы продолжил, – хмуро высказался носатый.

– Еще раз рискнет перейти нам дорогу, и продолжишь, – холодно произнес Дастел.

Рыжий, хмыкнув, добавил:

– Втроем продолжим.

Глазастый медленно подошел, отодвинул от меня не желающего останавливаться носатого и склонился надо мной, уперевшись руками в стену.

– Ты все поняла, да, побродяжка?

Широко распахнутыми глазами в ужасе смотрю на некроманта.

– Испугалась, да? – притворно-сочувственно поинтересовался парень. Затем, придвинувшись ближе, прошептал: – А теперь слушай внимательно, Каро, завтра утром ты отправишься к ректору и откажешься участвовать в Мертвых играх. Можешь рыдать, умолять, давить на жалость, мне плевать, как ты это сделаешь, но к полудню твоего имени не должно быть в списке победителей, иначе… – широкая похабная ухмылка.

Да, слов уже не требовалось – они наглядно продемонстрировали, что будет, если «иначе». Но и сдаваться вот так просто, после того унижения, что они заставили вынести, я не собиралась.

– А что, если, – нервно сжала края расстегнутой мантии, – я расскажу ректору правду?

– Я буду счастлив, – вставил носатый, – и первый.

Меня передернуло. Заметив мою реакцию, Дастел улыбнулся и, подавшись еще ближе ко мне, выдохнул почти в губы:

– Желаешь поиграть, малышка?

Я промолчала, вжимаясь в стену.

– А ты уверена, что готова на игры по-взрослому, мм? – Черные глаза с фиолетовыми всполохами смотрели, не скрывая издевки. – Ты пойдешь к ректору, малыш, наплетешь Гаэр-ашу все, что пожелаешь, и откажешься от участия в Мертвых играх. И поверь – мы еще очень мягко обошлись с тобой.

– Мягко?! – охрипшим голосом переспросила я.

– Чуть-чуть поставили на место, – подтвердил Дастел. – Ты наглая и хитрая, пришлось наглядно продемонстрировать, насколько ты беззащитная. Поверь, мы не хотели.

– Говори за себя, – вставил носатый. – Я – хотел. И мне понравилось.

– Я заметил, – не оборачиваясь и не отрывая от меня взгляда, произнес Норт.

– Кончаем спектакль, нужно проверить нежить. И да – по правилам мы сегодня получаем королевские свитки? – спросил рыжий.

– Завтра. – Глазастый все так же стоял, не меняя ни позы, ни объекта для пристального изучения. – И о тренировке мы подумаем тоже завтра. Сегодня гуляем. – Затем мне: – Ты ведь не забыла о приглашении, малышка?